aif.ru counter
86

Море, Музыка и Телевизор... Таковы три стихии журналиста Елены Щедриной

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. Приморье 23/11/2011

Человек большой буквы

- Как журналистика и телеэфир пришли в жизнь выпускника совершенно иного вуза?

- Получилось так, что не я искала профессию, а она меня нашла. Когда я училась в институте искусств, совершенно случайно соседка пригласила меня поработать в библиотеке... на телевидении. Здесь познакомилась со многими людьми, среди которых была Ирина Николаевна БЕРКОВИЧ, тогда самым известный звукорежиссер Владивостока. Она писала все известные оркестры от симфонических до народных, популярные ВИА и была просто супермастером. Это была настоящая живая запись в большой студии Дома Радио. Именно она, узнав о моем музыкальном образовании, немедля забрала меня к себе. Было это 42 года тому назад. И для меня это время пролетело, как одно мгновение. Хотя многие утверждают,  что такого не бывает смысле, так долго не работают). Про себя говорю, что я динозавр, который до сих пор живет и работает.

- Ни разу не возникало желания сменить профиль?

- Наверное, дело в том, что никогда не работаю по долгу в одном качестве, постоянно меняю направления. То я была звукорежиссером, то ведущей. Потом работала в службе информации, а затем там же - музыкальным редактором. Была очень интересная ситуация, когда я летала в Москву за песнями на Центральное телевидение. Нужно было оформлять программу «Диапазон», в которой час вещания закрывался, в том числе, и музыкой. И мне поручили, таким образом, раз в полгода обновлять наш фонд. Это увлекало невероятно. Потом мне показалось, что мне не достает знаний для человека, который работает на ТВ. Поступила на факультет журналистики и закончила нашу альма-матер в ДВГУ.

- Легко ли даются такие повороты в судьбе?

- Главное - они были. Были, в том числе и тогда, когда решила снимать фильмы. Это совсем иное видение жизни, совершенно другое восприятие людей. Кстати, когда работаешь для нашего эфира, то это съемка в одном ракурсе. А вот когда речь о фестивальном показе - подход иной. Это не просто рассказ о событии. Когда я первый раз представила свое кино на фестивале в Москве, то он удивил всех тем, что я впервые использовала подводные кадры. Тогда это было большой редкостью, и фильм поразил всех. При этом для себя я сделала вывод, что так удивлять элиту и жюри нужно всякий раз. А значит - изобретать невероятное.

- Какой конкурсный фильм оказался самым знаковым и дорогим?

- Среди работ, которые мне особенно дороги, фильм «Куда уходят корабли». Это рассказ о нашем Русском острове - кладбище кораблей в бухте Труда. И первый мой фильм, получивший награду большого фестиваля во Франции - «Золотой Рог: Отражение». Это и подводные кадры, и архивные материалы о том, какой бухта была еще в 1904 году. И какой стала сейчас. С этой работой жизнь и творческий поиск привели меня к теме экологии.

- А какой из многочисленных призов самый памятный?

- Это приз кинофестиваля в Антибе на Лазурном берегу - огромная стеклянная рыба. Дорого признание настоящих мэтров киноискусства и сам приз - редкое воплощение фантазии художников.

 

Живу будущим

 - Но первой любовью были все-таки ТВ и музыка?

 - Всегда говорю, что у меня три любимых стихии - музыка, море и телевизор. Стараюсь их гармонично совмещать. Вначале творческого пути объехала все Приморье, общалась со всеми творческими ансамблями и народными хорами. Даже сейчас деревенские бабушки, встречая меня в экологических турах, вспоминают те годы и музыкальные программы тех лет. Затем были программы «Прим-эко» и, конечно, «Жемчужина побережья», которая прожила в эфире 15 лет.

- У творческих людей часто бывают ситуации, когда автор, что называется, «исписался». Что позволяет избегать этого?

- Думаю, что мое качество жить завтрашним днем. Ведь сейчас принято жить сегодняшним. А я люблю жить будущим. Всякий раз не боюсь планировать на будущее новые фильмы, новые темы, поездки и путешествия, где снимаю свои программы.

- От своих домашних часто достается за такой ритм жизни?

- Очень признательна своим близким, которые прощают мне долгие поездки по краю и за рубеж, которые терпят мою загруженность и помогают во всем.

- Касаясь темы дайвинга и увлечения подводными съемками...

- Только не спрашивайте, страшно ли мне было (смеется).

- Хорошо. А с каким чувством идут на глубину операторы?

- Сначала - снять, а потом - испугаться. Если я что-то вижу, мне важно, чтобы это попало в кадр. Сначала отработать, а потом будь что будет. Так было всегда: и в море, и в тайге. Даже если в маску заглянет мурена или на тропу выйдет тигр - сначала его сниму, а потом буду бояться.  

- Помните свое первое погружение?

- Ходить под воду начала еще в юности. То есть было это 40 лет назад. Из того времени хорошо помню свой первый акваланг. Модель АВМ-1 М стоила тогда 90 рублей, была просто неподъемной, и ухлопала я на него почти всю свою месячную зарплату.

 

Не становиться журналюгами

- Принято считать, что люди творческие плохо ладят друг с другом. Это так?

- Мы всегда очень дружим с коллегами-телевизионщиками. Стараюсь всегда делиться кадрами, помогать в работе. Для меня неприемлемо стремление поставить подножку. Нужно в любых условиях быть не «журналюгами», а оставаться профессионалами.

- За годы на телеэкране изменилось многое. Как воспринимаются эти перемены?

- Нынешнее наше телевидение, его содержание - это для меня по большому счету настоящая боль души. Умирает оно потихоньку. Придя в профессию совсем юной, я наблюдала за его людьми. Мне казалось, что это просто такие пожилые, маститые тетеньки. Но какие вещи они делали! На каком классе! В эфире шли целые телеспектакли. У нас в музыкальной редакции было 6 часов прямого вещания в неделю - концерты, мюзиклы, фестивали... И самое главное, что раньше ТВ было истиной в первой инстанции. Ему верили безоговорочно.

Сейчас телевидение искусно превращают в ничего не значащее вечное шоу.

Мы с коллегами высаживали в скверике Суханова деревья. Однажды обратила внимание на иву, которая выросла из старого корня на месте погибшего. Хотелось бы, чтобы и новое ТВ росло, опираясь на прежние корни. Пусть оно было несколько более наивным, не во всем похожим на ЦТ. Но оно было настоящим и искренним. А еще хочу, чтобы вернулась та прежняя атмосфера дружбы, которая царила во всем. Воспоминания хороши... Но хочу жить будущим.

 

Ностальгии нет

- В поездках по Приморью какими видятся нынешние перемены в его жизни?

- Не ждите - ностальгии не будет. Когда-то Вертинский так сказал о Владивостоке: «Грязный город с неумытыми улицами и грязными домами...». Когда я начинала здесь учиться, это был другой город. Сейчас, проезжая по его улицам, всё чаще встречаю новостройки. Меня это очень радует. За последние годы город сильно изменился. И в лучшую сторону. Не одобряю брюзжания по поводу неудобств. Да, перемены не происходят безболезненно, но я согласна потерпеть. Влюбилась в него, как только сюда приехала в 15 лет. И пусть город сейчас совершенно другой, более статный, элегантный, он по-прежнему родной. И становится ближе к тем городам, куда мы обычно едем отдыхать.

- А каким иностранцы видят наше Приморье?

- Как ни странно, во Франции меня спрашивали о политике. Там интересуются российскими реалиями и недоумевают, почему страна игнорирует Дальний Восток. В штатах, к моему удивлению, поинтересовались тем, продолжается ли война Черепкова и Наздратенко. Оказывается, они помнят чудовищную ситуацию с «выселением» из «Белого дома» даже спустя столько лет. Для них эти детали интересны. А вот в Санкт-Петербурге даже наши россияне интересовались тем, ходят ли по улицам Владивостока тигры.

-   Каких новых работ ждать вашему зрителю?

-    Может, ответ прозвучит ожидаемо, но это будет … документальное кино. И непременно о родном Приморье.

Записал Анатолий СЕРДЮК

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах