Примерное время чтения: 7 минут
59

Давайте бороться вместе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Приморье № 40 05/10/2022
Лечение онкологических заболеваний у детей сильно продвинулось – большинство детей возвращаются к нормальной жизни.
Лечение онкологических заболеваний у детей сильно продвинулось – большинство детей возвращаются к нормальной жизни. / pixabay.com / pixabay.com

Лечение рака у детей становится более щадящим

Более 70% детей в Приморье излечиваются от онкологических заболеваний, выходя в стойкую ремиссию. Для Краевого детского онкогематологического центра за его 30-летнюю деятельность – это хороший показатель, но не предел возможностей.

О том, как меняется подход к диагностике, лечению и реабилитации в детской онкологии рассказала заведующая Краевым онкогематологическим центром кандидат медицинских наук Людмила Минкина.

Реальные шаги

– Людмила Михайловна, когда только начал работать в Приморье детский онкологический центр, процент выздоровевших детей был около 10%. Сегодня 70% - прогресс налицо. В последние годы – чаще или реже диагностируют онкологию у детей?

– Во-первых, на достигнутых результатах останавливаться ни в коем случае нельзя. Во-вторых, количество заболевших детей - показатель стабильный – ежегодно 14-15 человек на 100 тысяч детского населения. Такие показатели характерны как для Приморского края, так и для всей России. Сегодня после проводимого лечения стало больше пациентов со стойкой ремиссией - они выздоравливают, получают профессии, создают семьи. Но сначала проходят сложный путь в лечении болезни.

Наиболее часто встречаются и хорошо изучены острые лейкозы, лимфогранулематозы, лимфомы – эти опухоли исходят из кроветворной и лимфатической ткани. Далее идут опухоли центральной нервной системы, нейробластомы, мягкотканые саркомы. В последнее время чаще сталкиваемся со случаями рака щитовидной железы. Нет ни одного органа, который бы не нёс в себе атипичные клетки, и они могут развиться в тяжёлое злокачественное заболевание при определённых условиях.

– Поговорим об инновациях. Правда ли, что препараты нового поколения способны творить чудеса?

– Действительно, во взрослой онкологии активно применяются так называемые таргетные препараты нового поколения. Но с детьми нельзя проводить такие смелые эксперименты, только после того, как препараты уже внедрили во взрослую практику и они зарекомендовали себя. Сегодня при лечении лимфом мы успешно применяем такой препарат. Ещё один подобный препарат применяется при онкозаболеваниях центральной нервной системы – он оправдал себя и дал возможность решить ряд серьёзных проблем. А ещё один уже в течение полутора лет внедряется в НИИ детской онкологии России.

Суть такова – с помощью новейших лекарств мы уходим от препаратов с тяжёлым токсическим действием. При этом срок терапии может сократиться в несколько раз. 28 дней вместо 6 месяцев при остром лейкозе – это реальный шаг вперед.

Поймать рак на ранней стадии

– Почему дети болеют раком?

– Современные учёные не могут однозначно ответить на этот вопрос. Жизнь ребёнка во многом зависит от родителей. Встречаются и генетические «поломки», заложенные несколькими поколениями. Опухоли растут от 5 до 10 лет. И если ребёнок заболел в раннем возрасте, он уже носил онковирус до появления на свет. Иммунная система способна противостоять тяжелому заболеванию.

В целом, ребёнок проходит сложный путь становления. Существуют возрастные периоды активного роста, развития центральной нервной системы, полового созревания. От рождения до года и подростковый возраст – периоды физиологического иммунодефицита. В эти периоды важно, чтобы ребёнок не болел – правильно питался, развивался физически. Большую роль играет психологический климат в семье, регулярное наблюдение у педиатра. Наша задача – уловить онкозаболевание на ранней стадии.

– Совершенствуются ли методы диагностики?

– Значительно. Мы уже не понимаем, как можно обходиться без компьютерной томографии, без МРТ – эти методы исследования прочно вошли в нашу жизнь. Последние три года в Приморье активно развивается позитронная эмиссионная томография (ПЭТ), помогающая контролировать опухоли на ранней стадии. На более тонком уровне проводится иммунногистохимическое исследование. Кроме этого, мы используем возможности лабораторий в центральных клиниках России – это дополнительные исследования, в том числе молекулярно-генетические. Это позволяет уходить в другую, более щадящую и прогрессивную философию лечения. Ведь как действует таргетный препарат? Он перекрывает злокачественную клетку и не даёт ей возможность размножаться. И так происходит относительно каждого заболевания.

– Какие этапы лечения проходит ребёнок, у которого диагностировали онкологическое заболевание?

– По-прежнему, мы применяем хирургический метод лечения, лучевую и химиотерапию. Лучевая терапия проводится в условиях краевого онкологического диспансера с использованием современного оборудования. В настоящее время обсуждается вопрос о закупке для онкологических учреждений края оборудования для позитронной терапии. Её действие наиболее эффективно при опухоли головного мозга. Пока же мы пациентов отправляем на данный вид лечения в Санкт-Петербург.

С помощью новейших лекарств мы уходим от препаратов с тяжёлым токсическим действием. При этом срок терапии может сократиться в несколько раз.

Химиотерапия обычно включает комплекс препаратов, и пока при большинстве видов онкологий – это достаточно длительный процесс. Так, химиотерапия острого лейкоза по последнему протоколу продолжается 6 месяцев, при солидных образованиях (от английского solid – твёрдый) в зависимости от стадии болезни курс лечения длится 8-10 месяцев. Легче проходить этот путь помогает большой блок сопроводительной терапии. Каждый ребёнок получает большой объём трансфузии препаратов крови, которые готовит Краевая станция переливании крови (тромбоциты, плазма и т.д.). В какой бы клинической стадии заболевания ни поступил ребёнок, он получает полноценное лечение, и даже дети, поступившие в 4 стадии, могут уйти в длительную ремиссию и прожить долгую жизнь. Всё зависит от чувствительности к препаратам, применяемым в лечении, которая очень индивидуальна.

Поток положительных эмоций

– Для ребёнка и его семьи онкологический диагноз – шок, большой стресс. Как с этим справиться?

– Дети младшего возраста не осознают, что они заболели, с подростками сложнее, но они умеют принимать решение. А родители часто уходят в дезадаптацию, у них происходит сильнейшая ломка стереотипов. Они готовы куда-то ехать, нестись, сразу всё решить. Вот поэтому в штате на всех уровнях лечения работает психологическая служба. В психотерапевтической помощи нуждаются не только дети, но и родители. Когда ребёнок начинает болеть – у мамы земля уходит из-под ног, потом появляется надежда. И я обычно говорю в таких случаях: «Никто не знает, что будет с нами завтра. Но давайте сегодня сражаться вместе, на войне как на войне».

– Творчество помогает?

– Психологи проводятся занятия по арт-терапии, музыко-терапии. Кроме этого, преподаватели 2-ой гимназии Владивостока обучают детей в школе «Учим, знаем!», чтобы ребята за время лечения не отстали от программы. Психологи подходят к каждому пациенту индивидуально – дети и их родители проходят тесты, рисуют, готовят поделки своими руками. И все здорово отвлекаются. Буквально в эти дни в центре работали представители российского фонда «Доктор клоун». Я сама наблюдала, как мастерски подходили участники фонда к каждому ребёнку. Вовлекли в процесс мам, и на них, обычно неулыбчивых, обрушился поток положительных эмоций. Они хохотали в голос. К слову, очень важно, что со всеми детьми в стационаре лежат родители, и по закону им оплачивают больничные листы. Присутствие родного человека необходимо.

– Вы работаете с рядом благотворительных фондов. Как они помогают?

– Порой сами родители не могут оплатить все расходы на лечение и реабилитацию ребёнка. Цель фонда – не просто помогать врачам спасать детские жизни, а делать абсолютно всё: это и психологическая помощь, лечение, анализы, закупка лекарств, средств гигиены, организация авиаперелетов в центральные клиники России. Фонд способствует и обучению специалистов центра – речь идёт об участиях в крупнейших семинарах и конференциях по онкологии. Добавлю, что основное лечение каждого ребёнка оплачивает краевой Минздрав, Фонд обязательного медицинского страхования. Мы получаем хорошую государственную поддержку. Допустим, только один блок терапии стоит около 200 тысяч – родители сами не потянут. Нам есть к чему стремиться: внедрять новые методы диагностики и терапии, улучшать условия пребывания пациентов. Кроме этого, принято решение о строительстве отдельного здания краевой детской клинической больницы. Тогда мы достигнем более высокого уровня в оказании помощи детям.

Досье

Людмила Михайловна Минкина

Заведующая краевым детским онкогематологическим центром, кандидат медицинских наук, детский врач-онколог высшей категории, отличник здравоохранения.

Окончила лечебный факультет Владивостокского государственного медицинского института в 1972 г.

Карьера: педиатрическая служба ДВМП: от участкового педиатра до заведующего отделения в стационаре; окончив клиническую ординатуру, работала ассистентом кафедры детских болезней ВГМУ, с 1996 г. – руководитель ДКОЦ при городской детской клинической больнице.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах