aif.ru counter
324

Сострадание заботит приморцев больше, чем цены на продукты

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. «АиФ-Приморье» 03/10/2013
Ольга Шипилова / АиФ-Приморье

Он никогда не мечтал заниматься поиском пропавших людей. Однако всё сложилось так, что теперь Максим Ананьев является куратором этого общественного движения.

Участников этого  объединения можно разделить на две группы, по словам Максима Ананьева. Первая -  это активные студенты с горящими глазами и открытыми сердцами у которых есть свободное время и желание помочь. Вторая - люди старше 35 лет, достигшие успехов в карьере, у которых уже есть свои семьи. Все они готовы тратить собственное время, деньги на связь и бензин, чтобы помогать людям, которых они не знают. И возможно никогда не увидят.

- Раньше, в юные годы,  когда вы слышали о пропаже человека, какие чувства, ощущения, мысли у вас возникали?

- Не могу сказать, что в детстве, новости о пропаже людей как-то сильно меня шокировали. Ведь почти всегда это известие воспринимается как «техническое недоразумение»: кажется, что человек загулялся, или у него сел телефон, или он решил встретить закат в одиночестве и вот-вот вернется сам, или в крайнем случае повздорил с родственниками и решил их напугать. Согласитесь, эмоционально это воспринимается гораздо легче, чем известие о произошедшем несчастье с конкретным описанием, фактами и фотографиями. О том насколько ужасно осознавать, что близкий пропал без вести, понимаешь, только столкнувшись с этой ситуацией лично. В этот момент в голове, в ярких картинках, всплывают все самые ужасные варианты происшедшего. Это может длиться бесконечно долго.

Волонтёрами не рождаются

- Что именно повлияло на вас в решении заняться подобным волонтёрством, не самым распространенным в Приморье?

- Вероятно, склонность к социальной активности. Дело в том, что общественной деятельностью я занимаюсь со школьных времен. В разные периоды жизни с разной интенсивностью.

- Расскажите, пожалуйста, о вашем первом опыте поиска пропавшего человека в Приморье...

-  Так получилось, что мои друзья участвовали в поисках мальчика, пропавшего в районе бухты Шамора в 2011, и рассказали мне об этом. Я присоединился к ребятам в тот день, когда нашли ребенка, поэтому не могу сказать, что я участвовал в поисках. Но познакомиться с большим количеством неравнодушных людей я успел! Потом было несколько менее резонансных случаев. Наше общение становилось более плотным. Я работал руководителем корпуса волонтёров экономического саммита АТЭС, после которого к нам присоединилось  много ребят. Мысли о том, что необходимо объединяться возникли во время поиска исчезнувшей девочки в Уссурийске. Ведь до сих пор это самый яркий пример всплеска активности и соучастия в нашем деле. Люди ехали со всех уголков Приморского края. Одновременно участвовало в поисках несколько сотен человек, а на следующий день к ним на смену приходили другие, и так день за днем, ночь за ночью, точное количество откликнувшихся людей назвать практически невозможно. Именно тогда возникла идея упорядочить наше движение. Чтобы лучше, более оперативно распределять обязанности и не мешать работе следственных органов. Ведь очень важно в своем энергичном, благородном порыве не навредить делу. Мы постоянно сверяем свои действия с профессионалами, ведущими поиск по долгу службы. Сейчас мы сотрудничаем с МВД, МЧС и Следственным комитетом.

Опыт со знаком «плюс»

- Есть ли в вашей практике счастливый пример, когда пропавшего человека удалось обнаружить живым-здоровым?

- У нас уже есть положительный опыт поисков. Самый яркий из таких хорошо закончившихся случаев, это поиски несовершеннолетней девочки из Смоляниново. Она решила напугать родителей и убежала из дома. Её мы искали в городах Большой камень, Артем, Владивосток, Уссурийск, и сельской местности. В этой ситуации было и ежедневное координирование групп людей из разных городов, и плотное взаимодействие с МВД,  перераспределение наших ресурсов между городами. В результате почти месячных поисков протекавших в лучших традициях шпионских боевиков, девочка была найдена в п. Угловое.

- Интересно, чей опыт используют волонтёры из «Мы вместе» в своей поисковой деятельности.

- Мы стараемся изучать всю информацию которая нам может помочь, и конечно же Российский и международный опыт. Мы дружим и постоянно обмениваемся опытом с двумя организациями из других регионов России. Зарубежную волонтерскую деятельность мы изучали, когда создавали свои алгоритмы поиска и инструкции для волонтеров.

Когда все вместе

- Что самое главное в работе поисковых волонтёров?

- Выделять один главный параметр в нашей работе не имеет смысла, так как важно всё. Время от пропажи ребенка до начала поиска, должно быть минимальным. Это описано во всех учебниках МЧС как правило золотого часа. Достоверность информации, которую дают родственники, влияет на принятие решений о направлении и интенсивности поисков. От общественного резонанса поисков, который создаете вы, представители СМИ напрямую зависит количество новых волонтёров, пришедших на помощь. В свою очередь мы используем возможности современных средств коммуникации: соцсети, блоги, рассылки. Также важна глубина взаимодействия со следствием, для того чтобы не дублировать друг друга и не мешать.

- Каково это – взаимодействовать с соответствующими службами при поиске людей? Не пытаются ли профессионалы как-то «оттеснять» волонтеров?

- Безусловно, мы взаимодействуем со всеми органами осуществляющими поиск. Их руководство почти всегда положительно относится к нашим инициативам. Может по тому, что мы постоянно инструктируем волонтеров и напоминаем о правилах работы. Но реальное взаимодействие происходит на «земле» и зависит от субъективного отношения оперативников и спасателей. К счастью явного негатива и конфликтов у нас не было ни разу. Только однажды к нам откровенно прохладно отнеслись. А в остальных случаях мы несколько раз в день сверяем обстановку и делимся оперативной информацией. У ребят даже складываются товарищеские отношения с оперативниками.

- Как вы оцениваете шансы развития поискового волонтерского движения в Приморье?

- Я вижу, что движение изменяется, развивается в положительном направлении. Пусть не всегда наши постоянные члены могут участвовать в поисках, но приходят новые люди. Не смотря на то, что мы абсолютно некоммерческое объединение, нам оказывают помощь различные организации. У нас нет рекламных бюджетов, но на нас сами выходят федеральные СМИ и конечно Приморские. Мы постоянно встречаем небезразличных людей, готовых участвовать в нашей деятельности. Из этого можно сделать вывод, что базовые потребности людей удовлетворены и общество оздоровляется с каждым годом, ко многим вернулось потерянное сострадание и чувство единения, и всё больше людей волнуют не цены на хлеб и бензин, а вопросы более высокие и тонкие.

Справка

Максим Ананьев родился в 1983 году во Владивостоке. Там же окончил школу. Первое высшее образование получил во ВГУЭС, приобретя специальность инженера-программиста. Сейчас учится в ДВФУ, изучая юриспруденцию. В разное время работал в приморских компаниях и организациях, преимущественно в информационной сфере.  Активное участие в поисковом волонтёрском движении принимает с 2011 года.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах