496

Я помню ТВ черно-белым

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ-Приморье № 32 05/08/2020
Творческий состав одной из программ 80-90 годов.
Творческий состав одной из программ 80-90 годов. / Фото из архива Валентины Вороновой. / АиФ

Как телевидение изменилось и по форме, и по сути

ПРИМОРСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ ОТМЕТИЛО 65-Ю ГОДОВЩИНУ. ВЛАДИВОСТОКСКОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ, РОДИВШИСЬ НА ПЕРИФЕРИИ, НИКОГДА НЕ БЫЛО ПРОВИНЦИАЛЬНЫМ. ОНО ПЕРЕЖИЛО ВЗЛЁТЫ И ПАДЕНИЯ И СИЛЬНО ТРАНСФОРМИРОВАЛОСЬ.

В начале 90-х по популярности и влиянию приморцев на умы оно превосходило политиков и звёзд эстрады. Взглядом на происходящее в эфире, на новшества в вещании и тенденции поделилась журналист и публицист Валентина ВОРОНОВА.

 

Она пришла в приморское телевидение в эпоху застоя, захватила самый расцвет российской тележурналистики, а покинула профессию в начале её упадка.

Сегодня Валентина Воронова остаётся одним из основоположников телевизионных традиций в регионе, её мнение авторитетно в профессиональной среде.

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

Валентина Анатольевна, как строилась ваша телевизионная карьера?

– Пришла на Приморское телевидение в 1972 году, по распределению. Долгое время работала в главной редакции информации, где, как правило, репортёр проходит профессиональную школу. И уже во второй половине 80-х, с наступлением гласности, на приморском телевидении, как и во всех студиях страны, появились публицистические программы. На нашем телевидении такой передачей стала программа «Понедельник – день тяжёлый». Это было счастливое время и для нас, журналистов, и для зрителей: люди получили свободу слова. И оказалось, им есть что сказать, и как сказать, и кому. Появились абсолютно новые темы, новые герои и антигерои, а телевидение стало трибуной не только для начальства, но и для любого простого человека. Тогда же произошло и техническое переоснащение телевидения: пришла новая техника, мы получили современные видеокомплекты, нормой стали прямые эфиры, когда люди раскрываются во всей полноте характера, когда на экране видны эмоции, переживания, размышления собеседников. Это подкупало зрителя, вызывало доверие и сопереживание. Сегодняшнее же телевидение переместилось в пропагандистскую плоскость. Мне жаль.

Моя последняя работа на владивостокском телевидении? – Это очерк «Белые вороны стаей не летают» – в канун прихода губернатора Наздратенко, когда поступил указ об уходе с должности главы администрации Приморья В. Кузнецова. Руководитель компании Борис Васильевич Максименко, кто много сделал и для телевидения, и для меня лично, честно сказал: «Валя, тебе нужно уходить. А лучше уезжать». И снял очерк с эфира. Наступала смена вех.

Вы видели телевидение разных периодов, что менялось?

– Когда я пришла, телевидение ещё было чёрно-белым, но быстро развивалось. Историческим событием стал выход в эфир Владивосток – Москва по каналу спутниковой связи «Молния-1» нашего диктора Нелли Маркидоновой, 70-е годы. Это начало новой эпохи. А сегодня мы с Нелли Ивановной – на связи через интернет, о котором когда-то и мечтать не могли. Она живёт в Испании. Всё та же красавица. Всё та же опрятная, без мусора, речь российского диктора. В гости всё зовёт, а тут этот вирус…

Изменилось всё. В наше время для прямого эфира иногда нужно было организовать выезд ПТС (передвижной трансляционной станции). Это экспедиция. Чтобы сделать получасовую передачу, например, от подводной лодки (С-56), выезжало два автобуса. Человек 30. Целый ансамбль. И интервьюируемый легко мог забыть текст, а всё налажено, и останавливаться нельзя. И репортёр, изворачиваясь, должен был выходить из положения. Школа мужества!

Кто получил опыт прямого эфира, тот в любых СМИ сможет работать. Там надо собраться, держать всё в голове. Особенно если в прямом эфире собеседники подчас идейно ненавидят друг друга – их нужно развести и постараться не занять чью-то сторону.

Сейчас и телевидение другое, и оно вытесняется интернетом. Достал из кармана телефон – готов репортаж. Словом, если профессиональному телевидению 65, то это как у медиков: 65+ – возраст особого риска. Можно лечить, а можно отправить в жёсткий карантин.

ЗВЁЗДНЫЙ СОСТАВ

Новое время рождает звёзд?

– Звёзд немного, ибо телевидение хиреет. Не столько телевидение – журналистика. Когда не стало в эфире телекомпании «Восток ТВ», публицистика в эфире почти растаяла. Потом многие научились говорить, снимать, монтировать и выдавать. Среди блогеров появляется звёзд больше, чем в профессиональной журналистике – редакционной. И вот ведь закономерность: физик или историк может стать журналистом, а журналист физиком – увы.

Вернусь к передаче «Понедельник…». Вот фото настоящей звезды. Это Михаил Вознесенский. Он остался звездой приморского телевидения навсегда. (Мы с ним родились в одном роддоме на Пушкинской с интервалом в один день!) С тех пор, как он ушёл с владивостокского телевидения, новых звёзд такой величины не появилось. Не было до него и не появилось после.

У Вознесенского был дар. Звучит «Мотор!», и Михаил начинает говорить и захватывает аудиторию. Знаниями, словарём, жестикуляцией, обаянием. Он проводил международные телемосты: в 80-е и 90-е мы представляли интерес для всего мира. Миша мог провести практически без подготовки передачу на любую тему, касалось ли это атомохода «Косыгин», или проблем на сельской ферме. И в любом собеседнике мог раскрыть личность. Журналист тогда интересен, когда ему интересен каждый человек. Даже плохой. Хоть уголовник.

Я посмотрела, как краевое руководство в связи с юбилеем телевидения вручало телевизионщикам награды. А я же почти никого из журналистов не знаю. Даже тех, что считаются ветеранами, – я не помню материалов, о которых бы город говорил. Если бы было что-то в эфире такое, что действительно – «эх!», то мне бы позвонили и сказали – включи телевизор, но – редко.

Совсем никто не запоминается?

– Ну почему же. Оксана Данилюк – владеет темой всегда, человек хорошей речевой культуры, прекрасно смотрится, умеет слушать и слышать собеседника, выбрать актуальную тему. И если я, переключая каналы, попадаю на её программы, досматриваю до конца. И, думаю, что и зрители могут назвать её звездой.

Или видела недавно в эфире Ольгу Катренко. Репортаж из северных районов. Ольга – да, она звезда. С чувством вкуса, меры, с обширными знаниями, с умением владеть аудиторией. Ольга скорее кинодокументалист, чем репортёр. Достояние приморского телевидения. Профессионал европейского уровня.

Из ветеранов могла бы назвать Владимира Ощенко, но не буду: мы с ним в контрах (смеётся).

 Интересны материалы, в которых есть сюжет, сценарий, мысль, события и люди.

Что такое успех журналиста?

– Успех журналиста – популярность. Она приходит не тогда, когда маячишь на экране, а когда есть отклик зрителя. Вот не знаю, как сегодня с этим делом. Есть ли обратная связь. Полемика и разнообразие мнений остались только в интернете, в соцсетях. У штатных журналистов исчез кураж. А возможности технические – огромны. Журналисты утрачивают интерес к людям и к событиям. События освещают, которые велено, а люди и судьбы часто остаются за скобками.

А вы смотрите телевизор?

– У меня сегодня телеканалов – больше двухсот. Это в 80-е годы было два. Но мои интересы всё-таки – в поле интернета.

В стране сейчас не существует профессионального информационного вещания. Это связано только с властью. А журналисты опустили руки. Даст власть деньги – они будут её окучивать.

Помните эпоху губернатора Миклушевского? Многочасовые разговоры с чиновником. Спросите сегодня на улицах, как его имя-отчество. Я вот уже и не вспомню. А наш брат журналист-телевизионщик стремился в тот эфир изо всех сил. Формат? А зачем такой формат? Это бюджетные деньги. Эфиры по 3–4 часа. Бюрократическая жвачка. К счастью, нынешний губернатор этот «формат» самолюбования не принял.

Разнообразия мнений не осталось. И расцвела, на мой взгляд, очень вредная структура – пресс-службы. Их такое количество, и они настолько плодовиты, что суют свои пресс-релизы, куда можно и нельзя. А редакции не имеют права править. И получается одно занудство в тыщу экземпляров по всем каналам и газетам.

Исчез плюрализм мнений, а с ним и качественная журналистика.

Социальная роль журналистики ещё актуальна?

– Больше чем когда-либо. Напомню ленинскую цитату: «Мы должны делать постоянное дело публицистов – писать историю современности и стараться писать её так, чтобы наше бытописание приносило посильную пользу нашему движению». Универсальная фраза, согласитесь. Хоть и ленинская.

Крупные события нельзя замалчивать. Это непрофессионально. О вирусе: нам предлагают сводки оперативного штаба и редкие подсъёмки. А хотелось бы знать и другое: что там в учреждениях ФСИН, в воинских частях, в домах престарелых и закрытых медучреждениях, какова эпидемиологическая обстановка среди трудовых мигрантов? Хотелось бы видеть интервью поправившихся людей: как это – болеть вирусом. Важна информация и о том, сколько из нас пострадали из-за карантина и не получили плановой помощи, и как быть дальше. И каковы экономические прогнозы последствий пандемии.

Или события в Хабаровске. Мы слышим ли мнение приморцев? СМИ прячут голову в песок. Остаются социальные сети и интернет в целом. Мне кажется, что события с Фургалом – не причина, а повод. Так пусть люди выскажутся – чем вызван взрыв пассионарности.

 

ВРЕЗ: И вот ведь закономерность: физик или историк может стать журналистом, а журналист физиком – увы.

Досье:

Валентина Анатольевна Воронова. Родилась во Владивостоке. После окончания ДВГУ попала на работу в Приморский телерадиокомитет. С 1989 по 1995 год по опросам жителей края неоднократно признавалась Человеком года и самым популярным журналистом региона.

Замужем. Есть взрослый сын.

Кстати:

Первая на Дальнем Востоке телевизионная трансляция состоялась в 1953 году силами энтузиаста Виктора Назаренко. Сигнал удалось передать на расстояние менее 100 метров, буквально в соседний дом. А уже 11 января 1955 по приказу Министра связи СССР создан Приморский краевой радиоцентр.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах