aif.ru counter
503

Светлана Морозова: «Дайте детям стать нормальными людьми!»

АиФ-Приморье №44 30/10/2013
пресс-служба администрации г. Владивостока / АиФ

Появление первой в городе кладбищенской часовни стало возможным благодаря энергии и активной жизненной позиции почётного гражданина города Светланы Морозовой.

Светлану Морозову награждают часто, но делает она еще больше Фото: АиФ / пресс-служба администрации г. Владивостока

Вадим Кочугов: - Мне не раз доводилось слышать такой афоризм, что единственный человек в нашем городе, который может безбоязненно ходить по ночным улицам, -  это Морозова. Это правда?

Светлана Морозова: - Нет, такого не слышала, правда так говорят? Да это сказки! Разве могут меня все знать? К тому же все кошки ночью серы, могут просто не узнать в темноте. Да и не гуляю я по ночам. А вот то, что у людей нет причины мне мстить, - это да. Я за свои 72 года никому в жизни не сделала зла. А последние 22 года помогаю детям, что преступили закон и теперь несут наказание в нашем СИЗО.

Не преступники, а дети

- Началось всё с того, что в международный День защиты детей в тревожном 1991 г. я пошла с подарками к детям. Тем, что сидели в камерах. В СИЗО им отведён был целый этаж. И ютилось в камерах почти 150 человек!

- Что же вас подвигло на этот необычный шаг?

- Вспомните, какими сложными были 90-е. И голодно было, и лекарств не хватало, да и с одеждой было не очень. И эти дети были всеми брошены, помощи им ждать было неоткуда. Тогда я и обращалась к разным людям и просила помочь. Не деньгами, а кто чем может - продуктами, одеждой, предметами личной гигиены, включая мыло. Затем я стала к ним приезжать по несколько раз в год - на Новый год, 1 июня, в День знаний. К девочкам - на 8 марта. Хотя девочек и мало сидит, но им тоже нужна поддержка.

- Я знаю, что вы не только «сидельцам» помогаете, но и освободившимся тоже. Почему?

- За эти годы уже все привыкли к тому, что я помогаю «трудным» детям, причем бескорыстно. Поэтому когда подросток освобождается, и инспекторы ГУФСИНа знают, что у него нет ни сменной одежды, ни крыши над головой, то тут же направляют его ко мне. А я уже им сама занимаюсь. Помогаю или уехать к родителям, или, если надо, подлечить, а иной раз и паспорт получить. У них на воле разные вопросы возникают, и сами они их точно не решат.

На заседании Общественного совета при УМВД по г. Владивостоку Фото: АиФ / пресс-служба администрации г. Владивостока

- Ваше бескорыстие вызывает, как минимум, недоумение - в нынешний меркантильный век. Ведь работаете вы с подростками, которые уже преступили закон

- Вы себя в 14 лет помните? Мозгов много было? Вот и они называются подростками, а по сути - дети. Дети, которым просто нужно помочь. И делать это должны все, а не я одна. Вот идёшь по улице, видишь, ребёнок идет понурый, ну так подойди же к нему и спроси: что случилось? Добрее надо быть. Даже просто добрым словом ты ребенка направишь на истинный путь. А пройдешь мимо, так следом будет идти ворюга и быстро его «пригреет». Вы же посмотрите: у нас в тюрьмах сидят дети, а ведь их на преступление направляли взрослые. У детей же нет ни знаний, ни умений, чтобы похитить чужое. Всему этому учат взрослые. И я всегда обращаюсь к этим самым взрослым: оставьте детей в покое! Не используйте их для своих грязных целей, дайте им возможность стать нормальными людьми.

Общество непонимания

- Люди по разному относятся к тому, что я помогаю детям в тюрьмах. Но мне запомнился один звонок от пожилого мужчины. Он сказал: «У меня убили внука. Но я вам звоню не для того, чтобы осудить вас за то, что вы помогаете осуждённым. Я хочу поддержать вас. Может, благодаря вам, убийств будет меньше». К сожалению, дедушка не представился и я не знаю, ни как его зовут, ни откуда он. Хотелось бы с ним ещё раз поговорить, ведь благодаря его поддержке я заниматься «трудными» подростками не бросила. Он дал мне силы вот эти 22 года заниматься детьми. И радует, что детей за решёткой становится меньше: если тогда их содержалось в городском СИЗО около 150 человек, то теперь - 30-35.

На кухне у Морозовой кто только не бывал... Фото: АиФ / из личного архива С. Морозовой

- Когда начался этот количественный спад?

- Года три назад. И я так полагаю, что это связано, в первую очередь, с появлением во Владивостоке большого количества спортивных площадок. Именно на них собираются ребятишки, чтобы поиграть в футбол и другие подвижные игры. Дети не сидят больше по подъездам и подвалам. У них совсем другие начинаются в голове понятия. А ещё мне кажется, что сейчас судьи стали помягче относиться к детям. Ну, вот украл подросток курицу от голода или не удержался, увидев конфеты. А их наказывали по всей строгости закона. Я вообще считаю, что когда детей судят, на процессе должен присутствовать соцработник и психолог.

- Им нужна психологическая помощь? 

- Конечно! Не все дети выдерживают содержание в закрытом помещении. Вы даже не представляете, как им страшно сидеть взаперти в этих камерах! Они, как зверёныши, забиваются в угол. Надо как-то пересмотреть закон. Ведь не ребенок виноват в совершении преступления, а мы, взрослые. Мы ему не додали ни тепла, ни внимания, не проследили за ним, не оградили от дурного влияния. И мы же его за это ещё и наказываем! Мы должны себя наказать.

Храм - он в душе

- Светлана Сергеевна, вы стали инициатором сначала возведения мемориала жертвам политических репрессий, а сейчас - и строительства часовни. Ну а это вам зачем?

- Да вы же посмотрите, какая получилась красота! Мемориал жертвам отделан природным камнем. Часовенка - гранитом, они теперь вечно будут тут стоять.

Проект часовни на Морском кладбище Фото: АиФ / пресс-служба администрации г. Владивостока

Вот придёт человек родственника помянуть, поставит тут же ему свечку за упокой и на душе станет легче. Да и само кладбище, на котором есть часовня, меняет свой ранг. Оно как бы о-церк-ве-не-но! И я очень благодарна владыке Вениамину и владыке Иннокентию за то, что они внимательно отнеслись к строительству часовни. И даже определили место, где ей надлежит стоять. И имя ей тоже дали они, теперь она называется «Мемориальная часовня Воскресения Христова». И самое важное - это открытая часовня и посещать ее можно всё время, пока открыто кладбище.

Так выглядела часовня еще неделю назад Фото: АиФ / пресс-служба администрации г. Владивостока

А почему я это сделала, сама не знаю. Я очень верующий человек. И каждую неделю хожу на кладбище к сыну. И, проходя каждый раз мимо мемориала репрессированным, у меня сердце просто разрывалось - так неухожено выглядела эта чуть ли не братская могила. Вот и начала просить помощи у людей, чтобы привести погост в порядок. Обзвонила шесть богатейших людей города с просьбой помочь в строительстве. Четверо сказали, что им подумать надо, а пятый сразу отказался. После этого я позвонила Евгению Коржу, и, видимо, мой голос был настолько опечаленным, что Женя сразу спросил: что случилось? Я ему говорю: есть просьба, но я не обижусь, если и ты мне откажешь. И рассказала про желание построить мемориальный комплекс жертвам репрессий. Он всё понял, говорит: «Успокойтесь, я вас услышал. Мы, молодые, обязаны это сделать, поэтому беру все расходы на себя. Приносите смету, эскизы и больше никого ни о чем не просите».

так часовня выглядит сегодня Фото: АиФ / пресс-служба администрации г. Владивостока

- Вот так, благодаря одному звонку городское кладбище украсил мемориал?

- Женя, он вообще очень милосердный человек. И нам, попечителям, всегда помогает. Вы знаете, что только благодаря ему, у нас в городе социально незащищенные люди перестали умирать с голоду? А все просто – каждую неделю он нам передает суповые наборы, из которых и варятся супы с кашами для бесплатной раздачи. А еще он помогает детдомовцам.

Владыко Вениамин освящает мемориал жертвам политических репрессий во Владивостоке Фото: АиФ / пресс-служба администрации Приморского края

Но всю сумму на него вешать было бы не по-людски. 300 тысяч смогла собрать я лично, после чего поговорила с Игорем Пушкарёвым, и он тоже из своих личных выделил значительную сумму. Потом подключились Сергей Верёвкин и Игорь Бабынин, так впятером на мемориал и насобирали.

После этого я стала на часовню деньги собирать, так люди сами потянулись с желанием помочь! Виктор Горчаков поговорил с депутатами Законодательного собрания, и они перевели на счёт строительства часовни свой однодневный заработок. Елена Новицкая выделила деньги из собственных средств и обратилась депутатам городской Думы. Дмитрий Пенязь подключил коммерсантов. Потом позвонил Дмитрий Сулеев, говорит: «Вы там деньги на часовню собираете? Готов всё взять на себя». Так что теперь у нас будет две часовни: на Лесном и Морском кладбищах. И это правильно. Так и должно быть.

- Что-то мне подсказывает, что на этом вы не успокоитесь…

- У меня есть огромное желание принять участие в строительстве храма на центральной площади Владивостока. Буду обращаться ко всем приморцам за помощью. Ведь у нас живут очень добрые и отзывчивые люди. Они помогут.

Досье

Светлана Морозова родилась в г. Родники Ивановской области. В 1969 г. окончила Ленинградскую высшую школу культуры и была направлена по распределению во Владивосток. В 1991-2005 гг. возглавляла краевой Центр народной культуры. С 2006 г. Стала первым председателем Совета почётных граждан Владивостока. С 31 января 2000 г. - Почётный гражданин города.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах