aif.ru counter
16.06.2014 11:24
209

На изучение организованной преступности в Приморье денег нет

АиФ-Приморье № 24 11/06/2014
Задержание преступника.
Задержание преступника. © / Сергей Юрьев / АиФ

Сейчас жизнь обывателю кажется спокойной, если не безмятежной, получается не такая уж и бессмертная эта мафия, прижали её к ногтю?

Даже близко такого нет, считает директор Владивостокского центра по изучению организованной преступности и коррупции Виталий Номоконов.

- В сознании граждан оргпреступность ассоциируется с бандитскими акциями. Теперь это  минимизировалось, в глаза не бросается, - говорит профессор. - Сегодня она политизировалась, перебралась в высокие кабинеты. Ещё 15 лет назад просматривались тенденции по Дальнему Востоку смены «синих» (уголовных) «крыш» на «красные» - силовиков, чиновников. Нынче балом правят не бандиты, а чиновники. Кто-то есть за их спинами, но они не светятся. Занять руководящее кресло в наше время означает возможность получать хорошие доходы и контролировать то, что мы называем организованной преступностью. В народе шутят: если мафию нельзя победить, надо её возглавить. На самом деле, тут не до шуток.

Мэр в законе

- Что это за явление в общих чертах?

- Элита мира криминала, которая обгоняет общество в своём развитии. Антипод государства. Она защищает свои интересы, свою «семью», свой бизнес своими специфическими средствами. И весьма успешно адаптировалась к нынешней ситуации. В 90-е годы, на фоне общего развала, группировки росли, как грибыпоганки. Умело заполняли все ниши, все слабые места, паразитируя на легальной экономике. В Приморье это наиболее валютоёмкие отрасли, сулящие сверхдоходы: рыба, лес, автобизнес...

- Так всё уже вроде поделили. Нет?

- Мафия сумела отчасти приватизировать власть. Если в целом говорить о криминальной ситуации в стране и на Дальнем Востоке, тут две стороны медали. С одной стороны, привлекательная оболочка: гражданское общество, электронное правительство, общественные советы. С другой, как извлекали доходы люди нечистоплотные, умело использующие экономическую и политическую ситуацию, так и продолжают это делать. Те, кто смог «просчитать» перспективу, кто нажимает на рычаги власти в своих целях. Что тут далеко ходить: то у нас губернатор с определённой кличкой, то мэр «авторитетный». Подобные примеры есть не только по Владивостоку. Пока без подробностей - нет уголовных дел, но они зреют. Внешне организованная преступность исчезла, но на самом деле существует, приобретя самую опасную черту - латентности, скрыто влияя на принятие решений, кадровые вопросы.

- Так прямо сами и рулят, добравшись до власти?

- При мэре с кличкой «Винни Пух» был человек, которого многие в городе знали, но никто не мог за руку поймать. Он решал вопросы с администрацией. Чтобы ускорить процесс оформления бизнеса, надо было обращаться именно к нему. И он брался за дело за определённый процент или долю в предприятии. Схемой иногда пользуются мошенники, но чаще это реальные люди, которые, по сути, не являясь никем, играют роль посредников. Через них происходит передача взяток, назначение на должности и т. д. «Большие люди» как бы ни при чём. Вспомните, несколько вице-губернаторов были привлечены к уголовной ответственности при Дарькине. А губернатор чист. Половина вице-мэров при Николаеве привлекались, а главу до поры до времени не трогали. Потом на мелочи поймали. С точки зрения реальных дел, ему вменили самую малость.

Коррозия власти

- Ситуация меняется, нескольких глав в Приморье задержали с поличным на взятках. Серьёзных дел по коррупции всё больше. Силовики засучили рукава?

- Наш край давно имеет репутацию наиболее коррумпированного региона на Дальнем Востоке. Это связано, прежде всего, с большим потоком товарно-денежных ценностей, которые идут через границу, многие вопросы решаются на месте. Но за два последних года сменились руководители правоохранительных органов края. Им нужно результаты показать. Взят явный курс на декриминализацию. Опросы, проведённые несколько лет назад, показывали, что россияне нормально бы восприняли аресты своих губернаторов, не говоря уже о мэрах. Люди видят: что-то там не так, поэтому процесс нормальный. Другое дело, на чём поймали, нет ли провокации...

Общаюсь с новыми руководителями, в том числе, с антимонопольщиками, они говорят: если мы видим криминал, мы действуем. Пять, десять лет назад я слышал другое: да, знаем, в отношении, например, губернатора у нас есть 16 томов материала, но нет команды. Это потрясало: вы - орган, облечённый полномочиями, есть признаки преступления, возбуждайте дело! Но сигналы, очевидно, идут из самого центра. Действия строго по команде удручают. К сожалению, наша правоохранительная система не является независимой от власти.

- Резко принятый закон о реформе местного самоуправления не усугубит ситуацию? Если пройдёт вариант выборов мэра из состава дум, можно будет договориться в узком кругу...

- Это как раз коррупциогенный фактор. Возможен какой-то сговор, корпоративный интерес. Боюсь, это шаг назад. Конечно, на избирателей можно влиять, одурачивать, но, в конце концов, существующая система более прозрачна, демократична.

- Ещё новшество: сотрудникам полиции запретили отдыхать за границей. Смысл?

- Тут две версии. Ситуация обострилась, и в отношении этих людей могут быть провокации. Второй вариант - недоверие, что у них какие-то заначки есть, могут и не вернуться. Недавно в Москве был арестован начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России Сугробов. А ведь он мог скрыться. О том, что бывший начальник главка МВД по Дальнему Востоку генерал Васильков «крышует» бандитов, много пресса писала. Он ездил за границу, как предприниматель, есть ксерокопии документов, что ему платил один приморский бизнесмен. Теперь возможности уехать нет, но... Во время аттестации его тихо сняли. А через год он «всплыл» заместителем того самого Сугробова. Советнику министра МВД Кокольцеву я газетные вырезки отправил: как же так? Ответа не получил.

Пустой кошелёк

- Планы на будущее?

- Трудно сказать, на этот год нет средств. Делаем заявки на гранты. Благодаря сотрудничеству с американскими партнёрами, мы могли проводить масштабные исследования по ситуации на Дальнем Востоке и в сопредельных странах. Около 40 книг по теме издали. Наши работы хорошо знают в РФ, Корее, Китае, США. Но финансовой поддержки, увы, мы лишились. В ректорате ДВФУ нас хвалят, но, говорят, денег нет.

Ситуация для страны очень острая, но никакие гранты на подобные исследования не предусмотрены. Говорят, наши разработки невозможно продать. Хотя за последнюю нашу книгу о тенденциях организованной преступности на Дальнем Востоке на чёрном рынке просят тысячу рублей. В магазинах издательства она разошлась по 500 руб. У меня остался единственный экземпляр. Но мы не коммерсанты, когда узнали об этом, всё выложили на сайте центра для свободного скачивания.

Досье

Виталий Номоконов родился 23 января 1949 г. Окончил ДВГУ, аспирантуру. В 1991 году защитил докторскую диссертацию. Вице-президент Российской криминологической ассоциации. В 2013 г. Награждён почётной грамотой Генерального прокурора России. Профессор кафедры юридической школы ДВФУ. Женат, дочь, внучка.

Справка
Владивостокский центр по изучению организованной преступности и коррупции создан в 1997 г. Работает на базе ДВФУ. Сеть таких центров в странах СНГ исследовала проблему на постсоветском пространстве. Владивостокский оказался единственным долгожителем в России. В Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Иркутске они закрылись.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество