524

За пределами нормы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. АиФ-Приморье № 45 05/11/2020
Врачи борются за каждую жизнь.
Врачи борются за каждую жизнь. / Фото Александра Хитрова. / АиФ

Коронавирусная кривая в стремительно ползёт вверх 

«ВТОРАЯ ВОЛНА ПАНДЕМИИ», «ВОЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ», «НАСЛОЕНИЕ ОДНОГО ВИРУСА НА ДРУГОЙ» - ЧТО СТОИТ ЗА ЭТИМИ ФРАЗАМИ, НАИБОЛЕЕ ЧАСТО ВСТРЕЧАЮЩИМИСЯ В ЗАГОЛОВКАХ КОВИД-НОВОСТЕЙ?

Реальную картину знают только практики, работающие на передовой, в «красной зоне», и это длится уже более полугода.  Осенью они лечат и спасают жизни в режиме перегрузки. Количество госпитализированных в больницы неуклонно растёт. Примером может служить инфекционный госпиталь, который с апреля работает на базе Владивостокской клинической больницы № 4.  За полгода через стационар прошло более 4,5 тысяч пациентов, более 350-ти - через отделение реанимации.  В течение последнего времени в очень тяжёлом состоянии находится в среднем 25 человек.

 

О буднях реанимационного отделения госпиталя рассказал его заведующий, врач высшей категории Дмитрий ДАНИЛОВ.

ИНТЕРЕСНАЯ ПРОФЕССИЯ

 - Дмитрий Фёдорович, врач-реаниматолог - для вас это призвание с детства?

 - Ещё ребёнком во дворе я наблюдал, как к дому подъезжает машина скорой помощи, и оттуда выходят красивые люди в белых халатах. Это чисто детское абстрактное впечатление, но у меня почему-то сложилось мнение, что доктор - очень интересная профессия. После школы некоторое время я колебался с выбором, думал, кем лучше стать - врачом или морским капитаном? Потом решил, что можно и доком в моря ходить, поэтому отправился поступать в медицинский институт. Зачислен был только со второй попытки, а свободный год отработал санитаром на скорой помощи.

— Это не отбило желания идти в медицину?

- Я ещё больше утвердился в мысли, что мне нравится эта профессия. На «скорой» - особая специфика работы, много разных случаев, много экстренных, и нужно уметь быстро принимать решение. После окончания института, интернатуры, я пять лет проработал на скорой помощи реаниматологом. Было время, когда экстренная службы была отделением «тысячекоечной» больницы, и реаниматологи «скорой» объединялись со стационарными врачами. Работа сопровождалась преемственностью. И здесь, в ВКБ 4, я пришёл к своей цели, пройдя путь от санитара скорой до заведующего отделением реанимации.

ДЕЛО НЕ В ЧУДЕ?

 - Ко дню сегодняшнему. Чем для вас стало время коронавируса?

- За несколько месяцев работы к нам пришло более ясное и глубокое понимание происходящего. Исторически так сложилось, что «Дальзаводская» больница всегда специализировалась на сложных пациентах. Пациенты, в принципе, остались те же самые, с той же хроникой и патологией - соматической, хирургической и т.д. Только добавилась ещё тяжёлая вирусная пневмония, которая усугубляет течение основного заболевания.

Конечно, поначалу было много неясного, мы погрузились в новую реальность, оттачивая каждое действие по оказанию помощи пациентам.  А сегодня уже воспринимаем работу с тяжёлых СИЗах как само собой разумеющееся. Для меня пандемия - особые условия борьбы с опасной инфекцией. Раньше ни с чем подобным и в таких масштабах мы не сталкивались. Холеру и чуму изучали только по учебникам. Радует, что научились правильно работать. И если это война (хотя я так не считаю), думаю, что мы победим.

- Осенью эпидситуация резко ухудшилась. У вас в целом в госпитале превышен лимит пациентов. А что касается реанимационного отделения?

- Количество тяжёлых больных увеличивается. Сегодня (29 октября) в реанимации находится 25 человек. Поступает много людей, которым требуется лечить серьёзные недуги, одновременно их состояние осложняется коронавирусом. Мы вынуждены оказывать им двойную помощь.  Допустим, есть пациенты в критическом состоянии, которые нуждаются в заместительной почечной терапии, с инсультами, инфарктами, тромбозами, с нарушениями системы свёртывания крови.  К сожалению, выздоравливают не все. И к счастью, большинство выписывается.  В целом, по больнице много тяжёлых пневмоний, около половины пациентов в том или ином виде получают кислородную поддержку.

- Каковы критерии тяжёлой пневмонии? 

- Более 50% поражения лёгких. Коварность вируса в том, что прогресс может идти быстрыми темпами. К примеру, с утра у поступающего пациента КТ показывает 30% поражения лёгких, а через день - уже 70%. Привезли человека в средней степени тяжести, а через несколько часов она перешла в тяжёлую или крайне тяжёлую форму.  Все, кто лежит в реанимации, нуждается в дополнительной инвазивной или неинвазивной вентиляции лёгких. Случается, что ИВЛ полностью «дышит» за человека.

- Мне рассказывали ваши коллеги, что выздоравливали пациенты с тотальным поражением лёгких. Как это объяснить? 

 - Сразу вспомнилась 70-летняя пациентка, она находилась в реанимации на ИВЛ целый месяц, в итоге её выписали домой. И таких случаев немало. Думаю, что причина не каком-то чуде, а в правильно выбранной тактике лечения.

Но учите, как это сложно для каждого человека находится в реанимации - физически и психологически. Стараемся подбодрить, дать надежду каждому, хорошо, когда выходят на связь родственники, близкие.  Кто-то выживает, кто-то погибает. Наука эту инфекцию будет изучать не один год, и уже потом будут сделаны какие-то окончательные выводы.

НЕ СРЫВАЙТЕ МАСКИ!

- Правда, что в реанимации лежат в основном очень пожилые люди? И как сумели заразиться, ведь многие из дома не выходили?

 - Действительно, в экстренной помощи нуждаются в основном пенсионеры. Как заразились? Многие вернулись с дач, и походили по общественным местам. К некоторым коронавирус передался через близких родственников, любимых детей и внуков, которые не соблюдают санитарных правил и приходят навещать бабушек и дедушек.  Молодые люди могут болеть бессимптомно. А в возрасте заболевание протекает тяжело, у стариков слабый иммунитет.

Однако не только возрастными пациентами заполнены палаты реанимации, лежат 40-летние, 50-летние. Молодые люди, как правило, не болеют тяжело, поэтому легкомысленно относятся к ковиду, это заметно на улице, в транспорте, магазинах. Даже если в супермаркете их заставляют надеть маску, чуть охранник отвернётся, снова её срывают с лица. Знаете, один мой знакомый очень долго отрицал болезнь, потом попал к нам в больницу в тяжёлом состоянии. Я его навещал в реанимации, назначал лечение. Только тогда у человека произошла переоценка действительности.

-  Самые тяжёлые случаи для вас, связанные с COVID-19?

-  Одна из сильных угроз для жизни - тромбоэмболия лёгочной артерии. Возникает одышка, больной может уйти в шок, и нам важно понять причину такого состояния и быстро оказать человеку правильную помощь, провести тромболизис.  К нам поступали и женщины, которые рожали детей, будучи больными тяжёлыми формами пневмонии, потом их отправляли к нам, и здесь переводили на ИВЛ. Одну из молодых мам лечили со 100% поражением лёгких, оперировали несколько раз, в анамнезе всё смешалось - ковид, перитонит. Некоторые даже не верили в благоприятный исход. Пациентка спасена, выписана домой в семью. Пожалуй, пока это самый уникальный случай за всю пандемию.

ДОСТОЙНО ПРОЙТИ ИСПЫТАНИЕ

 - Мы понимаем, как тяжело сейчас врачам.  Есть ли предел возможности у тех, кто работает в реанимации?

 - Конечно, врачи тоже люди, и у них бывают вполне человеческие проблемы. Они тоже болеют, и сегодня составляют основную группу риска, работая с опасной инфекцией. Теоретически, в штатном расписании значится, сколько положено больных на одного реаниматолога. Но сегодня на эти цифры никто не обращает внимания. Мы выходим за пределы нормы, по-другому невозможно. Обычно одновременно в реанимацию поднимается два врача. Но часто состояние больных ухудшается настолько, что нужны дополнительные силы.

Кроме того, мы постоянно наблюдаем пациентов из других отделений. При стремительном течении коронавируса, забираем в реанимацию самых тяжёлых. Стараемся помочь всем, и у нас это получается. 

-  Обыватели привыкли видеть врачей в космических комбинезонах, но вам-то от этого легче не становится? Можете представить, что вы вернулись «налегке» к доковидовой ситуации?

- Тогда вздохнём легко, скучать по СИЗам точно не будем!  Да, сегодня мы живём в особом, эксклюзивном времени. Судьба распорядилась так, что мы должны достойно пройти этот путь.

 - У всех на устах один вопрос - когда это все закончится?

 

 - Когда выработается коллективный иммунитет, надеюсь, что вакцина заработает. Сам уже привился. Я сказал, победим, значит, так и будет.

Досье

Дмитрий Федорович Данилов

Родился во Владивостоке. Окончил Владивостокский медицинский институт, педиатрический факультет, интернатуру по специальности анестезиолог-реаниматолог. 

Работал на скорой помощи Владивостока, в ВКБ – с 1992 года

Ветеран труда Приморского края. Имеет благодарности от администрации города, Законодательного Собрания края.

ВРЕЗ

Реанимация   — это всегда большое испытание для каждого человека. Кто-то выживает, кто-то погибает. Делать заранее прогноз невозможно?

 

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах