Примерное время чтения: 9 минут
246

Как использовал Владивосток 10 лет, прошедших после Форума АТЭС?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. АиФ-Приморье № 35 31/08/2022
Все понимают: мосты Владивостока – это мосты в будущее.
Все понимают: мосты Владивостока – это мосты в будущее. / Татьяна Меель / АиФ

Может ли быть дана окончательная оценка того, что произошло в 2012 году, когда в Приморье был проведён Саммит АТЭС-2012? Считать ли мероприятие провальным или наоборот – давшим начало чему-то масштабному и повлиявшему на жизнь Владивостока?

Переферия и захолустье

Событие, к которому начали готовиться за 10 лет до его начала. Все опрошенные эксперты сходятся во мнении, что всё началось в 2002 году, когда по инициативе губернатора Приморья Сергея Дарькина создали Тихоокеанский центр стратегических разработок. Главным итогом его работы стал вывод – Дальнему Востоку заявить о себе на международной арене. А вскоре президент Владимир Путин на встрече глав стран Азиатско-Тихоокеанского региона сделал заявку на проведение очередного саммита АТЭС в России.

Но поверить в то, что Владивосток сможет принять несколько десятков глав мировых держав, было невозможно. Даже шансы Хабаровска оценивали выше.

Во-первых, где проводить мероприятия? Во-вторых – куда всех поселить? И как решать вопрос совместного пребывания и специальных мер безопасности? А главное – чем впечатлить гостей?

С этого момента Владивосток, считавшийся периферийным и, если честно, захолустным, начали преображать.

Владивосток тогда получил десятки объектов. Сеть автодорог – сотни километров. Кампус ДВФУ на острове Русском площадью в 800 тысяч кв. метров. А ещё аэровокзал пропускной способностью в 5 миллионов пассажиров, объездная дорога, электростанция на Русском и уйма малозаметных, но необходимых инфраструктурных объектов. И, конечно, крупнейшие в мире вантовые мосты, которые нависают над Золотым Рогом и Босфором Восточным - они были мечтой ещё с царских времён.

– Решение проводить саммит АТЭС во Владивостоке было абсолютно правильным. Это был способ компенсировать все годы, когда в инфраструктуру Дальнего Востока не вкладывалось практически ничего, – считает ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии, кандидат экономических наук Юрий Авдеев. – Это коснулось не только Владивостока. Но надо было с чего-то начинать. Развитие получили и Большой Камень, и Находка, где началась реализация масштабных инвестиционных проектов: судостроение, производство минеральных удобрений, в городе Свободном в Амурской области – нефте- и газопереработка, в Хабаровском крае, в Магаданской и Сахалинской областях. Импульс развития после саммита АТЭС получили все регионы Дальнего Востока.

Да, Владивосток получил больше всех. И это, по мнению Юрия Авдеева, в какой-то степени стало фактором сдерживания оттока населения с Дальнего Востока.

– Это была в том числе и PRакция, – считает профессор кафедры экономической информатики Сергей Митрофанов. – Акция, рассчитанная и на внутреннего потребителя: после протестных акций по правому рулю Саммит АТЭС эти протестные тенденции смог замедлить. И акция, направленная вовне: встреча лидеров АТЭС была проведена здесь в первый и единственный раз. И стоило значительных усилий убедить лидеров встретиться именно во Владивостоке. В городе во время начала работ по подготовке к саммиту была только одна гостиница на 3,5 звезды. А когда показали проекты с мостами, у которых опоры возносятся на сотни метров, и другие грандиозные объекты, это очень сильно повлияло и на мнение за границей.

Но проведение саммита во Владивостоке – это ещё и акция по оживлению экономики. Хотя имела она и политические цели. Многие в мире говорили, что Россия ослабла: в то время она отдала большие участки своей территории: в заливе Дежнёва, в районе Шпицбергена, в Северном море, остров на реке Амур в Хабаровске. Поэтому многие страны в АТР к России относились если не пренебрежительно, то снисходительно и скептически.

– Думаю, к тому моменту российская власть воткнула нечто вроде межевого колышка – будем развиваться и будем державой, которая влияет на события в АТР, – добавляет Сергей Митрофанов.

Былые сомнения

Провести саммит во Владивостоке можно было и в другом месте. В конце концов, на Санаторной Дом переговоров, где глава СССР Леонид Брежнев принимал американского президента Джеральда Форда. Как и сорок лет назад, делегации можно было бы разместить в ближайших военных санаториях и санатории МВД. Получилось бы дешевле в десятки раз. Но решили идти сложным путём.

Интересные события в жизни Владивостока продолжатся, и в свете происходящего в мире – события очень многообещающие.

Когда был озвучен бюджет мероприятия в размере 118 миллиардов рублей, а это цифры астрономические, возникли вопросы – как их осваивать? Главное – на что? Заговорили и о грандиозной коррупционной схеме. Подозрения усиливались по мере роста сумм. 148, потом 186, 240 миллиардов. Скептики считали, что не получится ничего.

– Даже когда строительство мостов было анонсировано, когда уже вырыли котлованы под первые опоры Золотого моста, я не верил, что их достроят. Слишком свежи еще были в памяти истории освоения средств, которые выделяли на восстановление Чечни при Ельцине. Когда под телекамеры открывали новую школу, а через час прилетал штурмовик и сбрасывал на здание бомбу. И всё повторялось заново – выделение средств, строительство, парадная ленточка… и снова взрыв, – рассказывает преподаватель Пётр Марченко.

Даже когда Дальневосточный федеральный университет уже переселился в кампус на острове, были сомнения. И когда открыли мосты для всех желающих, люди, борясь с головокружением на 65-метровой высоте, всё равно не верили. И даже, покатавшись по скоростным автострадам и по 4-километровому низководному мосту с Седанки на Де-Фриз, тоже не верили.

– Насчёт потраченных триллионов. Коррупция была, есть и будет, но если рассматривать по уровню коррупции, то Россия в мире не находится по этому показателю в числе лидеров, – отмечает Сергей Митрофанов. – Ни в первой, ни во второй категории стран. Да, некоторые объекты мы сдали позже или до сих пор достраиваем, как перинатальный центр и гостиницы. А некоторые строители вообще даже не собирались сдавать объекты.

В итоге пресловутые 680 миллиардов рублей достались городу в виде грандиозных объектов, причём тех самых, что были мечтой добрую сотню лет. И как-то сами собой приблизились к реальности проекты, которые совсем недавно считались фантастическими, как владивостокская агломерация, объединяющая сам город и его окрестности в радиусе нескольких сотен километров.

– Когда в начале 90-х мы делали проект «Большой Владивосток», включая в него Хасанский и Надеждинский район, Артём и Шкотовский район, мне крутили пальцем у виска и говорили – как добираться на Де-Фриз? Какой крюк придётся делать, – рассказал Юрий Авдеев. – А теперь вот оно! Более того, до Уссурийска сегодня дорога занимает максимум час.

Отложенный эффект

Владивосток начал активно обживать и использовать объекты саммита практически немедленно после отъезда иностранных делегаций. Золотой мост сократил путь на Чуркин с нескольких часов до 5 минут, и Чуркин ощутил себя центром. Повысилась престижность, заколосился бизнес, появились торговые центры, поползла вверх стоимость жилья.

Обочины трассы в аэропорт, где в нулевые годы мычали коровы и выли собаки, сегодня застроены представительствами ведущих автоконцернов мира.

– Через 5 лет после АТЭС внутренний региональный продукт Приморского края вырос на 31%, – рассказал Сергей Митрофанов. – Да, не без некоторых хитростей. Но в 2013 – 2014 годах рост был в районе 3 – 4%. В 15 – 16 годах был более 10%. У этого события есть и другие отложенные эффекты, которые ещё сыграют свою роль и скажутся на экономике. Саммит АТЭС – такого масштаба веха, которую переживать и осознавать придётся очень долго, потому что большое видится на расстоянии.

Интересные события в жизни Владивостока продолжатся, и в свете происходящего в мире – события очень многообещающие. Статус столицы Дальнего Востока для Владивостока – это слишком мелко.

– Санкт-Петербург с его экономическим форумом давно стал главной площадкой для переговоров с Европой. Европейские бизнеспартнёры неохотно ехали в помпезную, пускающую пыль в глаза Москву, но охотно приезжали в практичный Питер. Сейчас мировые центры силы переместились в Азию, и Россия оказалась к этому готовой. После Форума АТЭС-2012 про Владивосток узнали как о воротах в Россию, – говорит политолог Сергей Котомцев.

– Где находятся иностранные консульства? Где проходил саммит АТЭС? Где проводится ВЭФ? – Во Владивостоке! – напоминает Юрий Авдеев. – Его функция – быть восточной столицей России для взаимодействия с Азией. Это колоссальная работа, и город должен быть подчинён её эффективному выполнению. С этой точки зрения Владивосток должен стремиться стать международным городом с соответствующим статусом. Здесь может быть филиал ШОС или ОДКБ. Вот каким Востоком «владеть» завещали нам предки.

Комментарий власти

Вера Щербина, председатель правительства Приморья:

– На территории края в высокой степени готовности сегодня находятся ещё два крупных инвестиционных проекта на общую сумму около 18 миллиардов рублей. Это круглогодичный семейный горнолыжный курорт «Белая гора» в Арсеньеве и Дворец боевых искусств во Владивостоке. В стадии проработки сейчас находятся ещё 45 проектов. Окончательное соглашение по двум из концессионных проектов будет подписано в ходе Восточного экономического форума в сентябре текущего года.

Мнение эксперта

Наталья Шинковская, политолог:

– Результаты форума, подготовка к которому проходила в обстановке практически всеобщего скепсиса и весьма мрачных прогнозов, превзошли, по определению журналистов, все ожидания: он «превратился в площадку, где встретились лидеры ведущих держав региона (Китая, России, США, Японии) и где было подписано множество различных соглашений». По оценкам СМИ, после саммита Россия явно набрала вес среди стран-участниц.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах