747

КРЕАТИВ, НО НЕ СУПЕР!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Приморье № 36 08/09/2021
Ксения Мирная / АиФ

В СЕНТЯБРЕ ОТМЕЧАЕТСЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ ГРАМОТНОСТИ. ПРАЗДНИК БЫЛ УЧРЕЖДЁН ООН В 1965 ГОДУ В ХОДЕ ВСЕМИРНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ЛИКВИДАЦИИ БЕЗГРАМОТНОСТИ.

Почему реформа русского языка – абсолютная утопия? Как приживаются в языке слова-пришельцы? Книга – виртуальный мир, который затягивает? На эти и другие вопросы ответила кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Дальневосточного федерального университета, член Филологического совета Тотального диктанта Наталья МИЛЯНЧУК.

КТО КОГО СПАСЁТ?

– Наталья Сергеевна, что такое грамотность в современном понимании этого слова? Человек грамотный – он какой? Тот, который не делает ошибок в Тотальном диктанте? Начитанный? Заучивший наизусть правила русского языка?

 – Вопрос весьма глубокий. Широкое понятие грамотности имеет отношение не только к правильному написанию слов в тексте или расстановке знаков препинания. Скорее, речь идёт о человеке, компетентном в конкретной области или в сфере, о которой он говорит или пишет, имеющем определённый уровень интеллектуальной культуры. Такой человек не будет вести себя как дилетант, он вникает в проблему, прежде чем судить о ней. В противовес этому неграмотный судит поверхностно, категорично, слишком эмоционально.

 – Означает ли это, что ошибки в тексте не самый большой для вас грех?

 – Может быть, это покажется необычным, но меня как филолога совершенно не обязательно раздражает, если человек пишет с орфографическими ошибками. Если он внятно, ярко, интересно доносит до меня какую-то мысль, хорошо излагает, создаёт работающий текст – я не стану его судить за досадные ошибки в написании. А есть люди, которые пишут без ошибок, но они рассуждают как дилетанты, проявляя неграмотность в широком смысле этого слова.

 – Периодически возникают разговоры о гипотетической гибели русского языка. Есть ли в них толика правды?

 – Да, о возможной или даже реальной гибели русского языка говорят постоянно – как его защитники, так и недруги. Но, слава богу, пока мы наблюдаем, как наш язык не просто живёт – он активно работает, пополняется и в определённом смысле сам спасает нас, своих носителей. Особенно отчётливо мы видим это в эпоху пандемии, породившей множество новых слов и выражений, которые передают не только новую для нас информацию, но и оценки, эмоции, рефлексию, без выражения которых мы бы не справились с этой ситуацией. Все эти удалёнки, ковидлы, коронапофигисты, онлайн-вечеринки и многие другие языковые новации коронавирусной эпохи могут раздражать ревнителей чистоты русского языка, но их появление и активное употребление – свидетельство совсем не гибели и не упадка, а жизнестойкости русского языка и русского народа.

– Небезызвестный нам политик требует категорически очистить родную речь от «иностранщины». Как вам такие радикальные методы?

 – На мой взгляд, это политически выгодная манипуляция, спекуляция. Легче всего продемонстрировать электорату своё горячее желание спасти родной язык от «вредителей». Гораздо труднее вникнуть в механизмы языковой политики и сделать что-то действительно полезное. Для этого нужно понимать, что язык нельзя реформировать. Невозможно взять и запретить людям употреблять в речи привычные слова! Носители языка, включая самих «реформаторов», будут делать это неосознанно, не соблюдая никаких предписаний. Люди говорят автоматически, спонтанно, так же, как и дышат, и невозможно этот процесс контролировать законодательно. Запретные меры не сработают!

Отчасти я понимаю людей, которые недовольны «засильем» англоязычных слов, молодёжного сленга… Но на самом деле их злит то, что им чуждо, незнакомо, непонятно, что затрудняет процесс коммуникации. Подобные дискуссии всегда существуют в обществе, как и споры о правилах поведения, моде и так далее.

НЕ ПРОИСКИ ВРАГОВ

 – Но мода уходит и приходит. А как обстоит дело со словами-иностранцами?

 – Язык развивается в рамках универсальной тенденции – за счёт минимальных усилий выразить максимальный объём информации. И в конкуренции будет побеждать та единица, то слово, которое позволяет выразить мысль точнее и удобнее. А какого оно происхождения – неважно, тем более что русский язык умеет хорошо адаптировать иноязычные ресурсы, используя их как сырьё для создания новых слов.

Но есть проблема – когда иностранная лексика используется без особой необходимости: люди хотят поумничать, на первый план выходит имиджевая функция («пусть все думают, что я образованный, статусный!»). Но если новое слово не выполняет свою главную функцию – не помогает лучше выразить смысл, то оно не выживает и, как явление быстротечной моды, уходит. Ещё раз подчеркну: наличие заимствованных слов в русском языке – результат не происков врагов или подрывной деятельности «пятой колонны», а нашей с вами языковой деятельности.

 – А есть слова-пришельцы, которые вам нравятся или, напротив, раздражают?

 – К примеру, есть мнение, что слово креатив – абсолютно лишнее в русском языке, потому что у нас уже есть слово творчество. Мне же представляется, что совсем не лишнее, более того, оно довольно гармонично вошло в нашу речь. Почему? Потому что слова творчество и креатив обозначают не одно и то же. Во-первых, творчество – это только процесс, деятельность, а креатив – не только процесс, гораздо чаще этим словом обозначают результат деятельности. Во-вторых, под творческим процессом обычно понимают создание оригинального продукта, имеющего социально-культурную ценность. А процесс креатива – это скорее порождение нестандартных, неожиданных идей, и совсем не обязательно эти идеи действительно ценны для общества. Кроме того, слова креатив, креативный, креативность часто употребляются с иронией, то есть фактически выражают негативную оценку, пусть и в мягкой форме, тогда как творчеством, творческим мы называем только то, что нам нравится.

А вот слово супер я не только не употребляю, но и считаю его очень вредным для русского языка. Это слово очень поверхностно и расплывчато по смыслу: говоря «Супер!», человек только сигнализирует о том, что некий объект или ситуация ему нравится, но фактически не выражает, чем именно ему это нравится. По содержанию это гораздо беднее, чем такие слова, как восхитительно, сногсшибательно, умопомрачительно, упоительно, волшебно и многие-многие другие. Но, к сожалению, молодые носители языка эти слова только знают, но не употребляют, потому что вместо них на автомате «достают из кармана» шаблонное супер или другие, ещё более вульгарные средства выражения оценки. Результат не радует – довольно много содержательных, коммуникативно ценных слов уходят в пассивный запас, а на их месте в активном употреблении остаётся минимальный набор весьма бедных в содержательном отношении слов.

КНИГА – ВИРТУАЛЬНЫЙ МИР

– Пользователи сетей чаще критикуют классиков русской литературы, чем признаются им в любви… Особенно достаётся Льву Николаевичу

 – Мы не обязаны любить Льва Толстого, скажу даже больше – не обязаны любить и Пушкина, хотя он «наше всё». Но всё это досужие разговоры – этот писатель дурак, а тот умный, а того я терпеть не могу… Всё меняется, когда вдруг вы неожиданно для самого себя сталкиваетесь с текстом, который вас не просто цепляет, а затягивает и не отпускает.

В моей жизни тоже был период, когда я практически не читала классику, была занята научной карьерой. Но однажды меня попросили выступить оппонентом диссертации по Набокову, и, что называется, по необходимости мне пришлось прочитать несколько его рассказов. Я читала их и плакала: почему я не читаю такие тексты каждый день? Почему эта красота и мудрость живёт отдельно от меня? Так человек встречается с литературой. Думает, что ненавидит Толстого, а потом случайно берёт в руки книгу… и погружается в мир, из которого выходить не хочется.

– Современные дети предпочитают книгам виртуальные миры в гаджетах. Куда мы катимся?

 – Книги – это тоже виртуальные миры, которые ещё как затягивают! Дети «залипают» в гаджетах так же, как и в книгах, это один и тот же механизм, правда, чтение более полезно, оно развивает интеллектуально и духовно. Нас родители в детстве ругали за то, что читали лёжа, под одеялом с фонариком. А сегодня, в общем-то, так же родители пытаются оторвать своих детей от компьютера или телефона. Это просто другая технологическая реальность, но и мы когда-то, и наши дети в своё время, и нынешние подростки стремились и стремятся к одному – к ярким впечатлениям и новой информации. И в этом стремлении нет ничего плохого, напротив, без него человек не может развиваться. Проблема в том, как сориентировать ребёнка в этом потоке, как сделать так, чтобы он встречался на этом пути с тем, что заставляет его думать, расти, созидать, а не деградировать. Но это тема для отдельного большого разговора.

Записала Елена ЖУКОВА

Фото Олега Белова и из личного архива Натальи Милянчук

 

ДОСЬЕ:

Наталья Сергеевна МИЛЯНЧУК

Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Дальневосточного федерального университета. Вице-президент и руководитель исполкома Азиатско-Тихоокеанской ассоциации преподавателей русского языка и литературы. Автор 30 научных и учебно-методических печатных работ, многочисленные публикации в СМИ по проблемам культуры речи.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах