Примерное время чтения: 4 минуты
1184

Цена красоты. Женщина 2 недели лежит в коме после подтяжки лица в Приморье

Уже почти две недели 58-летняя жительница Владивостока лежит в коме, её жизнь поддерживает аппарат ИВЛ. В клинику она легла не из-за недуга. Это была плановая операция, более того — эстетическая. Как пациентка пластического хирурга оказалась на грани смерти и можно ли было этого избежать — в материале vl.aif.ru.

Вместо нового лица — анафилактический шок

Пациентка легла на плановую операцию в Краевую клиническую больницу № 2 Владивостока, которую местные называют Больницей рыбаков (она зародилась как стационар при рыбацком общежитии в 1963 году — прим. ред.). Это было 10 апреля. Женщине предстояла круговая подтяжка лица и шеи. Всё, что известно о том дне, рассказали родственник пострадавшей владельцу телеграм-канала «ОПС-медиа», владелец которого занимается журналистскими расследованиями.

После окончания операции около 21.30 медсестра сделала пациентке укол промедола. Это наркотический анальгетик — снижает болевую чувствительность, расслабляет гладкую мускулатуру. По своему действию он близок к морфину, однако обычно более легко переносится.

После инъекции у женщины развилась тяжёлая аллергическая реакция — отёк Квинке. Позже она переросла в анафилактический шок. С тех пор пациентка находится в коме, из которой её пока не могут вывести. Она на аппарате ИВЛ. По словам родственников, женщина пережила клиническую смерть, её состояние оценивают как стабильно тяжёлое.

Официальных комментариев от пресс-службы Минздрава Приморья не поступило, так как ситуацией сейчас занимаются правоохранительные органы.

Следственный комитет Приморья возбудил уголовное дело по признакам оказания услуг, не отвечающих требованиям безопасности. Ведомство выяснит обстоятельства и установит, было ли состояние пациентки следствием действий медицинского персонала.

Кто может быть виноват? Мнение адвоката

«Тяжёлые последствия в пластической хирургии — это нестандартная ситуация. Всё-таки это не экстренное оперативное вмешательство, а плановая операция. Пациент должен быть подготовлен к ней и, естественно, в обычной ситуации осложнения не наступают. Но, к сожалению, бывают случаи, когда происходит анафилактический шок на какие-то препараты, например, наркоз», — пояснила адвокат по медицинским делам, основатель Школы медицинского права Юлия Казанцева.

Юрист рассказала, что в её практике был подобный случай, который закончился летально.

«Эксперты установили, что случился анафилактический шок у пациентки, медицинские работники не были в этом виноваты. Они предприняли все необходимые действия после того, как начал развиваться анафилактический шок. Поэтому причинно-следственной связи между медицинской помощью и смертью пациентки не было, уголовное дело не возбудили», — рассказала Юлия Казанцева.

По её словам, в большинстве случаев анафилактический шок приводит к гибели пациентов. Однако как исход медицинского вмешательство это ненормально, особенно в случае эстетической операции, которая направлена не на лечение пациента, а на улучшение его облика.

Могла ли пациентка не сказать или не знать об аллергии?

«Пациенты, поступая в любую клинику, в том числе пластической хирургии, заполняют анкету. Или же проводится опрос пациента, первичный осмотр. Выясняется, есть или нет аллергическая реакция на какие-то препараты. И, естественно, пациент должен об этом сообщить. Возможно и такое, что пациент сам не знает, что у него есть аллергическая реакция. Она может возникнуть внезапно, и тогда никто не будет виноват, потому что ни пациенты, ни медицинские работники не могут предусмотреть, что на какой-то препарат будет аллергия.

При определённых процедурах необходимо проводить аллергические пробы, но на все лекарства, конечно, невозможно их взять. К тому же нужен определённый период времени, чтобы препарат подействовал», — отметила эксперт.

Родственникам людей, которые пострадали после медицинских вмешательств, она посоветовала (в случае, если они предполагают уголовную ответственность врачей) обращаться в Следственный комитет и дальше ждать его решения. Юлия Казанцева подчеркнула, что подобных случаях, какой произошёл во Владивостоке, Следком обычно назначает доследственную проверку самостоятельно, даже без обращения родных пациента.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах