1214

Испытание для и.о: трагедия одного дома как зеркало общества

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Приморье № 21 26/05/2021
 Из-за горе-строителей страдают не только жильцы дома. Весь район вынужден стоять в пробках.
Из-за горе-строителей страдают не только жильцы дома. Весь район вынужден стоять в пробках. / Фото автора. / АиФ

Придётся ли расселять девятиэтажку на Толстого?

НАЗНАЧЕННОМУ ИСПОЛНЯТЬ ОБЯЗАННОСТИ ВЛАДИВОСТОКСКОГО МЭРА ВМЕСТО УШЕДШЕГО В ОТСТАВКУ ОЛЕГА ГУМЕНЮКА КОНСТАНТИНУ ШЕСТАКОВУ НЕ ПОЗАВИДУЕШЬ. ВМЕСТО ТОГО ЧТОБЫ СПОКОЙНО ПРИНИМАТЬ ДЕЛА У ПРЕДШЕСТВЕННИКА И ВНИКАТЬ В ТОНКОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ПРИМОРСКОЙ СТОЛИЦЕЙ, ЕМУ В ПЕРВЫЙ ЖЕ ДЕНЬ СВОЕГО МЭРСТВА ПРИШЛОСЬ СТОЛКНУТЬСЯ С РАЗЪЯРЁННЫМИ ГОРОЖАНАМИ. ТЕХ ТОЖЕ МОЖНО ПОНЯТЬ – СТРОИТЕЛИ СОСЕДНЕГО ДОЛГОСТРОЯ ПОВРЕДИЛИ ИХ ДОМ. В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЕВЯТИПОДЪЕЗДНАЯ ДЕВЯТИЭТАЖКА ПОКРЫЛАСЬ ТРЕЩИНАМИ И, ПОХОЖЕ, СТАЛА ОПАСНОЙ ДЛЯ ПРОЖИВАНИЯ.

Всё случилось как в фильме «Дурак». Разве что «дураков» было много: жильцы многоквартирного дома на улице Толстого, 25 во Владивостоке ещё в декабре 2020 года стали бить тревогу, видя, как строители врезаются в коммуникации в двух метрах от фундамента их дома. И вот спустя полгода по дому пошла трещина.

ВНЕ ГЕНПЛАНА

Всё началось с, казалось бы, позитивной новости: по соседству будет продолжено и доведено до конца строительство долгостроя на Грибоедова, 46, который начали возводить ещё в 2007 году.

Однако пресловутая точечная застройка не была предусмотрена в районе, который комплексно сдали в 1986 году, – и коммуникации, в частности канализацию для долгостроя, пришлось «врезать» в те, что проложены много лет назад в полутора километрах.

Сначала грудью на защиту раскуроченных газонов всего дома на Толстого, 25 стали окрестные пенсионерки – стройка смела на своём пути всё многолетнее благоустройство дома, бабушки лихорадочно пересаживали кусты на другую сторону дома и на чём свет стоит поносили строителей.

Затем перекрыли проезд через дом к проспекту Красоты – и придомовая дорога превратилась в объездную с самым настоящим хайвеевским трафиком. Пробирающиеся сквозь машины мамочки с колясками закрывали детям уши, чтобы задать строителям пару не очень ласковых вопросов. Ситуация становилась всё хуже и хуже, и вот – не громом среди не ясного неба – пришла ожидаемая беда.

– Сегодня случилось то, чего жители опасались с самого первого дня, как на горизонте появилась компания «ТехУклад» со своими экскаваторами, – рассказывает депутат городской думы Наталья Кочугова. – Мы с жителями неоднократно обращались в администрацию с сообщениями о нарушении нормативов, однако нам неизменно отвечали, что всё в рамках закона и всё под контролем! «Законность» и «контроль» сегодня вылезли по всем швам первого подъезда дома Толстого, 25. Из-за слишком глубокого котлована, расположенного близко к фундаменту, внешняя стена дома просела и в квартирах образовались огромные щели между плитами. Ситуация нешуточная, дом, по сути, стал аварийным, жителей надо расселять.

Уже утром следующего дня на место происшествия прибыл и. о. мэра Владивостока Константин Шестаков, для которого аварийный дом стал первым серьёзным испытанием в этой должности. Чтобы не терять время на поиски крайних и обеспечить безопасность жильцов дома, он в первую очередь распорядился приостановить все строительные работы на месте и объявил локальный режим повышенной готовности.

Глава города предложил представителям «Примводоканала» на месте ответить на вопросы разгневанных и до смерти напуганных жильцов дома, паче чаяния пригласив на крайне эмоциональную встречу представителей прокуратуры и прессы. Ответы тоже не стали неожиданностью – проект работ утверждён, никакой опасности для дома работы не предоставляли и не предоставляют, «всё хорошо, прекрасная маркиза». Только вот котлован, который мог бы рассказать об обратном, был на тот момент уже несколько дней как закопан.

МНОГОСТРАДАЛЬНЫЕ

Вечером Константин Шестаков опять провёл встречу «в полях» у приснопамятного наспех засыпанного котлована и назначил новую там же на следующий день. На тот момент уже проверки по факту ЧП вели прокуратура и следственный комитет.

– Когда у нас на руках будет заключение экспертов, только тогда мы сможем понять, насколько опасны повреждения и как их устранять, — подчеркнул Константин Шестаков.

Меж тем хозяев пострадавшей квартиры волнует насущный вопрос: «Если всё упадёт, кто мне будет делать стену? Я с 13 000 рублей пенсии и такой же зарплатой? Смогу, что ли, плиту эту поднять? Пока я планирую добиться остановки работ по прокладке труб через управляйку», – говорит Галина Соколова, хозяйка квартиры, в которую пришла беда в виде трещин в явно смещающейся стене.

Очевидно одно: жильцов ждёт долгое томительное ожидание результатов экспертизы и самое страшное сейчас, если в её ожидании пойдёт дождь, который подтопит фундамент. Глава города попросил жильцов дома по возможности не пользоваться придомовой дорогой во избежание возможного провала асфальта.

Вообще, многострадальный дом Толстого, 25 – типичное воплощение теории разбитых окон, по которой один брошенный в окно камень провоцирует вседозволенность и всё большие нарушения вплоть до трагических. Сначала возле дома разрушился большой детский городок на солнечной стороне – и мэрия десятилетиями отказывалась его восстанавливать. Затем на его территории выкопали кусты, выкорчевали качели. Ещё позже – пригнали экскаватор, сломали деревца, засыпали щебнем газоны и превратили муниципальную землю, на которой стоял городок, в парковку. И вот ещё позже – сносят все газоны, придомовые дороги превращают в хайвей, трещина в доме становится апофеозом всеобщего равнодушия и преследования собственных интересов. И ведь, действительно, уже неважно, кто виноват – важно перестать бросать камни в собственные окна.

 

Если пойдёт дождь, он может подтопить фундамент. И тогда стена дома может просесть ещё больше. А выдержит ли этого и так повреждённая конструкция, никто сейчас сказать не сможет. Непонятно, и за чей счёт будут всё восстанавливать.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах