aif.ru counter
21.03.2014 11:29
Римма Павлова
2879

Хоспис: врачи могут забрать боль последних дней

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. АиФ-Приморье № 12 19/03/2014
Помощь нужна многим пациентам.
Помощь нужна многим пациентам. © / www.globallookpress.com

Мне было очень сложно говорить. И сложно спрашивать. Трудно разговаривать с человеком, миссия которого насколько скорбна, настолько и благородна - забирать боль последних дней у людей, судьбой и болезнью приговорённых к смерти. 

Андрей Денеж, врач в третьем поколении, анестезиолог и реаниматолог по специальности и врач паллиативной медицины по зову сердца встретил меня в онкологической поликлинике, сразу после того, как принял дежурство. 

Римма Павлова: - Онкологии в Приморье не стало меньше? 

Андрей Денеж: - Не стало. Ни в крае, ни в стране, ни в мире. Более того, заболевания этой группы поднялись на второе место по уровню смертности. И если первое место всё ещё принадлежит сердечно-сосудистым заболеваниям, то второе до недавнего времени занимали «техногенные» трагедии. 

Андрей Денеж Фото: Из личного архива / Из личного архива Андрея Денежа

- Но рак лечится? 

- Вы же сами прекрасно знаете, что не всегда. Лечение зависит от множества факторов. Тех, кого вылечить не смогли, объединяет одно - тяжёлый, болезненный уход из жизни. И если есть возможность делать так, чтобы люди до последнего глотка воздуха ощущали себя людьми, а не комками боли, я буду это делать. 

- Как можно принять на себя такую ношу? 

- А как принимают её на себя хирурги, когда решаются на операции, исход которых не известен? Как принимают священнослужители? Как принимают люди, которым поставили страшный диагноз? 

- Но человек со страшным диагнозом принимает только свою боль, он один. 

- В том-то всё и дело. Он один, наедине с болью. А так быть не должно. Да, рядом чаще всего есть родные, но и им зачастую нужна помощь. Человек должен доживать свои последние дни и уходить по-человечески. Для этого и существует паллиативная медицина. 

- Я думала, для этого существуют хосписы. 

- Так и есть. Существуют хосписы, отделения и кабинеты паллиативной помощи. Это если мы говорим о России. Но в Приморье этого нет. Паллиативная и хосписная помощь - разные вещи. Хосписная помощь уже, чем паллиативная, она занимается пациентами, которым уже не показаны никакие виды лечения. 

Сделать 20 звонков

- Что же изменилось в системе? 

- В конце прошлого года министерскими приказами не только объединили две помощи в одну - паллиативную, сделав её как бы заглавной, но и обязали все медучреждения получить лицензию на её оказание. Благодаря такому нововведению в онкологической поликлинике, где я работаю, нет официального врача паллиативной помощи. Мы сейчас лицензию оформляем. Я пока работаю, как анестезиолог, благо эта специальность оставляет мне право снимать боль пациентам на законных основаниях. Вот только дело в том, что 10-15 процентам не помогают обычные обезболивающие, им помогают только наркотические препараты. И вот тут путь от просьбы «доктор, помогите, сил нет терпеть» до облегчения страданий удлиняется многократно. Потому что я обязан отправить больного обратно к терапевту. 

- Но почему такие сложности? Ещё не забылся случай, когда покончил с собой адмирал Апанасенко, человек, которого сложно обвинить в малодушии…

- Я не буду комментировать эту ситуацию. Я врач и не ставлю диагнозы понаслышке. Но если говорить о нашем крае, то могу сказать точно: для того чтобы выписать наркотик больному, даже с хроническим болевым синдромом, нужно потратить от двух до шести часов. Это без дороги в аптеку и обратно. 

- Почему так нескоро? 

- Согласно приказам ФСКН и Министерства здравоохранения наркотик не назначается одним врачом, и участковый терапевт, как правило, не имеет права допуска к таким рецептам. Если даже имеет, он все равно должен всё согласовывать с заведующим поликлиникой, перед выпиской наркотиков - созвониться с паллиативной помощью, заполнить журналы, выписать рецепты, составить расписание приема, проверить наличие льгот, сделать 20 звонков, и хорошо, если на все ответят. В аптеках не всегда есть полный комплект того, что нужно, значит, терапевту нужно созвониться с аптекой, найти замену лекарству. И выписать… 20 ампул. Чтобы через три дня человек пришёл за следующим назначением. 

- Такая практика по всей России? 

- Да. Но у нас в крае она ещё усугубляется тем, что врачи-терапевты, особенно в районах, - люди в возрасте, и это люди старой закалки. Они врачи от бога, но слова «наркотики», извините, просто боятся. Боятся, что их уволят, боятся визитов госнарконтроля. А потому, бывает, искусственно тормозят выписку таких препаратов. 

- А что, госнаркоконтроля бояться не стоит? 

- Если ты не нарушаешь закон человеческий и государственный, то зачем? Я занимаюсь паллиативной медициной почти 14 лет и за это время не помню случая, чтобы госнарконтроль переусердствовал. 

24 часа в сутки

- Чем же в этой ситуации поможет хоспис? Всех страждущих он всё равно не сможет обеспечить уходом. 

- Если бы в городе был хоспис с выездной бригадой, его пациенты находились бы дома под патронажем, служба хосписа всё бы это делала в режиме обычной работы. Заезжала бы по доверенности к терапевту, в поликлинику, аптеку, доставляла препарат, забирала использованные ампулы - а человек бы жил. Госпитализация в стационар предлагается в тех случаях, когда дома не удается справиться с симптомами болезни или гарантировать качественный уход. Стационар хосписа должен быть открыт для родственников и друзей  пациентов 24 часа в сутки. 

- Как он должен выглядеть? 

- Как он будет выглядеть, вы хотите сказать? Я занимаюсь его созданием с 2001 года, и он будет, я уверен. Нужно всего лишь отделение на 30 взрослых и пять детских коек. 

- Не мало? 

- Это количество регламентировано. Кроме того, будет работать выездная служба, о которой мы говорили. Она сможет обслуживать в десятки раз больше пациентов, чем стационар. Три автомобиля. Психолог - обязательно, средний медперсонал, врачи для корректировки терапии, обязательно амбулаторное отделение, куда можно прийти, проконсультироваться. 

Готовых помочь - много

- И вот на такое простое дело вы потратили более десяти лет? 

- Простое? Вы знаете, сколько писем я написал за это время, от губернатора до президента? Впрочем, писать письма несложно, что там, сел да написал... Сложнее получать отписки, и ещё отписки, и на приложенные к следующему письму отписки. Знаете, когда я собрал всю переписку и решил её подшить, понял, что проще взять в руки дрель, а не дырокол. Но даже не это самое трудное. Самое тяжкое - приходить на приемы и встречать стеклянные взгляды хозяев кабинетов, ходить и просить. Но хоспис будет. 

- Говорили, что он будет уже в следующем году. 

- Да, я был уверен в этом, пока не сменилось краевое руководство. С новыми чиновниками, курирующими здравоохранение, мы уже нашли общий язык, ситуация им понятна, но пока, видимо, до конца не просчитана. Мы же готовы приводить проект в соответствие с законом и регламентом, как только дадут добро и место в учреждении здравоохранения. Людьми, сочувствующими нашему начинанию, уже создан специальный фонд, на деньги которого будет оформлена проектно-сметная документация. У нас много людей, готовых помочь. Волонтеры готовы, к примеру, даже заняться  разработкой ландшафтного дизайна. 

- Господи, а ландшафтный дизайн зачем? 

- Я же говорю - человек должен уходить достойно. И жить до последнего глотка. Не воздуха - жизни. И уходить с благодарностью жизни. Я верю в Бога. В моей профессии без этого нельзя. Человек должен уходить, благодаря. Не врача - жизнь. А врач должен сделать так, чтобы это произошло, и сделать не за деньги. Одна из заповедей врачей паллиативной медицины - рождаться и умирать человек должен бесплатно. 

Досье

Андрей Денеж родился в 1974  г. во Владивостоке. Окончил медицинский университет. Кандидат медицинских наук. Женат, воспитывает  двоих  детей.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество