Примерное время чтения: 7 минут
320

Не будите зверя! Приморский нарколог о коварности зелёного змия

№4. "АиФ-Приморье №4" 24/01/2024
Медики бьют тревогу% в зоне риска все мы.
Медики бьют тревогу% в зоне риска все мы. / Александр Фирсов / АиФ

Количество зарегистрированных жителей Приморья с диагнозом «синдром зависимости от алкоголя» с каждым годом уменьшается. Об этом сообщает наркологическая служба региона. Допустим, в 2020 году зависимых было 1011 на 100 тысяч населения, а в 2022-м – 968 . По 2023 году расчёты пока готовятся. С одной стороны, цифры внушают оптимизм. Но сколько неучтённых?
Когда отношения с алкоголем переходят грани допустимого? Кому можно выпивать в меру, а кому стоит совсем отказаться от спиртных напитков? Об этом рассказала заведующая отделением медицинской реабилитации ГБУЗ «Краевой наркологический диспансер», врач психиатр-нарколог высшей категории краевого наркологического диспансера Юлия Сидорова. 

Верхушка айсберга 

– Юлия Валентиновна, радует ли вас статистика по снижению больных алкоголизмом и насколько можно ей доверять?
– Уровень заболеваемость снижается, правда, небольшими темпами. Можно сказать, что маленькими шагами приморцы идут к здоровому образу жизни. Есть мнение, что зависимых людей значительно больше, а статистика – лишь верхушка айсберга. Но и она достаточно показательный фактор. Так, за два года количество впервые выявленных алкоголиков сократилось с 54,5 до 48,9 человека на 100 тысяч населения. Если бы неучтенных было больше, то и официальная статистика поднялась бы – элементарная логика. 
– Могут ли испортить хорошие показатели новогодние праздники? Насколько серьёзные последствия длинных каникул для тех людей, кто слишком увлёкся алкоголем? 
– Если люди не имеют зависимости, пьют, как обычно, и у них нет неконтролируемого потребления алкоголя, скорее всего, праздники для них пройдут без последствий. 
– Что означает пить, как обычно? 
– Есть клинический диагноз – синдром алкогольной зависимости, когда у человека повышается толерантность к спиртному, то есть доза употребляемого алкоголя в сутки в течение времени увеличивается. Он начинает употреблять алкоголь в тех количествах, которых независимый человек не перенесёт. Допустим, вместо двух-трёх бокалов вина – два литра. Такие люди могут держаться, не пить целый год, давая зарок. А потом приходят длинные праздники, и расслабляются – с уходом в многодневный запой. 
– Что при этом происходит? 
– Когда человек долго не употребляет алкоголя, а потом срывается, то может выпить больше, чем способен выдержать его организм. Он не только возвращается к привычному употреблению, но и организует тем самым большую нагрузку на печень, сердце, желудок, как следствие – в конце алкогольного эксцесса получает обострение всевозможных хронических заболеваний. Кроме того, если есть зависимость, то могут развиться и алкогольные психозы. Я понимаю, о чем говорю. Работаю в отделении реабилитации наркодиспансера, до этого 15 лет трудилась в остром отделении зависимых от наркотических веществ. Все эти картины, что происходят с зависимыми людьми, наблюдала на собственном опыте. 

На «весёлой кочерге»

– Давайте конкретизируем – кто такой алкоголезависимый человек?
– Существует диагноз – синдром зависимости от алкоголя. И три стадии: начальная, средняя и конечная, – обозначающие тяжесть зависимости. Первый важный критерий – нарушение количественного контроля. То есть, когда человек планирует выпить одну дозу, допустим, два бокала шампанского, на фоне этого вдруг возникает желание выпить бутылку и больше. И он не может контролировать желание. 
На второй стадии утрачивается и ситуационный контроль – человек начинает пить перед работой, откладывая запланированные дела. Следующий момент, как я уже сказала, – увеличение толерантности, дозы потребления спиртного. 
– Перебрал, с кем не бывает? 
– Такому человеку полезно вернуться в прошлое, вспомнить. Хватает ли ему, как и несколько лет назад, двух рюмок коньяка? Или дозировка увеличилась в три, пять, десять раз? Переносимость организма увеличилась и при достижении комфорта в интоксикации нужно пить всё больше? Выводы о формировании зависимости однозначны. Стоит обратить внимание на развитие физической зависимости, в простонародье это называется похмельем.  
– А имеют ли значение частота, регулярность? 
– Есть такое выражение – ритм употребления алкоголя. Обычно люди, выпивающие время от времени, в глубине души осознают – проблемы с алкоголем имеются, но они не настолько ужасны, как у бомжей на остановках или как у тех, кого привозят в наркодиспансер на «скорой помощи». К примеру, человек пьёт только в выходные. А это и есть заданный ритм! Выпивает в пятницу, субботу, воскресение, находясь на такой лёгкой «весёлой кочерге». Наступает понедельник, он идёт на работу, чувствуя себя уставшим. Приходит вечером и выпивает, не придавая этому значение. Отсроченное похмелье – тоже признак того, что болезнь на подходе. 
– Почему трудно бросить пить самостоятельно? 
– По причине того, что запущены биохимические процессы формирования зависимости. И это происходит помимо человеческой воли. Часто пациенты попадают к нам в тяжёлом состоянии, незаметно для себя перейдя на конечную стадию. 
– Почему не принято обращаться к наркологу, не дойдя до черты? 
–  Болеть простудой или гриппом – это одно, а прийти на реабилитацию в наркологию – совсем другое. Синдром зависимости от алкоголя – стигматизированный диагноз, он осуждается обществом. 
Поэтому на начальной и средней стадиях человек ставит себе психологические защиты, он отрицает свою зависимость, успокаивает себя – мол, другие пьют больше; когда хочу, могу бросить. Болезнь прогрессирует, состояние ухудшается. Алкогольная зависимость, в отличие от наркотической, развивается годами. За помощью к наркологу обращаются в крайних случаях – при обострении медицинских и социальных проблем. Как раз дойдя до черты и даже переступив её.  

В завязку  

– Дорогой марочный коньяк или дешёвая настойка – есть разница? 
– Любой спиртной напиток содержит алкоголь; пока только формируется зависимость, человек склонен выбирать – вино, виски, портвейны, а когда уходит в серьёзную зависимость, переходит на простые напитки, чаще всего это водка. Поиск сужается, ведь организму просто нужно алкогольное «топливо». 1–2 литра водки ежедневно становится нормой, или от 5 до 8 литров крепкого пива. Алкоголик уже «натренировался», провёл длительную работу. Это не может длиться бесконечно. 
– Советуете обращаться именно в официальную наркологию? 
– В краевой наркологический диспансер, он – единственный в России, прошедший на федеральном уровне аудит по контролю качества. Помощь оказывается по новейшим ГОСТам и стандартам, клиническим рекомендациям. Все сотрудники имеют соответствующую квалификацию. Нет случайных людей, со стороны. Конечно, надо обращаться за квалицированной помощью, не надо верить в шарлатанов, заговоры и прочее.  
– Многие предпочитают анонимно и платно «прокапаться» и дальше радоваться жизни. 
– Методы лечения должны быть обоснованы. Просто вливать в человека лекарства капельницы – у нас так не бывает. Обязательно проводятся комплексные лабораторные обследования, исходя из этого определяется, кто в каких препаратах нуждается. Терапия назначается по показаниям, индивидуально, включая психотерапевтический курс.  
– Можно ли после курса лечения вернуться к разумному употреблению алкоголя? 
– Если есть синдром зависимости (а это – хроника), умеренное количество алкоголя употреблять невозможно. Это всё равно, что спустить с цепи дикое животное или бешеную собаку, надеясь, что не убежит. Организм алкоголика всегда готов разгуляться. 
Уже во время лечения нужно принять обоснованное решение – отказ от алкоголя. Ведь болеющие сахарным диабетом не могут бесконтрольно есть сладкое? Алкоголь – провокатор, он сильно воздействует на биохимические процессы. 
– А помогут ли ограничительные и запретительные меры на уровне государства? 
– Самый оптимальный метод воздействия – доказывать преимущество здорового образа жизни. И хотела бы сказать читателям: ген алкоголя не обнаружен, это комплексное заболевание, в котором задействованы многие процессы – биохимические, поведенческие, психоэмоциональные. Поэтому пейте осторожно. И не будите зверя.
 
Юлия Сидорова, заведующая отделением медицинской реабилитации Краевого наркологического диспансера. 
В 1995 г. окончила Владивостокский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело». Проходила клиническую интернатуру по специальности «Психиатрия-наркология». С 1997 г. работает в КНД в качестве врача психиатра-нарколога. С 1999 г. руководила отделением наркомании и токсикомании наркодиспансера. С 2012 г. – заведующая отделением медицинской реабилитации, врач-психиатр, нарколог высшей категории.
Увлекается гештальт-терапией, спортом, игрой на музыкальных инструментах. 
Один из жизненных принципов – быть честным с собой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах