4268

Китайцы о юбилее Владивостока: «Посольство России унизило Китай»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Приморье № 29 15/07/2020
Экспозиция в китайском музее.
Экспозиция в китайском музее. / Фото Олега Белова / АиФ

Почему юбилей привёл к конфликту

В ПОСЛЕДНИЕ ПАРУ ЛЕТ РОССИЙСКО-КИТАЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ ХОДЯТ ПО ЛЕЗВИЮ БРИТВЫ. ВИНОЙ ТОМУ – КРУГЛЫЕ ДАТЫ, КОТОРЫЕ, КАК НАЗЛО, БЫВАЮТ НЕ ТОЛЬКО ПРИЯТНЫМИ И ПОЛЕЗНЫМИ ДЛЯ ДРУЖЕСТВЕННЫХ ЧУВСТВ, КАК 70-ЛЕТИЕ ОБРАЗОВАНИЯ КНР И 75-ЛЕТИЕ СОВМЕСТНОЙ ПОБЕДЫ ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ, НО И ВЕСЬМА НЕУДОБНЫЕ.

Весной 2019 года по обе стороны от реки Уссури, немного стесняясь, отметили 50-летие столкновений на острове Даманский. 2020-й – год 120-летия печальных событий в Благовещенске, когда в ответ на массовые убийства европейцев в Китае российские власти устроили форсированную высылку китайцев к себе на родину, в ходе чего погибло несколько тысяч человек.

История любых соседних стран изобилует не самыми приятными воспоминаниями, и Россия с Китаем здесь не исключение. Однако в самом начале июля полыхнуло там, где не ждали. Самый настоящий медийный скандал в Китае произошёл из-за поста в соцсетях о 160-летии со дня основания Владивостока.

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?

Казалось бы, ну и что тут такого. Однако нечто странное в этом жесте всё же есть – поздравление было написано на китайском языке и опубликовано на популярном в Китае сервисе микроблогов Weibo (занимает нишу заблокированного здесь «Твиттера»), причём на аккаунте Посольства России.

В заметке рассказывалось, что «в 1860 году русские люди основали на берегу Тихого океана военный порт Владивосток, название которого означает «Владеть Востоком». Дополнительно отмечалось, что город быстро стал крупным логистическим и промышленным центром, а сейчас это «важная база военно-морского флота». Небольшую заметку длиной в три предложения в течение только суток прочитало более 7 млн китайских пользователей, и, увы, это не та популярность, которую хотели получить её авторы.

Честно говоря, не очень понятно, чем руководствовались сотрудники посольства. Запись явно ориентирована на китайскую аудиторию, а напомнить ей о 160-летии Владивостока – это наступить на больную мозоль. Ведь, во-первых, именно 160 лет назад Россия по условиям Пекинского договора окончательно получила контроль над Уссурийским краем, на который ранее также претендовала Цинская империя, правопреемником которой считает себя современный Китай. Во-вторых, китайские обыватели искренне убеждены в том, что к моменту перехода под юрисдикцию России здесь существовали «китайские города», и один из них – так называемый Хайшэньвай (можно перевести как «Город бухты трепанга», причём существуют две нормы произношения, сказать «Хайшэньвэй» тоже не будет ошибкой). На месте этого «города» якобы и появился Владивосток.

Так, вольно или невольно, дипломаты заставили китайцев и русских вновь вспомнить обстоятельства, при которых был основан город, призванный «владеть Востоком».

КАК БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ?

Нужно начать с главного. Юг российского Дальнего Востока невозможно назвать «исконной русской землёй». Русская переселенческая колония была основана здесь только в середине XIX века, хотя попытки проникнуть в Приамурье и обложить ясаком коренное население наблюдались и в XVII веке. Но и китайскими (в современном понимании слова «китаец») эти земли никогда не были.

Границы китайских империй вообще крайне редко выходили за пределы Великой стены, что не мешало им считать окрестные народы своими «вассалами» и периодически посылать к ним свои культуртрегерские миссии. Самая известная – экспедиция по Сунгари и Амуру во времена правления императора Юнлэ, жившего в XV веке. Известно, что китайские корабли дошли до низовий Амура, где в районе нынешнего села Тыр построили храм и поставили две стелы. Эти стелы сейчас являются жемчужиной коллекции Арсеньевского музея, и полюбоваться ими можно, даже просто проходя мимо по улице Алеутской – окна в зал открыты. Из иероглифического текста становится ясно, что это была разовая акция, и контролировать дальние земли китайские первопроходцы планировали не с помощью армии и бюрократии, а исключительно «мягкой силой».

Реально же на территориях будущего Дальнего Востока России и Северо-Восточного Китая издревле жили и успешно воевали различные монгольские и тунгусо-маньчжурские народы. В X-XII веках здесь существовало государство киданей, позже находился политический центр империи чжурчжэней, а потом их потомков – маньчжуров.

Именно маньчжуры в XVII веке завоевали китайцев, а заодно и монголов, тибетцев и уйгуров, сформировав в общих чертах нынешнюю карту КНР. Образовавшееся многонациональное государство известно под названием «Великая Цин», или просто Цинская империя, но правили им именно маньчжуры, а на отдалённых северо-восточных землях этническим китайцам (хань) и вовсе долгое время селиться запрещалось. И именно с маньчжурами Российская империя заключила ряд договоров, по которым де-факто неосвоенные дальневосточные земли в XVII веке объявлялись цинскими, а спустя два века российскими. Китайцы называют эти договоры неравноправными, но тем не менее признают.

Когда на обломках рухнувшей Великой Цин была основана Китайская Республика, она предъявила претензии на все те территории, которые контролировались маньчжурами. Собственно маньчжурская государственность была восстановлена в 1930-х годах, но не самостоятельно, а с помощью японских милитаристов, что сильно скомпрометировало саму идею национального государства маньчжуров. Тем более сами они постепенно ассимилировались китайцами. Так что и сама бывшая Маньчжурия, и тоска по «потерянным» дальневосточным землям оказались экспроприированными ханьским большинством.

Впрочем, в 2001 году Москва и Пекин официально закрыли все территориальные вопросы друг к другу, и с тех пор официальные представители КНР ни разу не заявляли о каких-либо претензиях. Чего, конечно, не скажешь об обывателях, которые приезжают во Владивосток именно как в «бывший китайский город».

Впрочем, города как раз здесь никакого не было, ни китайского, ни маньчжурского, о чём существует масса свидетельств. Причём не только русских, но и, например, судового врача Джона Тронсона с британского парохода «Барракуда». Вы спросите: «А как же Хайшэньвай? Ведь у Владивостока есть китайское название?!» Да, есть. И не только у Владивостока. На многих китайских картах Уссурийск обозначен как Шуанчэн, Хабаровск – как Боли, а Сан-Франциско, например, как Цзюцзиньшань. Сам факт наличия китайской версии географического названия ничего не означает. «Хайшэньваем» стали называть город, строящийся на берегу «бухты Трепанга» (Золотой рог), китайские гастарбайтеры, ринувшиеся в Россию в поисках заработка. Потому что выговорить «Фу-ла-ди-во-сы-то-кэ» им, конечно же, было сложно.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

Такова российская версия событий, которую автор, изучивший немало исторических источников и литературы по этому вопросу, полностью поддерживает. Однако спорить на эту тему с китайцами – дело заведомо неблагодарное. А если уж и спорить, то только с фактами, аргументами, да и желательно в красочном мультимедийном оформлении. Вряд ли коротенькая запись в соцсетях была способна переубедить китайцев. К сожалению, ровным счётом наоборот – она вызвала волну возмущения.

«Ты сорвал с меня мясо и ешь – это ладно. Но ты ешь его у меня на виду, чавкаешь и наблюдаешь за моей реакцией – это уж слишком», так отреагировал в комментариях один из китайских пользователей и набрал за сутки несколько тысяч лайков. Досталось и китайским чиновникам. «Мы тут говорим про империалистические заявления Великобритании и США. Посольство России унизило Китай – разве не нужно за это заблокировать его аккаунт? Представители МИД Хуа Чуньин и Чжао Лицзянь, почему же вы не возмутились по этому поводу?» – написал в комментариях другой пользователь.

Едкое замечание пришлось не в бровь, а в глаз. Вообще-то, в последнее время китайские дипломаты действительно не выбирают выражений, ведя в «Твиттере» и «Фэйсбуке» ожесточённые словесные баталии с западными коллегами. 47-летнего Чжао Лицзяня даже прозвали «Боевой волк», сравнивая его с героем-спецназовцем из одноимённого китайского блокбастера. Однако в отношении России «боевой волк» Чжао многозначительно промолчал.

Зато высказались китайские лидеры блогеры-миллионники. Так, главный редактор англоязычной китайской газеты Global Times Ху Сицзинь написал в своём аккаунте в Weibo: «Земли вокруг Владивостока, Благовещенска и Хабаровска раньше были территорией Китая. Россия должна уважать переживания и память китайской нации, а китайцы должны уважать тот факт, что сейчас эти земли принадлежат России. Зачем российское посольство провоцирует у китайских интернет-пользователей желание потребовать эти земли обратно?» Схожим образом отреагировал продюсер Международного телевидения КНР Шэнь Шивэй, написав в «Твиттере» для англоязычной аудитории: «Сообщение российского посольства вызвало горькие воспоминания о 1860 годе (тогда же Китай проиграл 2-ю опиумную войну, отдав Великобритании часть нынешнего Гонконга), но это не имеет ничего общего с территориальными претензиями в настоящее время».

Посольство косвенно признало ошибку, удалив запись от 2 июля. Правда, 3 июля появился аналогичный пост с одним лишь исправлением – была убрана фраза про «владеть Востоком». К сожалению, это вызвало новую волну едких комментариев со стороны китайских пользователей – например, «Вчера же уже отмечали. Сегодня опять отмечаете?» А Ху Сицзинь по этому поводу заметил: «Российское посольство убрало из публикации несколько чувствительных слов. Что бы это могло означать? Я не буду вам объяснять. Пусть каждый сделает свой вывод».

Действительно, хочется надеяться, что китайское общество воспримет этот шаг не как проявление слабости, а как дружеский жест, направленный на исправление досадного недоразумения. История есть история. Нельзя бояться скелетов в шкафу прошлого, но и дразнить ими партнёра не лучшее подспорье для будущего.

ВРЕЗ: Вряд ли коротенькая запись в соцсетях была способна переубедить китайцев. Получилось наоборот – она вызвала волну возмущения.

КСТАТИ:

В 1858 году Россия заключила с Китаем Айгунский договор, по которому ей официально отошли земли на левом берегу Амура. Через два года по Пекинскому трактату тоже российским стал и Уссурийский край.В Китае многие до сих пор считают договор несправедливым. Они говорят, что русский дипломат граф Игнатьев вероломно воспользовался слабостью раздираемого войнами Китая. Отечественные истории, напротив, уверены, что Пекинский трактат позволил сохранить государственность Китая.

Справка: автор Иван Зуенко - научный сотрудник Института истории, археологии и этнографии Дальнего Востока.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах