aif.ru counter
10.11.2014 11:57
422

Елена Марченко: Лошадь всегда поймёт, когда тебе плохо

С лошадью можно и поговорить, и вылечить болезнь.
С лошадью можно и поговорить, и вылечить болезнь. © / Татьяна Меель / АиФ

В ранней юности она была вспыльчивой и противоречивой. И знала уже тогда, много лет назад, что такая она благодаря предкам - кубанским казакам. А ещё нестерпимо тянуло к лошадям. Это происходило, видимо, тоже на генном уровне.

Сегодня Елена Марченко - педагог-психолог высшей категории, занимается с детьми, которым поставлен сложный диагноз. У них, у особенных детей, порой нет возможности не то, чтобы вспылить, - слова вымолвить. Они научили её терпению и вере в то, что она сможет их защитить. И стать проводником в окружающий мир. Лучшими помощниками в благородном деле стали лошади. 

Видят насквозь

- С лошадьми я начала заниматься ещё будучи подростком, даже имела разряд по конному спорту. Во время учёбы на факультете психологии параллельно осваивала теорию иппотерапии. В Москве окончила специализированные курсы по реабилитационным технологиям. Сегодня у меня десять лет наработанной практики. Так в моей судьбе соединились две линии: с одной стороны - любовь к лошадям, с другой - работа с детьми с ограниченными возможностями. Признаюсь, иппотерапия - не единственная методика, которую мне приходится применять в работе, но, наверное, одна из значимых. 

Доброе утро, четвероногий друг! Фото: АиФ / Татьяна Меель

- Насколько мне известно, представителей вашей профессии в Приморье можно по пальцам пересчитать. На ваш взгляд, почему? 

- Да, вы правы, желающих заниматься с особенными детьми не так много. Это тяжёлый труд, который многие специалисты просто не выдерживают. И в итоге работу меняют. Я осталась. Причём за 10 лет работы в реабилитационном центре многое пришлось перестроить в самой себе. Повернуть противоречия характера в благоприятную сторону. Сегодня я ясно осознаю своё предназначение в профессии и понимаю, что от меня - ни много ни мало - зависят судьбы детей. Тех, кто приходит ко мне за помощью. И которым мы в итоге с моими лошадьми помогаем. 

- Кстати, а как лошади различают людей? 

- Если бы они могли об этом рассказать! Думаю, что необходимую информацию эти животные считывают с нашей телесности, к примеру, по мышечным зажимам. Большинство из нас этого не замечают, при контакте мы больше смотрим друг другу в глаза. Лошади же воспринимают наш облик целиком, они по-своему сканируют людей. По внешним признакам могут понять наше внутреннее состояние. Они как цыгане - с хорошо развитой наблюдательностью. 

Вывести лошадку из стойла сможет и ребёнок. Фото: АиФ / Татьяна Меель

- Каждая ли лошадь может исцелять? 

- В принципе, лечить может любая лошадка, но важным фактором являются условия её воспитания. Если животное выросло в неблагоприятных условиях, если его обижали, то оно будет делиться с человеком только негативом. Злая лошадь изначально не доверяет человеку и не будет обмениваться с ним энергией. Поэтому так важен добрый нрав. Допустим, детям с аутистическим спектром подойдёт лошадка уравновешенная, общительная. Гораздо сложнее подобрать лошадь при лечении двигательных нарушений. При этом учитывается рост животного, длина и ширина спины и даже посад головы. Есть разные специфики отбора. 

Из колыбели в седло 

- Об иппотерапии в общих чертах знают многие. Что вам удалось привнести нового в это популярное направление? 

- Во-первых, это работа с грудными детьми. Большинство психологов начинают занятия по иппотерапии с малышами в возрасте от пяти лет. У меня катаются пятимесячные. Точнее, я беру грудничков на руки и езжу с ними по кругу. Показания к занятиям могут быть самыми разными - от незначительных нарушений сна до серьёзных отклонений в развитии. 

Вот такой он, домик для лошадей. Фото: АиФ / Татьяна Меель

- Интересно, чем лошадка лучше качающейся колыбельки или маминых рук? 

- Специалисты отмечают, для детей с задержкой развития (допустим, речи) хорошо использовать такт. У лошади шаг ровный, четырёхтактный, за минуту ходьбы животное совершает 110 вращательных движений корпусом по кругу. В таком ритме вестибулярный аппарат ребёнка начинает успокаиваться. К слову, это не просто катание младенца, это полноценное занятие, в процессе езды я читаю стихи, проговариваю считалки - в чётком ритме. Растёт ребёнок - и содержание занятий усложняется, и время увеличивается - от десяти до 40 минут. 

- Правда ли, что иппотерапия показана людям, часто болеющим простудными заболеваниями?

- Несомненно, ведь занятия проходят на свежем воздухе, который очищает лёгкие. Кроме того, во время езды работает 80 % мышц, поэтому усиливается обмен веществ. И, конечно, большую роль играет эмоциональное состояние. Эйфория так или иначе укрепляет общий тонус организма. 

Надеть сбрую и седло - тоже наука. Фото: АиФ / Татьяна Меель

«Приходится цокать»

- С животными-лекарями часто связывают истории чудесного исцеления. В вашей практике были подобные случаи? 

- Своих пациентов я порой наблюдаю несколько лет и отмечаю малейшие изменения в динамике болезни. Резкие скачки бывают редко, поэтому и вызывают мистические ощущения. Однажды после очередных занятий одна моя ученица внезапно села. Уселась на коврик как ни в чём не бывало. Притом, что у неё был сложный диагноз - ДЦП с поражением всех четырёх конечностей. Я знаю, что сегодня девочка ходит в школу, она - социально адаптирована, и это очень важно. 

- А какие отношения у лошадей и детей с аутистическим спектром? 

- У них больше всего развита тактильная связь с лошадьми. Детям-аутистам всё время нравится что-нибудь трогать, они лучше воспринимают информацию на ощупь, чем на слух. Так же, как и животные, они общаются жестами. Аутисты и лошади понимают друг друга без слов. Во время занятий ребятишки обожают гладить лошадок, расчёсывать их, постоянно перестёгивать прищепки на гриве. 

Эх, прокачу! Фото: АиФ / Татьяна Меель

- Как удаётся разговорить молчаливых пациентов? 

- Посредником между мной и молчунами как раз и выступает лошадь. Дети видят, что лошадка мне доверяет - постепенно контакт налаживается. И когда аутистичный ребёнок пробует отвечать на элементарные вопросы, для меня уже это радость. Во время езды активизируется работа мозжечка со всеми его функциями, тут же улучшается внимание, включается память и работает мышление. 

Иногда речь начинается со звуков, когда ребёнок начинает подражать лошади - цокать, причмокивать. Первые звуки могут получиться спустя долгий промежуток времени. Вот так и приходится терпеливо цокать - мне или родителям. А некоторым малышам так нравится иппотерапия, что они, напротив, начинают выдавать весь свой словарный запас целиком. Есть у меня один славный мальчик - он во время занятий длинные стихи читает. И не может остановиться. 

- И всё-таки, что для вас является главным в четвероногих терапевтах? 

- Это умение тебя выслушать. Когда становится плохо, можно прийти к лошади и рассказать ей всё, что наболело. Она будет стоять и спокойно слушать, не перебивая, не осуждая. Становится легче. И если дельфины лечат ультразвуком, то у лошади есть некое шестое чувство, которое развито у них сильнее, чем у людей. Это чувство защиты и какой-то безграничной отдачи. 

У лошадей - добрые глаза. Фото: АиФ / Татьяна Меель

Досье

Елена Марченко. Родилась в 1974 г. во Владивостоке. С 14 лет занималась конным спортом. Окончила факультет психологии Дальневосточной государственной морской академии им. адмирала Г. И. Невельского (сегодня - МГУ им. Г. И. Невельского). Работает психологом в реабилитационном центр «АЛЬТУС». Последние 19 лет активно проводит занятия по иппотерапии.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество