329

Лестница в небо

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18. АиФ-Приморье № 18 05/05/2021
Мастер поражает и шокирует зрителя грандиозным замыслом.
Мастер поражает и шокирует зрителя грандиозным замыслом. / Фото из архива Олега Батухтина. / АиФ

Художник родился в преддверие Дня Победы. И это определило его творчество

ПУТЬ К УСПЕХУ БЫЛ ДОСТАТОЧНО ТЕРНИСТ И ОДНОВРЕМЕННО ИНТУИТИВЕН. РАБОТЫ ХУДОЖНИКА ВЫСТАВЛЯЛИСЬ ПРАКТИЧЕСКИ ВО ВСЕХ ГАЛЕРЕЯХ ПРИМОРСКОЙ СТОЛИЦЫ, МУЗЕЯХ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА, САНКТ-ПЕТЕРБУРГА, ЯПОНИИ, США, ЮЖНОЙ КОРЕИ. В КОПИЛКЕ МАСТЕРА – ДЕСЯТЬ ПЕРСОНАЛЬНЫХ ВЫСТАВОК И ДЕСЯТКИ КОЛЛЕКТИВНЫХ ПРОЕКТОВ. НЕСМОТРЯ НА ВСЕМИРНОЕ ПРИЗНАНИЕ, ОН ОСТАЁТСЯ ВО МНОГОМ НЕРАЗГАДАННЫМ ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ СОВРЕМЕННОГО ИСКУССТВА. НО, НЕСОМНЕННО, ГЛУБОКИМ И ИНТЕРЕСНЫМ.

Чем отличается табуретки, сделанные столяром и художником, и как стать знаменитым, живя в глуши. На эти и другие вопросы ответил художник Олег БАТУХТИН.

 

ДО ПЕРВОЙ ПТИЦЫ

 – Олег Анатольевич, работать с деревом вы начинали с детства?

– Я родился в приморском посёлке Хрустальном. Отец трудился при горно-обогатительном комбинате спасателем, в свободное время столярничал и занимался живописью. Сам я с ранних лет неплохо рисовал и естественно, как само собой разумеющееся, перенял навыки родителя. Пацаном выпиливал из дерева автоматы, раскрашивал стенгазеты в школе, участвовал в художественных выставках. После окончания школы меня приняли в Горный техникум Кавалерово на специальность «строительство дорог», два года отучился, бросил и поехал во Владивосток поступать в художественное училище.

 – Такой резкий поворот в судьбе?

 – Конечно, повлиял тот факт, что я воспитывался в династии мастеровых. К тому же школьником я очень интересовался искусством. Выписывал редкие журналы, благодаря которым увлёкся графикой, начал делать гравюры на липовых дощечках, покрытых лаком. В училище поступил на дизайнерское отделение, у меня преподавали такие мэтры, как Фернан Гибаевич Зинатулин и Олег Петрович Григорьев.

 – Вы учились в уходящую эпоху соцреализма?

 – Откровенно говоря, студенты так и норовили выйти за рамки социалистического реализма, ведь из-за границы к нам странным образом проникали мировые тенденции современного искусства. Вспоминается, как в СССР вышла книга «Модернизм», где некий искусствовед Кукаркин ругал западных художников. Но молодые люди не читали слова критика, а смотрели на иллюстрации работ. «Загнивающий» запад уходил от нас далеко вперёд, но мы не хотели отставать и учились у прогрессивного мира.

– После учёбы вы вернулись в Кавалерово. Чем был интересен этот период жизни?

 – При комбинате я создал художественную группу и вместе с другими мастеровыми разработал несколько прогрессивных интерьеров. В них было много абстракции и условностей, не все это понимали и принимали. Так, мы преобразили в духе современного искусства центральную районную библиотеку, все помещения – от коридоров до читального зала. Некоторые сотрудники учреждения остались недовольны – предлагали всё разломать и перекрасить. Но вдруг из Москвы приехала «высокая» комиссия. Её представители были приятно поражены тем, что в Кавалеровской библиотеке интерьеры лучше, чем в столичных! Библиотечные дамы ломать передумали.

 – А первая ваша значительная работа, которая экспонировалась на выставках?

 – Это композиция «Птица» середины 80-х годов. Весьма условная птица для восприятия неискушённого зрителя. Когда чёрно-белый оригинал уехал к коллекционеру в Питер, я сделал вторую птицу в красном цвете. И она нашла место в местной школе-интернате, где я организовал небольшую галерею из коллекционной живописи и моих скульптур. К удивлению администрации школы, дети ничего не сломали и не испортили!

НА 6 БАЛЛОВ!

– Какой вы прошли путь от простого столяра до признанного скульптора?

 – Долгое время мне было трудно вступить в Союз художников. Поначалу мои работы принимали со скрипом, живописцы (которых в союзе было большинство) смотрели на мастеров декоративно-прикладного искусства свысока. А потом на меня обратила внимание секция прикладников Союза художников. Первый значительный персональный проект – «Ступени познания», сначала он проходил в холле университета им. Невельского. Никто бы не заметил, если бы в этот холл не пригласили галериста Веру Евгеньевну Глазкову. Благодаря ей началась моя активная выставочная деятельность в Приморском крае. Ранее моё творчество высоко оценили в Японии и США, я принял участие в групповых выставках Тоямы, Сан-Диего. Яркие воспоминания остались после участия в международной выставке, проходившей в Республике Корее в 2015 году, запомнился и сахалинский международный фестиваль парковой скульптуры 2017 года.

– Высказывания, статьи искусствоведов насколько для вас значимы?

 – С точки зрения мировой галерейной практики, если на художника обратили внимание 3–4 серьёзных искусствоведа, он интересен. К моему счастью, про меня написали многие известные арт-критики Приморья – Ольга Зотова, Наталья Левданская, Людмила Козлова, Александр Лобычев. И это сильно повлияло на отношение ко мне в художественной среде: я вступил в Союз художников, получил признание как скульптор по дереву. Меня назвали актуальным, то есть сегодняшним. И я стараюсь идти в ногу со временем, следовать мировыми тенденциями.

– С каким деревом предпочитаете работать?

 – Раньше я считал, что произведения искусства деревянной скульптуры могут быть сотворены из цветных пород – бархата, тиса. Лично я много работал с липой. Потом понял, что материал не самоцель, главное – донести до зрителя свою стилистику, эстетику. Настоящие шедевры можно создать из фанеры, скрученной проволоки, подобное я увидел на выставке современного испанского искусства. Какое тонкое понимание неприхотливого материала! В персональной выставке 2019 года «Белые одежды» я использовал фанеру и сетки. С помощью экспериментальных материалов я создал один из крупных и значительных проектов – «Преображение» – большие инсталляции дома, двора, комнат, в которых отразилась эстетика мира моего детства. Выставка с успехом прошла в Приморской картинной галерее, Дальневосточном музее в Хабаровске.

Сегодня время самоутверждения для меня позади. Однако любые положительные отзывы не оставляют равнодушным. Так, в школе-интернате мы с её воспитанниками сделали удивительную по эмоциональному накалу композицию «Лестница в небо», собранную из множества разных лесенок, которые смастерили детские руки. Мой ученик Олег Лычко прислал из Петербурга от себя и коллег отличный отзыв. Оценили на 6 баллов!

Думаю, что искусство должно, прежде всего, воспитывать. Но гармоничного человека воспитает только гармоничная среда. Чем отличаются табуретки, сделанные столяром и художником? Первая будет прочной, вторая – произведением искусства.

НЕРАЗРЫВНАЯ СВЯЗЬ  

 – Согласитесь, далеко не все зрители понимают современное искусство?

 – Это вполне объяснимо. Люди будто на разных этапах развития живут. Одни в XVII веке, другие в XIX, третьи в XX. Думаю, нужно больше образовываться и смотреть уже в сегодняшний, XXI век.

 – Расскажите о месте, где вы творите?

 – Моё излюбленное пространство – две мастерские, одна в доме, другая на улице, летняя. Ко мне иногда приезжают молодые художники – поездить по красивым местам, набраться вдохновения, поработать. Им любопытно. А в мастерской всё обыденно – стоит пила, которой можно распилить доску под любым уклоном, вырезать из неё всевозможные формы… краски, разные инструменты, материалы. Ничего особенного!

 – Вы родились 8 мая, накануне Дня Победы. О чём для вас этот праздник?

 – В Союзе художников я как-то выставлял необычную скульптуру – солдата с автоматом, сделанного из заборного штакетника. Это образ простого русского деревенского парня, который выиграл войну. Мой отец воевал, был ветераном, и я часто вспоминаю, как он исполнял песню «Соловьи». Что добавить? Надо чтить свою историю. Во многом, всё моё творчество про это.

 – И вы не случайно остались на своей малой родине?

 – Малая родина многое значит для вдумчивого человека. Покинувшие посёлок друзья приезжают затем, чтобы посмотреть на сарай, вокруг которого в детстве бегали. Силу родовой памяти нам показывают птицы. К моему дому каждый год прилетают скворцы – они выводят птенцов, которые вернутся сюда же. Что ими движет? Невидимая связь с местом, где родился, вырос, присуща и людям. С местом, где мальчишкой ходил по сопкам, собирал шишки. Где стоял, очарованный тишиной зимнего леса, и вдруг услышал треск. Думал – это снег на морозе трещит, а нет – дятел стучит. Эти звуки тоже часть малой родины. Каждый человек испытывает подобные чувства.

ДОСЬЕ:

Олег Анатольевич Батухтин

Родился в 1957 г. в п. Кавалерово. Окончил художественное училище во Владивостоке в 1981 г. Член прикладной секции Приморского отделения Союза художников России. Член союза дизайнеров России (2001 г.) Учредитель деревообрабатывающей фирмы. Его работы хранятся в Приморской картинной галерее, Приморском отделении СХ, галерее современного искусства «АртЭтаж», «Арка», в других музеях и галереях страна и мира.

Лично я много работал с липой. Потом понял, что материал не самоцель, главное – донести до зрителя свою стилистику, эстетику.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах