661

Спасать на самом краю

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 24. АиФ-Приморье № 24 10/06/2020
«Красная» зона сплотила врачей всех рангов.
«Красная» зона сплотила врачей всех рангов. / Фото пресс-службы ВКБ № 4 / АиФ

Зачем врачи идут добровольцами в «красную» зону?

ОНИ НЕ СЧИТАЮТ СЕБЯ ГЕРОЯМИ, ХОТЯ И РАБОТАЮТ НА ПЕРЕДОВОЙ. ЕЖЕДНЕВНО ЗАХОДЯТ В «КРАСНУЮ» ЗОНУ С ОДНОЙ МЫСЛЬЮ - ПОМОЧЬ ЛЮДЯМ, ЗАРАЖЁННЫМ КОРОНАВИРУСОМ.

Как коронавирус меняет жизнь, какой опыт можно приобрести за месяц работы с опасной инфекцией и почему без внутренней мотивации так сложно бороться с вирусом. На эти и другие вопросы ответил отправившийся добровольцем в инфекционный госпиталь в столице Приморья заведующий отделением скорой помощи Надеждинской центральной районной больницы Савелий КРУТИКОВ.

 

ПРОФЕССИЯ РИСКОВАЯ

– Савелий Владимирович, начнём с того, что далеко не каждый выпускник медицинского колледжа выберет специализацию фельдшера скорой помощи. Как сложилось у вас?

– Когда мне было 7 лет, я упал с дерева, получив тяжёлую травму. Потом родители рассказывали, что я потерял много крови, и врач-хирург стал мне донором. По этой причине с самого раннего детства я знал, что буду доктором. Родители не имеют отношения к медицине: отец гидроакустик, мама бухгалтер. Вырос я в глухом селе, и только такой случай, когда меня буквально вернули к жизни, повлиял на выбор. Что касается скорой помощи – я всегда хотел работать в экстремальном режиме, ни за что не усидел бы на месте, в поликлинике или стационаре. Параллельно обучаясь в медицинском университете, постигал азы профессии на скорой, а ещё работал спасателем в ГОЧС Владивостока. Каких только ситуаций не было: вытаскивали людей из огня и воды, заблудившихся в лесу, из завалов, ДТП. Моё призвание – людей спасать, на самом краю.

А почему пошли работать добровольцем в инфекционный госпиталь?

– В начале апреля Министерство здравоохранение края кинуло клич, и мы с другом-врачом, недолго думая, записались в добровольцы, решив, что такая ситуация случается раз в сто лет и нельзя оставаться в стороне. Если сейчас эпидемию не остановить, все силы не приложить, дальше будет только хуже. Пусть сегодня мы крепко и хорошо поработаем, чтобы завтра всем жилось спокойно. Буду честным до конца, сыграл роль и материальный фактор – врачи госпиталя получают достойную зарплату.

 – Страха не было?

 – Волков бояться – в лес не ходить. Врач вообще профессия рискованная. Работая на скорой, я с этим сталкивался не раз. Мы привыкли общаться с больными туберкулёзом, ВИЧ, а коронавируса вдруг страшно испугались. Принципы защиты от опасных инфекций придуманы много лет назад. Главное – следовать правилам, соблюдать противоэпидемиологический режим.

СТИМУЛ ПОБЕДИТЬ БОЛЕЗНЬ

– Что было для вас самым сложным в работе на передовой?

– Тяжёлым моментом было принятие стационарной службы, ведь большую часть жизни я трудился на выезде. А здесь нужно постоянно находиться в отделении, наблюдать пациента изо дня в день, видеть динамику болезни. Необходимо было перестроиться на стационарное мышление, и в этом мне помог великолепный коллектив. Меня приняли очень тепло, всё показали и рассказали, и теперь я могу рассчитывать на помощь заведующего отделением Дмитрия Фёдоровича Данилова круглые сутки, буквально в течение минут получить ответ. И если в обычной больнице чувствуется разделение по рангу – врач, медсёстры, санитарки, то здесь все медики сблизились, мы в одной сплочённой команде, обращаемся друг к другу на «ты» и стараемся держаться на позитиве. С нагрузкой справляюсь. Из дома самоизолировался, и мне предоставили бесплатно гостиничный номер - никаких бытовых проблем и полноценный отдых. Я даже попросил ставить меня чаще в дежурный график.

 – Как проходят ваши дежурные сутки?

– В госпитале я работаю врачом-реаниматологом (имею соответствующую специализацию), и мой день начинается с распределения среди коллег – кто и в какое время пойдёт в «красную» зону. Одеваюсь в противочумный костюм и в другие средства индивидуальной защиты, поднимаюсь наверх в отделение, где сначала мне рассказывают о состоянии пациентов, потом следует обход. После четырёх часов пребывания в зоне выхожу, проводя обратную процедуру. Перерыв уходит на заполнение документации, обед. Но если необходима экстренная помощь коллегам из «красной» зоны, к примеру, для срочной манипуляции – снова экипируюсь и поднимаюсь наверх.

 – Как вам работается в так называемом скафандре?

– Приноровился работать в противочумном костюме, который придуман в 20-е годы 20-го столетия и, несмотря на это, своей актуальности не потерял, на 100% он защищает от опасности. Костюмы одноразовые, при выходе из «красной» зоны подлежат утилизации. А с очками были проблемы, потому что они постоянно запотевали и были видны лишь силуэты пациентов, по сути – ничего. Мне удобнее работать в пластиковом щитке, который надевается на голову. Все средства индивидуальной защиты имеют сертификаты, так сейчас работают во всём мире.

С какими осложнениями коронавируса вы столкнулись?

– Основное – это тяжёлое поражение лёгких, дыхательная недостаточность, большинству пациентов поставлен диагноз «пневмония». Второй часто встречающийся симптом – тромбообразование, что наблюдается при инсультах, инфарктах, и это очень опасно и непредсказуемо.

НЕ СТАТЬ ЖЕРТВОЙ

– Больных стало больше?

– Могу сказать только на примере моего отделения, которое рассчитано на 17 человек, и пока оно заполнено. Бывают дни, когда многие идут на выписку, но проходит несколько часов, и в палаты вновь поступают новые больные. Ситуация стабильная, работаем в одном интенсивном режиме. Как правило, среди моих пациентов 1–2 находятся в тяжёлом состоянии – на ИВЛ. Когда отключаешь аппарат и человек возвращается к жизни, это воспринимается как чудо. По крайней мере, у врачей наступает облегчение.

– Кто чаще не справляется с коронавирусной инфекцией?

– Не всегда это пожилые люди. Спусковым механизмом становится наличие хронических и запущенных заболеваний, которые могут быть у человека в любом возрасте. Другой фактор – позднее обращение к врачу с симптомами ОРВИ. До последнего терпят, а когда попадают в стационар, бывает поздно – 90% лёгких повреждено. С COVID-19 пока очень много непонятного, непрогнозируемого.

А каково психологическое состояние пациентов?

 – Человек, попадая в реанимацию с одышкой, думает, что это конец, и начинает отрицать факт заболевания, просит перевести в палату. Разговариваю с такими пациентами, успокаиваю, им становится легче. Большую поддержку оказывают родственники, которые связываются с врачами, переживая за близких. Больной понимает, что его любят и ждут, это становится мощным стимулом победить болезнь.

 – Кто из пациентов вам особенно запомнился?

 – Моя любимая пациентка – дама солидного возраста, 68 лет. Она перенесла сложную полостную операцию, попала к нам в тяжёлом состоянии. Но она – женщина-боец, даже на ИВЛ пыталась делать дыхательную гимнастику. При серьёзном поражении лёгких она выкарабкалась, общается, идёт к выписке.

Семья вас провожала в госпиталь как на фронт?

– Никакого траура и прощального марша не было, только понимание. Врачи госпиталя каждую неделю сдают текст на коронавирус, что добавляет спокойствия жёнам и детям. И мы всегда на связи с семьёй.

Что бы вы сказали людям, которые не верят в то, что коронавирус существует?

 – Они не осознают масштаба трагедии, что беда уже не где-то далеко - в Китае или в Америке, а здесь. Человек сегодня должен не только за себя отвечать, но и за родителей, детей, которых может заразить, стать невольным убийцей. Если кто-то не верит в эту болезнь – милости просим в госпиталь, нам нужны санитары, волонтёры. Приходите, поработайте, и, думаю, ваше мнение поменяется на прямо противоположное.

Досье:

Савелий Владимирович Крутиков

Родился в г. Владивостоке в 1981 г.

Окончил школу в с. Сиваковка Хорольского района. Окончил медучилище в Спасске-Дальнем. Работал фельдшером на скорой Владивостока и параллельно учился в медуниверситете ВГМУ. С 2004 работал спасателем в городской службе спасения, потом в краевой. Работал в легендарной бригаде интенсивной терапии (БИТы). С 2016 – зав. отделением СМП Надеждинской ЦРБ. Женат, воспитывает троих сыновей.

Для справки

Стационар КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница № 4» в настоящее время полностью перепрофилирован под инфекционный госпиталь на 400 койко-мест. Для удобства персонала за счёт регионального бюджета организовано проживание в гостинице, предоставлен выделенный транспорт для доставки на место работы, а также детские сады для детей сотрудников медицинского учреждения.

Госпиталь оснащён необходимым оборудованием, которое поступило за счёт мобилизации из других лечебно-профилактических учреждений Приморского края. В больнице установлено более 140 аппаратов искусственной вентиляции лёгких. Осуществлено подключение к кислороду коечного фонда, и функционируют два отделения реанимации и интенсивной терапии.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах