aif.ru counter
75

Приморский историк: нашими политиками движет жажда власти, как во «Властелине колец»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Приморье 21/11/2012
Фото: Татьяна Григорьева

В стране - череда исторических юбилеев, поэтому президент Владимир ПУТИН объявил 2012-й Годом российской истории. Ученый, историк, археолог и антрополог Николай КРАДИН имеет свой взгляд на истоки государственности.

Большое видится на расстоянии

«АиФ-Приморье»: - Николай Николаевич, география вашей научной археологической деятельности широка - это Монголия, Китай, Сибирь, российский Дальний Восток. Исключительно Приморье вас не устраивает по размерам?

Н.К.: - Еще в студенческие годы я заинтересовался миром степных кочевников. Однако когда я попал по распределению во Владивосток, я стал участвовать в раскопках на севере Приморья и в Хабаровском крае Но меня всегда тянуло в степи. Именно тогда я осознал, что между монгольскими степями и Дальним Востоком были тесные связи и их нужно изучать.

«АиФ-Приморье»: - Неужели эта затея удалась?

Н.К: - Когда я получил возможность заниматься раскопками в Монголии, нам удалось выяснить, что в городах кочевых империй жили бохайцы. Они оказались там после того, как Бохай был разгромлен киданями и его народы были включены в империю Ляо. Многих бохайцев переселили в Маньчжурию и даже в Монголию. Сейчас мы работаем в Забайкалье, где ведем раскопки памятников эпохи Чингис-хана. Города и дворцы, относящиеся к той эпохе, построили чжурчжэни, которых пригнали из Маньжчурии и, возможно, даже из Приморья. Кстати, знаменитые драконы, которые были найдены во время раскопок Николаевского городища под Партизанском, попадались археологами в Республике Тыва, и в столицах Монгольской империи, и Золотой Орды. Сходство украшений говорит о том, что их делали мастера одной школы.

«АиФ-Приморье»: - Интересна ли вам история основания Владивостока?

Н.К.: - Я очень люблю Владивосток, но занимаюсь более ранними историческими эпохами. Точно знаю, что на территории Владивостока в средние века никаких крупных городов не было (смеется). Не было городов и позднее. Иногда в обыденных разговорах наши ближайшие соседи говорят, что здесь был китайский город, который назывался Ханшеньвэй (Залив трепанга). Это не правда. Здесь действительно были фанзы, жило какое-то население. Малонаселенность края описывается во многих путевых заметках, хотя бы в книге одного их моряков британского фрегата «Барракута», который побывал здесь в середине XIX века. Территория Маньчжурии и Приморья на протяжении многих столетий населяли тунгусо-маньчжурские народы, которые не являлись китайцами. Приток китайцев на территорию Приморья связан уже с освоением его русским населением. Поэтому с исторической точки зрения претензии наших соседей на данную территорию не обоснованы.

Белые пятна истории

«АиФ-Приморье»: - В этом году мы отмечаем 1150-летие российской государственности...

Н.К.: - Недавно я вернулся из Москвы, где проходила конференция, посвященная этому событию. Ученые, которые собрались на форуме, подтвердили, что в истории древней Руси еще много белых пятен. Археология сегодня корректирует наши познания о прошлом. Древний летописец Нестор утверждал, что призвание варягов в 862-м году стало отправной точкой в развитии государства. Но описываемые им факты касательно Новгорода и Киева не подтверждаются данными археологии. Эти города были построены несколько позже описываемых в летописи событий. Дело в том, что "Повесть временных лет" писалась спустя примерно два столетия после этих событий. У Результатам стала неточная хронология. Летописец – тоже человек, он может ошибаться и для него характерен свой субъективный взгляд на прошлое.

«АиФ-Приморье»: - Среди жителей Приморья бытует легенда о существовании на одном из островов дворца и подземной дороги. Так ли это?

Н.К.: - Это красивая легенда. Я знаю только один случай, когда легенда соответствует действительности. Уникальный дворец Пор-Бажын был открыт археологами только в Республике Тыва. На острове озера Тере-Холь был действительно дворец, который возвели во времена Уйгурского каганата для одной из жен кагана - китайской принцессы.

«АиФ-Приморье»: - Насколько мне известно, вы много времени в году проводите на раскопках. А когда улыбается удача, какие чувства испытываете?

Н.К.: - Я - не азартный человек, но мне кажется, что удача ученого сравнимо с ощущениями человека, сорвавшего джекпот. Жажда найти что-то новое толкает археологов на поиски и открытия даже несмотря на то, что это очень тяжелый физический труд. К примеру, в Монголии мы работаем под палящим солнцем, есть проблемы с водой. Временами температура воздуха днем поднималась выше 40 градусов. Тем не менее, каждую весну у археолога появляется «щемящее чувство дороги» и снова тянет в путь.

О властелинах колец

«АиФ-Приморье»: - Вы являетесь автором учебника «Политическая антропология». Какая связь у этой науки с археологией?

Н.К.: - Когда я еще только приступил к изучению кочевого мира, то меня не столько интересовали вопросы их хозяйства или этногенеза, сколько организация политической системы. Дисциплина, которая занимается изучением власти в традиционных и первобытных обществах, и называется политической антропологией. Когда в середине 90-х годов я читал этот курс будущим политологами и антропологам, то столкнулся с тем, что нет ни одного учебника. Тогда и возникла мысль восполнить пробел. Вскоре учебник был готов и даже получил гриф Министерством образования. Он переиздается в Москве уже на протяжении десяти последних лет.

Сейчас мы работаем с московскими коллегами над совместным проектом по вопросам возникновения государственности на Руси и в других регионах мира. Это будет сравнительное историческое исследование - как государство возникало в разных частях света. Это очень интересная дисциплина, которая наводит мостик между прошлым и будущим. Зачастую в политическом поведении наших современных руководителей можно найти немало схожего с тем, как вели себя первобытные вожди, ханы и короли.

«АиФ-Приморье»: - И что же ими движет?

Н.К.: - Жажда власти. У Толкиена во «Властелине колец», кольцо - это метафора власти. Оно меняет человека, оно пожирает его изнутри. Не случайно Никита Хрущев уже после своего снятия сказал в одном из интервью, что пресытиться можно практически всеми удовольствиями жизни. Только властью пресытиться нельзя.

В поисках себя

«АиФ-Приморье»: - Если бы вам представилась возможность снять фильм, то о чем или о ком он был?

Н.К.: - О Чингисхане. Хотя я не могу представить себя режиссером, но поучаствовать в написании сценария мог бы. Это один из персонажей многих моих научных исследований. В 2006 г. совместно с Татьяной Скрынниковой - крупным монголоведом из Санкт-Петербурга - мы написали о нем книгу. Казалось бы, тем избитая. К примеру, Сергей Бодров-старший снял прекрасный, с художественной точки зрения, фильм «Монгол». Тем не менее, образ Чингисхана недостаточно точно раскрыт в кинематографе, в лентах много исторических искажений. Важно, чтобы кинематограф не только мог доставлять эстетические наслаждения зрителям, но чтобы он заставлял их задумываться об истоках и причинах поступков. Хотелось бы показать трагедию этого человека и трагедию человечества. Его предали родственники и он не мог им этого простить. Но он любил свою жену и был верен своим друзьям. Они платили ему тем же. Без преувеличения можно сказать, что он изменил Мир, но его завоевания принесли кровь и смерть многим народам. Для меня грустный симптом, что американцы человеком второго тысячелетия назвали его, а не Леонардо да Винчи или Христофора Колумба, например. Этот выбор дает основание задуматься о нашей человеческой природе.

«АиФ-Приморье»: - Уходящий год в стране был Годом российской истории. Как вы считаете, достаточно ли о государственности вспоминать только в назначенные годы?

Н.К.: - Зачастую такие события превращаются в очередную кампанейщину. Это специфика и нашей нынешней ситуации. Кстати, в этом есть глубокая историческая подоплека. Россия долгое  время была традиционной страной и модернизационные процессы в ней начались гораздо позднее, чем, к примеру, в Западной Европе. А для крестьянского образа жизни характерна неравномерность ритма, то есть плавная спокойная жизнь зимой, потом посадка, прополка, битва за урожай и снова отдых. И это осталось в нашем менталитете, так как модернизация прошла очень быстро, а психология и ментальные установки меняются очень медленно.

«АиФ-Приморье»: - Судя по этой градации, что у нас сегодня - прополка или урожай?

Н.К.: - Только не прополка, пусть будет урожай! Я считаю, что история - это наше прошлое, а если мы забываем о нем, то неизменно обречены повторять одни и те же ошибки. Грустно, что об истории вспомнили только в этом году, но правильно, что это всё-таки произошло. Мне кажется, что этот год должен стать отправной вехой обращения к нашему прошлому, нашей культуре и вообще к поискам самих себя.

Досье

Николай Крадин родился в 1962 г. в поселке Онохой Заиграевского района Бурятской АССР. В 1985 г. окончил Иркутский государственный университет. В 1985 г. по распределению приехал в Приморье, в Институт истории, археологии и этнографии народов ДВ ДВО РАН. Член-корреспондент РАН; доктор исторических наук; профессор; зав. сектором политической антропологии в Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, зав. кафедрой всеобщей истории, археологии и антропологии ДВФУ. Награжден медалями научных обществ, лауреат международных премий и конкурсов. Автор более 380 научных работ, в том числе 9 монографий и 24 коллективных книг. Женат. Имеет взрослую дочь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество