Примерное время чтения: 8 минут
76

Как с разных планет. Литературы на дальнем востоке почти нет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Приморье № 46 16/11/2022
Найти за Уралом качественную литературу сложно, но можно.
Найти за Уралом качественную литературу сложно, но можно. / Олег Белов / АиФ

Чем дальше от столицы, тем беднее ассортимент книжных магазинов. Полки заполонила низкопробная коммерческая литература. А многие качественные литературные новинки до нас вообще не доходят.

Есть ли что почитать на досуге и чем занять эстетическое чувство любителям перелистнуть страницы? Есть ли местные авторы и возможность отказаться от литературного мейнстрима, представляемого читателю крупнейшими издательствами и сетями книжных магазинов? Об издательском бизнесе, об авторах и тенденциях литературного процесса Дальнего Востока в целом рассказал директор и главный редактор издательства «Рубеж» Александр Колесов.

Лоскут одеяла

Александр Колегов, «АиФ-Приморье»: Александр Владимирович, есть ли интерес у читателя и что предлагает ему сегодня наша дальневосточная литература?

Александр Колесов: Этот вопрос для меня не сложный. Я в первую очередь читатель, а потом только издатель.

У нас на Дальнем Востоке литературы почти нет, в том смысле, что совсем отсутствует литературный процесс. Дальневосточная классика давно не издаётся, закрыты региональные литературные журналы и альманахи, в союзах писателей засилье графомании… Старшее писательское поколение давно ушло, а молодёжь ему на смену не пришла в силу того, что последние три десятилетия она находится на положении беспризорничества, поскольку ею никто не занимается.

Раньше, в советские годы, каждая выходящая в Союзе книга была обязательно представлена в каждом регионе страны. И мы знали, что она дойдёт и до нас даже в самые дальние уголки страны.

Последние 30 лет, как читатель, я нахожусь на голодном пайке потому, что, когда рухнул Союз, балом стали править деньги. Огромное количество хороших книг, которые издаются в Москве и Петербурге, не доходят до Дальнего Востока.

– А собственное книгопечатание заполняет эту нишу?

– На огромном пространстве Дальнего Востока, а это 40% территории России, эффективные издательства можно пересчитать по пальцам одной руки. Вернее, номинально издательств вроде бы много, но книг ими издаётся очень мало.

Когда я бываю в Москве, при встречах с коллегами-издателями я говорю: мы живём с вами на разных планетах, господа. В столицах сосредоточены все издательства, типографии и авторы, а издательское дело на Дальнем Востоке существует по принципу: не благодаря, а вопреки. В масштабах страны литература обезлюдела.

– То есть это объективная причина – некому писать и не для кого, потому что нет рынка?

– Население на Дальнего Востока не велико, поэтому рынка нормального у нас действительно нет. Но дело не только в этом. Ведь тридцать лет назад у нас была богатая и по-настоящему интересная дальневосточная литература. В каждом регионе были известные авторы и собственные большие издательства.

На фестивале ЛиТР (Литература Тихоокеанской России) я говорил и не устаю повторять, что ситуация у нас аховая. Если представлять книжное пространство нашей страны как лоскутное одеяло, то Дальний Восток – небольшой лоскуток, висящий на тоненькой ниточке, которая вотвот оторвётся. Всё очень невесело, и с этим надо что-то делать…

Сбился прицел

– А среди издаваемых авторов находятся достойные внимания?

– Конечно, у нас есть хорошие авторы. Но с начала 90-х по всей стране, и Приморский край и Дальний Восток – не исключение, стали принимать в союзы писателей всех подряд. Всех, у кого есть деньги, кто сам себя издал, принёс и положил на стол несколько книг. Этого было достаточно для вступления в союз. А качество текстов никто не оценивал. Сбился художественный прицел.

Если представлять книжное пространство нашей страны как лоскутное одеяло, то дальний восток – небольшой лоскуток, висящий на тоненькой ниточке, которая вот-вот оторвётся.

В Советском Союзе всё было жёстче. Была система рецензирования. Отбор существовал, и довольно строгий. И ведь иерархию в литературе никто отменял! Я, например, могу легко оценить, как профессионал, имеет ли тот или иной текст отношение к литературе или не имеет.

– То есть тезис, что читать нечего и гаснет интерес – верен?

– Много лет я являюсь единственным за Уралом членом жюри Национальной премии «Большая книга». И вот недавно получил шорт-лист на 2022 год из 11 имён, а также их тексты и бюллетень, в котором я должен расставить свои баллы…

Раньше выбор хороших писателей был действительно больше. Но и сегодня есть хорошие авторы. Приехав в Москву, я могу пойти в магазин и найти для себя приличную книгу на любую тему.

У меня есть свой список современных авторов, к книгам которых обращаюсь. И в силу того, что в жюри состою, и потому, что они мне по-настоящему интересны, я стараюсь читать, брать в руки эти книги. Русская литература не оскудела и никогда не оскудеет. Её река может быть шире или уже, но она никогда не пересохнет.

В работе издателя

– И есть имена, которые можно назвать, а книги этих авторов найти и прочесть?

– Они есть. Сегодня, слава Богу, есть такие замечательные поэты, Как Олег Чухонцев, Юрий Кублановский, Сергей Гандлевский, Бахыт Кеннжеев....

Или, к примеру, вклад в литературу прозаика Андрея Битова сегодня по-настоящему не оценен. Но для меня он безусловен. Битов – классик. Он большой писатель. Его выдвигали на Нобелевскую премию. Его постмодернистский роман «Пушкинский дом» – грандиозная книга. Запрещённая сначала, потом разрешённая. Были и другие имена, которые можно поставить с ним рядом. Не так давно ушёл из жизни Владимир Маканин.

– А из числа наших современников?

– Литература на Дальнем Востоке, несмотря на то, что первые авторы появились в конце XIX века, разгорелась и полнокровно существовала весь советский период и даже в начале XXI века. В силу удалённости Дальнего Востока она развивалась автономно. И мало какому дальневосточному автору, даже из самых ярких и талантливых, удавалось издаваться в центральных издательствах.

Сегодня есть авторы, которые по-настоящему хороши, но сравнивать их с великими авторами первой половины XX века – Булгаковым, Платоновым, конечно, сложно. Но и сама литература развивается волнообразно – были и Золотой век, и Серебряный век, какие-то времена более ярко представлены более крупными или менее яркими фигурами.

– А какие имена попадают в издаваемую Вами антологию дальневосточной литературы?

– Когда мы с критиком Александром Лобычевым взялись за издание «Антологии литературы Дальнего Востока в 15 томах», нам хотелось вернуть иерархию в дальневосточную литературу. Когда мы выпустили первый том антологии, посвящённый прозе Приморского края, в котором представлено 35 лучших авторов, нам стали говорили, что это, мол, наш субъективный выбор. Но я говорил и продолжаю настаивать, что наш выбор объективен.

Мы включили повесть Михаила Пришвина, который побывал здесь в 1931 году, прожил 3,5 месяца и написал несколько ярких вещей, таких как «Оленьцветок», «Женьшень», очерки об острове Фуругельм. Это одни из лучших его произведений.

Есть в антологии и повесть Бориса Можаева, по которой был поставлен фильм «Зов тайги», где играют Золотухин с Высоцким.

Старообрядец Иван Басаргин. В начале 80-х в Дальневосточном издательстве вышел в серии дальневосточной прозы его роман «Дикие пчёлы». И тираж был, можете представить, уничтожен. Мы его недавно переиздали.

Или замечательный прозаик, новеллист Виктор Пожидаев, недавно ушедший из жизни. Один из лучших в России писателей своего поколения, без всяких скидок на региональность. Мы подготовили его книгу избранной прозы «Там, где ждут, считают дни». Она скоро выйдет. Есть и другие имена.

– То есть местному читателю не стоит ждать открытий, а авторам нет пути на рынки центральных магазинов страны?

– Нам есть что издавать. Я никогда не пытался заработать всех денег и издать всё, что только можно. Для издательства гораздо важнее найти своё место, свою нишу. Мне кажется, мы нашли свои темы и своих авторов.

Даже если согласиться с тезисом, что читать стали меньше, есть нечто, что вселяет определённый оптимизм: интерес к истории региона, к историческим текстам и книгам вырос. В наш фирменный книжный магазин «Невельской» читатели приходят ещё и потому, что мы специализируемся на такой литературе. И потому, конечно, что мы не боимся браться за такие сложные и значимые проекты, как полное собрание сочинений В.К. Арсеньева.

История Дальнего Востока и Приморья – наш мощнейший ресурс, и она пока не востребована. Есть большая недооценка гуманитарной составляющей. Люди, живущие на Дальнем Востоке, не знают истории этой территории, потому что на не написана. Дальний Восток вообще и Дальний Восток России «не открыты» до сих пор. Обо всём этом нужно думать. А люди хотят знать, где они живут, и приходят к нам. Спрашивают про Бохай, про чжурчжэней.

В Москве и Петербурге варится довольно узкий круг одних и тех же имён. Издатели перекупают друг у друга таких известных авторов, как Акунин. Но там, в центре, нет такого материала, который есть у нас. Такого сопряжения географических, культурных, этнографических и других особенностей, которые есть у нас на Дальнем Востоке и которые нашли отражение в нашей литературе, и в этом сок и отличие дальневосточной литературы от других литератур.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах