480

Уроки на пепелище. Природный парк сгорел дотла

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Приморье № 4 27/01/2021

При наличии в Приморье спецподразделений пожары тушат как получится

ПОЖАР, СЛУЧИВШИЙСЯ 7 ЯНВАРЯ НА ТЕРРИТОРИИ ПРИРОДНОГО ПАРКА «ХАСАНСКИЙ», ЧТО РАСПОЛОЖЕН НА ЮГЕ ПРИМОРЬЯ, ПОЛУЧИЛ ГРОМКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕЗОНАНС. ОГРОМНАЯ ЛЕСНАЯ ЗОНА ПЫЛАЛА ТРОЕ СУТОК, И ТОЛЬКО ГЕРОИЧЕСКИМИ УСИЛИЯМИ ПОЖАРНЫХ-ДОБРОВОЛЬЦЕВ ОГОНЬ УДАЛОСЬ ОСТАНОВИТЬ.

Обсуждения и споры на эту тему в социальных сетях вылились в противостояние сторон. Экологи уверяют, что редкие земли, где останавливаются перелётные птицы, обитают краснокнижные виды животных и растений, толком не охраняются. Российский парадокс – особо охраняемая природная территория (ООПТ) горит почти каждый год, но система контроля не отлажена. Высказываются и другие мнения – заболоченные угодья никакой ценности не представляют, и пожар для них в каком-то смысле является благом.

НЕ ЛУБОК

На экраны вышла первая большая российская кинопремьера года – фильм-катастрофа «Огонь» режиссёра Алексея Нужного. На экране бравые пожарные-десантники легко справляются с лесным пожаром – стеной огня. В Приморье тайга горит по три раза в году. Первый серьёзный пожар в этом году – уже на новогодних каникулах. И всё сразу же пошло не по киношному сценарию.

– Фильм в целом, конечно, во многом идеализирован, но реальному состоянию дел в Приморском крае в целом соответствует, – говорит зам. начальника авиабазы по лётной службе КГБУ «Приморская база авиационной, наземной охраны и защиты лесов» Георгий Леонов. – В кино показали и верховые пожары с ветром, и деревни горящие. Физический труд с лопатами – показали, как это и бывает в большинстве случаев.

Идеализация, по словам Георгия Леонова, в том, что в реальности в региональных авиабазах не хватает централизации в распоряжении воздушными судами – именно той службы, в которой когда-то были свои самолёты и вертолёты. Сегодня пожарные летают кто на своих бортах, а кто-то на арендованных.

– В фильме летали на машинах МЧС. Специальные пожарные гидросамолёты Бе-200 находятся в ведении министерства, вертолёты в небольшом количестве есть в авиабазах, в том числе и у нас, – сравнил кино с реальностью Георгий Леонов. – Техническое оснащение и в Приморье подводится к этому уровню. Хотя бывает – горит, а лететь не на чем, приходится ехать. А ехать по земле всегда дольше. Благо в Приморском крае дорожная сеть позволяет добираться почти везде. К примеру, в Хабаровском крае площадь трёх лесничеств сравнима с площадью всего Приморского края, там без авиатранспорта никак.

После увеличения штатной численности службы количество парашютистов-десантников на авиабазе выросло с 60 до 100 человек. По нормативу положено 120, и личный состав продолжают набирать. Люди на местах готовы тушить пожары и идут на работу с энтузиазмом. Ещё бы, по словам Георгия Леонова, улучшить ситуацию в финансовом плане. Зарплата у бойцов не густая. Но лес тянет. Работа физическая, коллективная, с природой и элементами романтики. Некоторые шли ради прыжков и высадки, а также для подвигов.

В парк «Хасанский» на тушение пожара выводилось 25 человек личного состава.

ИСТИННЫЕ ГЕРОИ

По официальным данным, выгорело 43% природного парка «Хасанский», а по самостоятельным расчётам тех, кто непосредственно тушил пожар, – почти 68%. Учредитель организации «Добровольная пожарная дружина «Меловой период» Хасанского района» Андрей Барсуков проанализировал спутниковые снимки почерневшего леса. Площадь выгорания составила 5 884 гектара, общая площадь парка – 9500 Га.

Природный парк «Хасанский» – это водно-болотные угодья в дельте реки Туманная. Прямо на границе России и Северной Кореи.

Руководитель «Мелового периода» Спартак Башаров поведал: система оповещения о возгораниях в районе такова – в группу в мессенджере пишут не только добровольцы, но и местные жители. 7 января сразу после обеда сообщили: виден дым в районе лечебно-оздоровительной местности (ЛОМ) Ясное. Очевидцы утверждали, что видели поджигателей и даже номера машин.

Штормовой ветер стал причиной стремительного распространения огня. Несколько человек из добровольной пожарной охраны как могли «отбивали» его от населённых пунктов и от границы с Китаем. Из всего снаряжения – лишь воздуходувы. При их использовании тушащий эффект достигается за счёт сбивания пламени мощным потоком воздуха. Лезть в пылающую лесную чащу на встречный ветер с ними – самоубийство, да и по всем нормам не положено. Силы были не равны. Подмога из ближайшего Краскино от краевого бюджетного учреждения «Приморская база авиационной, наземной охраны и защиты лесов» подоспела только к вечеру.

– Картина плачевная, нет цивилизованного мониторинга за пожарами. Товарищи-поджигатели знают это и жгут безнаказанно, – подводит итоги Андрей Барсуков. – Чтобы добиться весомых результатов, пожары нужно тушить авиатехникой, а не бросать людские ресурсы в открытый огонь. По сути, пожарным пришлось героически отбивать огонь, чтобы не допустить человеческих жертв.

Стоит сказать, что ребята из «Мелового периода» не просто отчаянные мужики с воздуходувами, которые от нечего делать лезут в огонь. Добровольцы – местные энтузиасты, которые прошли специальную основательную подготовку, организация зарегистрирована в Минюсте.

Вопрос – а где вертолёты, которые одним махом тушат десятки горящих гектаров, как это показано в фильме «Огонь»? «АиФ-Приморье» получили прямой ответ сразу от двух инстанций. Много претензий звучало в отношении регионального МЧС, ведь спасателей от этой мощной структуры не было на тушении. В пресс-службе управления МЧС России по Приморскому краю пояснили: к ликвидации пожара их не привлекали.

В бюджетной организации «Приморская база авиационной, наземной охраны и защиты лесов» заявили: они вообще не имеют прямых полномочий охранять и защищать парк. По документам он не входит в Государственный лесной фонд.

– Парк «Хасанский» имеет статус ООПТ регионального значения и находится в оперативном управлении КГБУ «Дирекция ООПТ» Минлесхоза, – рассказал начальник Учебного центра КГБУ «Приморская авиабаза» Андрей Фереферов. – Где есть свой инспекторский состав, противопожарные формирования и т. д.

Получается, «Приморская авиабаза» тоже добровольно вышла на пожар? По «убедительной просьбе» главы района или краевых властей? И в опоздании их винить крайне нелогично? В организации пояснили, что они работают только наземным способом. Для тушения авиатехникой привлекается федеральная структура «Авиалесоохрана». К тому же зимой водоисточники замерзают. Учредитель «Мелового периода» Андрей Барсуков утверждает: ни зимой, ни летом при ликвидации масштабных возгораний в районе авиационной техники никто в глаза не видел.

ГОЛЫЙ СТАТУС

– Раньше на месте парка «Хасанский» были охотничьи угодья, заказник Тихоокеанского флота, – пояснил эколог, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН Владимир Раков. – Приграничная зона одна из немногих привлекает перелётных птиц, которые там отдыхают, помимо тех, что постоянно там обитают, вьют гнёзда. В 80-е года прошлого века усилиями экологов на этих землях планировалось создать природный парк федерального значения. Наконец в конце 90-х ООПТ была сформирована, правда, под ответственность местной власти. Бывший директор парка Евгений Радиулов начал активно проводить природоохранные мероприятия.

Помимо разведения японских журавлей (опыт оказался неудачным), Евгений Радиулов запомнился открытой борьбой с браконьерами, что не пришлось по нраву охотникам от властных структур, не привыкшим соблюдать никаких ограничений. Учёные рассказывают: у парка был научный совет, стратегия развития и бюджет. Директора увольняли четыре раза и в итоге цели добились. Однако статус земли остался, и его нелегко изменить. Возникла типично российская ситуация – ОППТ есть, но охранять её некому. Та дирекция, которая существует сегодня, больше формалистическая структура, с отписками о бурной деятельности. Но лес продолжает гореть, а хасанские мужики – отбивать огонь, словно герои блокбастера.

– Никто официально не подсчитывает, какой ущерб наносят пожары в «Хасанском», – добавляет Владимир Раков. – Для этого нужно привлекать специалистов – учёных, Росприроднадзор. Два инспектора, которые назначены охранять парк, со своими функциями не справляются. Пока заинтересованности сохранить ООПТ не наблюдается. Это как лишняя головная боль, для чиновников – лучше бы парк сгорел вообще. Цель обратная – не сохранить природу, а как можно скорее её уничтожить.

– Видел, косули живые на обожжённой почве, для браконьера очень лёгкая теперь добыча. Зверю некуда спрятаться, – грустно подытоживает Андрей Барсуков.

Мнение эксперта:

руководитель общественной экологической организации «БРОК» Анатолий Лебедев:

 

– Дискуссия между учёными о пользе и вреде природных пожаров не прекращается. Вообще, это естественный процесс. Но когда человек приходит в природу, он провоцирует более частые и масштабные возгорания. Задача – уменьшить негативное воздействие на экосистему. Но как это сделать в конкретном природном парке, где налицо полный управленческий хаос, где трудно понять, кто за что отвечает? Необходимо на уровне правительства сформировать план охраны, контроля и развития территории.

Комментарий власти:

заместитель председателя правительства Приморского края Константин Шестаков:

– Мы поставили перед собой задачу запроектировать несколько экологических троп на региональных особо охраняемых территориях. Это точно будет природный парк Хасанский и территории подножий и склонов гор Литовка (Фалаза) и Ливадийская (Пидан). Будем выходить на общественные обсуждения.

 

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах