599

Взгляд из красной зоны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Приморье № 29 15/07/2020
Сложно было поменять медицинский халат на защитный костюм.
Сложно было поменять медицинский халат на защитный костюм. / Фото Александра Хитрова. / АиФ

Молодым людям, избравшим медицину, пришлось быстро повзрослеть

С наступлением эпидемии коронавируса они окунулись в эпицентр борьбы с опасной инфекцией, полностью погрузившись в профессию, закалив характер, приобретя навык работы в экстремальных условиях. Но началось всё раньше.

 

25 апреля на базе Владивостокской клинической больницы № 4 открылся крупнейший инфекционный госпиталь на Дальнем Востоке, где лечат пациентов с COVID-19. Опытным врачам помогают более 50 молодых специалистов – 16 ординаторов и 36 студентов медицинских колледжей и вузов.

О том, как пандемия изменила жизнь молодых докторов, почему расслабляться рано, насколько страшно идти на работу в инфекционный госпиталь, рассказал врач-стажёр приёмного отделения и администратор терапевтического отделения Виталий АЛЯВИН.

Завязано на общении

 – Виталий, как вы попали в госпиталь?

 – До этого почти полтора года проработал стажёром в терапевтическом отделении Дальзаводской больницы. Получил огромный опыт, ведь, прежде всего, наш стационар ориентирован на сложные случаи – онкологию, СПИД, есть паллиативные пациенты. Когда человека уже невозможно спасти, в больнице созданы все условия, чтобы обеспечить ему достойный уход. Каких только ситуаций не было за время моей стажировки! Я видел, как люди выздоравливают, когда, казалось бы, уже ничего нельзя сделать. Можно сказать, с самого начала я познал суть медицины.

– Мужчины-терапевты вообще-то редкость. Почему выбрали эту специализацию?

– Я убеждён, что медицину выбирают те, кто любит работать с людьми, хотя эта мысль может показаться слишком общей. Кроме того, врач должен обладать сильным характером, не сидеть на месте, а профессионально расти и повышать квалификацию. Терапевт находится в постоянном контакте с человеком, видит полную картину состояния его здоровья, выставляет окончательный диагноз и назначает лечение. Многое завязано на общении, что мне всегда нравилось. Причём работа стационарных и поликлинических терапевтов сильно отличается.

– Когда пришла эпидемия, не захотелось уйти, отсидеться в стороне?

– Не было никаких сомнений. Нам сказали, что мы будем бороться с коронавирусом, и я сразу согласился. Сегодня о врачах говорят как о героях, и мы очень признательны за такое позитивное отношение, за благодарность. Но спасать людей – это наша работа, есть пандемия или её нет. Меня очень поддержали родные и друзья, по крайней мере, я ни от кого не услышал вопроса: «Зачем тебе это нужно?»

– Как проходит ваш рабочий день в приёмном отделении?

– С самого утра переодеваюсь в СИЗы (средства индивидуальной защиты) и начинаю принимать прибывших пациентов – осматривать, опрашивать, ставить первичный диагноз и назначать первичное лечение. Моя задача – оперативно и грамотно госпитализировать каждого человека в профильное отделение. В связи с большим количеством поступающих – в среднем около 30 пациентов в день – это сделать нелегко. Надо сказать, что к нам привозят больных с подтверждённым тестом на коронавирус. В основном по скорой помощи из дома либо из других лечебных учреждений, довольно редко пациент обращается самостоятельно. Соответственно, у большинства подавленное состояние, и с этим нужно справиться.

Со всех сторон сыплются вопросы: «Как долго нам лежать?», и нужно объяснить каждому про два отрицательных теста. Обычно молодёжь, заражённая COVID-19, относится к себе безалаберно, не отвечая на вопросы врачей, плохо реагируя на необходимость лечения в стационаре. Не все понимают, что исход может быть плачевный. Помню, как в первые дни моей работы в приёмном отделении в госпиталь поступила 19-летняя девушка, студентка медицинского университета. Держалась удивительно стойко и отвечала на все вопросы. Будучи заболевшей, помогла ещё и уговорить упрямых пациентов, за что я ей благодарен.

Без рисков и последствий

– Вам было страшно заходить в «красную зону»?

– Не скрою, изначально чувствовался дискомфорт, как перед всем неизвестным. Но когда понял, как действовать, как с этим бороться, страх прошёл. Сложно было привыкнуть к защитному костюму, поменяв на него лёгкий медицинский халат. В костюме жарко, он сковывает движения, ещё нужно было научиться дышать через плотную маску, а из-за слоя перчаток тактильная чувствительность при работе с пациентом значительно снижена. Но все привыкли, в том числе к общению через маску или респираторы: нас хорошо слышат, лишь иногда приходится усиливать голос, повторять просьбу. Максимальное количество времени пребывания в «красной зоне» доходило до 6 часов, но это предел, в среднем работаем по три-четыре часа, после чего меняемся.

– К кому вирус особенно зол?

– COVID-19 выбирает прежде всего людей с ослабленным иммунитетом, хроническими заболеваниями, ВИЧ. У каждого третьего пациента проблемы с сердцем. В основном к нам поступают люди старшего возраста, поэтому необходим особый уход и особенное отношение. Приходится их морально поддерживать, ведь настроение поступивших по скорой порой падает ниже нуля. Объяснять, что все мы находимся в одной лодке, что им будет оказана помощь в полном объёме.

– Чем для вас необъясним коронавирус?

– Часто болезнь сопровождается вирусной пневмонией, поступают пациенты с 80% и выше поражением лёгких, то есть на грани. Непонятно, но иногда человек с таким диагнозом чувствует себя вполне нормально, он может сопротивляться, отказываясь от реанимации, считая, что это просто одышка и ничего страшного. И всё-таки чем дальше мы лечим, тем больше людей выкарабкиваются из тяжёлого состояния. Пациентов, которые побеждают болезнь с нашей помощью – «чудесным образом» или «всем назло», сегодня предостаточно. Накануне мы выписали несколько человек, поступивших в реанимацию с поражением лёгких от 60% и выше. Необходимо знать: чем раньше начать лечение, тем больше шансов обойтись без рисков и последствий. И это становится большой мотивацией для наших пациентов.

 Один заражённый, контактные все!

– Интересно, а каков средний возраст врачей госпиталя?

– В нашей больнице хватает и молодых, и опытных специалистов, и они уравновешивают друг друга. Мы поняли, что во время пандемии сильно стираются различия между медиками: санитары, медсёстры или врачи высшей категории – все сплотились вокруг одной цели. Востребованы реаниматологи, неврологи, хирурги, терапевты, пульмонологи, кардиологи, терапевты, все специализации. Наблюдаю, как самоотверженно трудятся на должностях среднего и младшего медперсонала студенты. Приходят и волонтёры, помогая перевозить вещи, транспортировать пациентов, ободрять больных.

– Кто из коллег за время пандемии стал для вас примером?

– Заведующая приёмным отделением Анкифорова Сабина Сергеевна – это человек, который всегда поможет, подскажет, ответит на звонок даже ночью. То же самое я могу сказать обо всех заведующих отделениями нашего госпиталя и о начмеде – Наталье Александровне Дицель, главвраче Елене Валерьевне Новицкой. Благодаря им в коллективе нет конфликтов и самые сложные вопросы быстро решаются.

– Как вы сами изменились за время работы в госпитале?

– Интерес к медицине только возрос, хотя и стало понятно, каково работать в таких тяжёлых условиях. Это очень ответственная работа, но я не вижу себя ни в какой другой профессии. Качество лечения от COVID-19 с каждым днём растёт, и больше возникает сострадания к заболевшим.

– Сегодня постепенно снимаются ограничения по коронавирусу, значит ли это, что мы должны забыть о мерах предосторожности?

– Пока я работаю в госпитале, живу один на съёмной квартире и стараюсь по минимуму её покидать, ограничиваясь маршрутом дом – работа. Хожу в маске, к тому же все врачи госпиталя регулярно сдают тесты на COVID. Считаю, что санитарные правила нужно выполнять. Маску носить обязательно, ведь человек не может быть уверен, что не заражён и не опасен для окружающих.

– Насколько велика разница между миром, в котором идёт борьба с инфекцией, и миром обывателей, которые предпочитают не верить в это?

 – Человеку свойственно сомневаться во всём и, возможно, это некая защитная оболочка. На самом деле нужно меньше посещать места большого скопления людей. Я не говорю вообще не ходить на улицу, в магазин или на природу. Но как минимум пока от массовых мероприятий воздержаться. Если в толпе один заражённый, то контактные все остальные.

– Когда выписываете очередного пациента, какие эмоции испытываете?

– Облегчение. Осознаю, что с каждым выздоровевшим больных всё меньше, и тем ближе время, когда всё это закончится.

Досье

Виталий Александрович Алявин

 Родился 07.09.1994 г. во Владивостоке, окончил лечебный факультет ТГМУ в 2018 году, в 2020 году – ординатуру по специальности «кардиология», на данный момент работает в многопрофильном стационаре КГБУЗ ВКБ4, в должности врача-стажера приёмного отделения.

ВРЕЗ: В основном в госпиталь поступают люди старшего возраста, поэтому необходим особый уход и особенное отношение. Им говорят: все мы сегодня в одной лодке, вам будет оказана помощь в полном объёме, но бороться за жизнь нужно вместе.

КСТАТИ:

На протяжении последних недель ежедневно коронавирусную инфекцию выявляют в среднем у 50 приморцев. В крае действует масочный режим, Минздрав и Роспотребнадзор рекомендуют жителям Приморья соблюдать соответствующие меры безопасности.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах