aif.ru counter
288

Борис Кубай: весна будет затяжной

АиФ-Приморье № 08 19/02/2014
Борис Кубай, в своём кабинете руководителя Примгидромета.
Борис Кубай, в своём кабинете руководителя Примгидромета. © / Вадим Кочугов / АиФ

Главного метеоролога Приморья знают не только в нашем регионе, но и далеко за его пределами, и даже за рубежом. За последние несколько лет он стал если не звездой всех приморских СМИ, то, по крайней мере, их ведущим комментатором: если Кубай говорит, значит, знает. 

Но много ли о нём знают те, кто с его лёгкой руки перестал рассказывать анекдоты о метеорологах? А меду тем своей профессии Борис Викторович отдал почти 40 лет. Хотя в далёком 1968 году чуть не стал «сахарным химиком». 

Билет на руках - завтра в путь!  

Вадим Кочугов: - Борис Викторович, что повлияло на ваш выбор профессии?

Борис Кубай: - О гидрометинституте я узнал совершенно случайно. Моя соседка, на год старше меня, поступала в Одесский гидромет, но не поступила. А когда вернулась, то стала рассказывать, что это самая лучшая в мире специальность, в которой сочетается романтика и нечто заоблачное. И я загорелся, очень хотелось получить именно романтическую профессию, хотя мои документы в это время уже лежали в техникум сахарной промышленности города Черкассы.

- Но это как раз  не романтичная профессия! Зачем тогда поступали?

- Когда я окончил 8 классов нашей деревенской школы, то вместе со своими одноклассниками поехал в город поступать в техникум. Но мне было только 14 лет (в школу пошёл с шести), поэтому в техникуме сахарной промышленности мне сказали прийти на следующий год, зато без экзаменов. Я так и сделал. 

Школьники - они как птицы. Отучились и улетели. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

- Что же помешало вам стать химиком-технологом сахарной промышленности?

- Дружба. Был конец августа 1969 года, мне пришёл вызов, и я уже собрал чемодан, чтобы ехать. Билет на руках - завтра в путь! И тут к нам в гости зашёл отец моего друга, он сказал, что без моей помощи (тогда отстающих «подтягивали» одноклассники) мой приятель не сможет окончить школу. И попросил остаться. Я не мог бросить друга в беде. 

Альма-матер погоды

- Почему по окончании вуза вы уехали на край света? Снова романтика?

- Я шёл первый по списку распределения. Выбор был огромен, можно было устроиться в столице любой союзной республики - от Москвы до Ашхабада и Минска. Но жильё предлагали только на Сахалине. Хотя романтики тоже хотелось, и мне, и супруге, - так вместе и полетели.  

- Что ждало молодых специалистов на острове?

- Нас отправили в город Шахтёрск, причём мне поручили возглавить авиационную метеорологическую станцию. И это в 21 год! Какой из меня начальник? Пообещали стажировку, однако всё получилось иначе. Начальник метеостанции, как только я к нему пришёл, сказал, что завтра улетает, так как сил работать в этом коллективе у него больше нет. Вот с таким настроем и началась моя работа на новом месте.

Ужасы нашего городка

- Всё действительно было ужасно, как описывал ваш предшественник?

- Судите сами.  Связь с «большой» (да и не только) землёй осуществлялась исключительно самолётами, так что аэропорт был важным транспортным узлом. А метеорологи обеспечивали безопасность полётов. Без нашей службы ни один взлёт или посадка были невозможны. Весь коллектив аэропорта считал, что невыполнение плана, а, следовательно, и низкие заработки, происходят исключительно из-за безделья метеорологов. И действительно, дежурный метеоролог мог закрыть пост «на лопату» и пойти ягоды собирать. Аэропорт, соответственно, в этот день простаивал - без прогноза погоды нет ни вылета, ни посадки. 

- Даже не верится, что так бывает! И что вы сделали?

- Пришлось заставить их работать. Свои «походы в лес» метеорологи прикрывали тем, что у каждого было по 300 часов отгулов, вот и пользовались, когда вздумается. Так что я первым делом составил им график, по которому они должны были отгулять накопленные часы. А сам попеременно с женой заступил на круглосуточную вахту. Коллективу это не понравилось, так что пришлось выдержать серьёзный разговор с 30 рассерженными сахалинцами. После чего метеостанция заработала в круглосуточном режиме.

Прошёл год, подводя итоги, выяснилось, что благодаря нашей работе, из аэропорта было совершено больше рейсов, чем за предыдущие 10 лет. После чего мне предложили переехать в Южно-Сахалинск, на должность главного синоптика Сахалина. 

Такой пейзаж напоминает Борису Кубаю о Сахалине. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

- Создаётся такое впечатление, что работа вам давалась легко, но ведь были и сложности?

- Были даже ЧП. Буквально на третий день моей работы в Шахтёрске дежурный наблюдатель-метеоролог, затупившая на смену в 5 утра, то ли спросонья, то ли сослепу, просчиталась с давлением на 10 миллибар. А это для самолёта 100 лишних метров высоты при приземлении, ведь экипаж выставляет высотомер именно по давлению. Ошибка метеоролога привела к тому, что пассажирский самолёт с 50 пассажирами на борту чуть не слетел в Татарский пролив. К счастью, никто не пострадал, и приехавшая разбираться с нами комиссия всё спустила «на тормозах».

Годы - «лихие», люди - «стальные»

- На Сахалине вы достаточно быстро поднялись по карьерной лестнице, почему же уехали в Приморье?

- Это произошло в 1993-м году, а, как вы помните, 90-е годы для России были очень тяжёлыми, для гидрометслужбы это вообще был ад. Зарплата мало того, что мизерная, так еще и не выплачивали по полгода. Станции закрывались десятками. Молчать больше не было сил, и мы создали стачком. Меня выбрали его председателем. Поэтому и на согласительную комиссию под председательством вице-премьера Александра Шохина пошёл именно я. В кабинете меня уже ждали 40 человек, в основном министры и их замы. Четыре часа они вели перекрёсный допрос, сопровождающийся психологическим давлением и угрозами, вплоть до камеры в «Матросской Тишине». Я смог им доказать резонность наших требований, и правительство пошло нам на уступки. Тем самым, удалось предотвратить всероссийскую забастовку. После этого я вернулся на Сахалин и сильно заболел, пришлось менять климат.

Край, где рождаются циклоны 

- В Приморье сложнее работать, чем на Сахалине?

- Да, безусловно. На Сахалине тоже трудно прогнозировать погоду, но в Приморье нужно быть виртуозом. Если на Сахалин циклоны приходят уже сформировавшиеся, то в нашем крае они зарождаются. И очень трудно определить, в какой точке это произошло. А буквально один градус севернее или южнее - и прогноз диаметрально противоположен: вместо сильного снега - погода без осадков. На зарождение циклона влияет множество различных погодных факторов, которые противоречивы между собой. И над морем измерить этот количественный фактор невозможно. 

Прогноз погоды приморского синоптика похож на многоходовую шахматную комбинацию - нужно предвидеть определить определённые факторы, которые повлияют на другие, а те, в свою очередь, окончательно сформируют погоду.

Появление в феврале тумана - результат множества различных погодных факторов, противоречивых между собой. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

- Чтобы составить прогноз, необходимы данные, хватает ли оборудования?

- Да, благодаря одному из влиятельных коммерческих банков последние семь лет нас обеспечивают по последнему слову техники. Было принято решение начать возрождение метеослужбы именно с Приморья, и мы стараемся соответствовать поставленной задаче. Но если на оборудование нам выделяют деньги, то на эксплуатацию и обслуживание, увы, нет. Остаётся надеяться на помощь краевых и местных властей, ведь прогноз погоды в первую очередь нужен именно им.
Ещё одна проблема - это наметившийся серьёзный кадровый голод. Сейчас в нашу профессию не идут за романтикой, а больших зарплат мы не обещаем.  

- Заключительный вопрос, который волнует, наверное, всех: когда тепло будет?

- Уже сейчас заметно потепление. Однако, как это обычно бывает в Приморье, потепление будет идти волнами: столбик термометра то поднимется к плюсовым температурам, то снова вернётся в минус, но каждое такое возвращение будет на несколько градусов выше предыдущего. Так постепенно температура и будет повышаться. В эти дни приморцы ощутят первое дыхание весны, но из-за возвращающихся холодов весна будет затяжной.

Туман в феврале - для Приморья норма. Фото: АиФ / Анастасия Есауленко

Досье 

Борис Кубай родился в1954 г. в Кировоградской области, Украина. Образование высшее, кандидат географических наук. Защитил диссертацию по проблеме прогноза осадков на о. Сахалин. С 2001 г. является руководителем Приморского УГМС. «Почетный работник Гидрометслужбы РФ», «Заслуженный метеоролог РФ». Женат, отец трёх сыновей.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество