45

Неужели так сложно поговорить?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Приморье № 15 14/04/2021
Все ли дети мечтают стать взрослыми?
Все ли дети мечтают стать взрослыми? / Фото Олега Белова. / АиФ

Как родителям завоевать доверие детей в ситуациях на грани?

Поражаюсь жестокости современных детей и подростков. В интернете – очередное видео, как ребёнка избивает группа одноклассников, травит, издевается. Ощущение, что родители и учителя бессильны. Как на государственном уровне решается вопрос защиты прав детей?

Д. Шарова, Дальнегорск

Люди стоят, отгородившись друг от друга, каждый в своём тёмном коридоре. Духовно глухие и слепые. А между ними – ребёнок, которому на пути взросления необходимы их любовь и понимание. Так простыми словами можно выразить суть многих конфликтов, с которыми ежедневно приходится иметь дело детскому омбудсмену. Она вступила в должность уполномоченного по правам ребёнка Приморского края в начале 2020 года. В прошлом – журналист, затем генеральный директор популярного родительского ресурса – портала «Владмама», создатель одноимённого благотворительного фонда.

Насколько важен материальный достаток для благополучия семьи и почему для родителей ребёнок становится проектом, в котором нет живой души. На эти и другие вопросы отвечает уполномоченная по правам ребёнка в Приморском крае Ольга РОМАНОВА.

Почему не сидится на месте?

 – Ольга Владимировна, должность детского омбудсмена – логическое продолжение вашей деятельности?

 – Назначение было неожиданным, ведь я никогда не представляла себя в роли чиновника, человека на государственной службе. Конечно, бесценный опыт работы в независимом ресурсе «Владмама» в благотворительном фонде пригодился. Сегодняшние мои полномочия – это та же самая деятельность во имя благополучия детей, но в более широком масштабе и с большей ответственностью. Это вызов судьбы и, безусловно, профессиональный и личностный рост.

 

Создавать, отдавать, помогать людям – эти действия, по сути, и есть моя жизнь. Скажу откровенно, с новой должностью на меня обрушилось и неимоверное количество детского горя. Я не ожидала такого потока после «Владмамы», где у нас получалось создавать в противовес бедам и массу позитивных историй. И это тоже вызов, но уже психологический. Каждый новый день ставит всё новые и новые задачи, сложные жизненные ситуации, связанные с детьми, из которых обязательно нужно найти выход, представив интересы ребёнка максимально возможным образом.

– Какие права несовершеннолетних требуют особенной защиты?

– Все права ребёнка требуют защиты. Право на жизнь, на охрану здоровья, на образование, право жить и воспитываться в семье, право на содержание, на жилище – за каждым огромный пласт работы. Конфликты в школе, споры родителей из-за детей после развода, детская безнадзорность… Каждый день на электронную почту и в аппарат уполномоченного поступают обращения, раз в неделю проходит личный приём граждан. Не считая выездов по краю, экстренных и запланированных. Свежий пример – буквально накануне мы разбирали четыре конфликтные ситуации в разных школах, и это в один день!

– И все случаи на грани?

 – Конфликты в школах могут вспыхнуть из-за мелочи, рядовой рабочей ситуации. Вот поставили первокласснику оценку. Родители выразили несогласие – в первом классе ученикам оценки ставить не должны. Небольшой спор перерос в битву, где с одной стороны – родители ученика, с другой – учитель и другие родители. Все готовы драться за свою точку зрения до конца. Готовы выгнать «неугодного» ученика из класса, тем самым грубо нарушив его права. Чтобы понять, как исправить ситуацию, я выезжаю на каждый подобный случай.

– Разработаны ли эффективные инструменты решения конфликтов внутри школ, детских садов?

 – Необходимо, чтобы в каждой образовательной организации на практике открылись службы школьной медиации или примирения. Но пока, к сожалению, этого нет. Поэтому план выхода из конфликтной ситуации мы намечаем вместе с педагогами на месте. Контроль уполномоченного в какой-то степени стимулирует урегулирование конфликта. Но выход в том, чтобы заработали службы примирения, а это потребует времени.

ОТЧЕГО НЕ СЛЫШИМ?

 – Буллинг, драки, сетевые призывы к суициду – не слишком ли много навалилось на детей?

 – Слишком. Но, когда анализируешь большое количество шокирующих историй, связанных с бедами детей, становится понятно, как много зависит от семьи. Ребёнок наносит себе повреждения – царапины, раны, порезы. Зачем? Чаще всего это способ привлечь к себе внимание родных. Не демонстрация и не спектакль, как порой думают взрослые, а крик о помощи.

Ребёнок, подросток нуждается не в дисциплинарных взысканиях, ему нужно, чтобы с ним поговорили, его услышали. Он тоже личность, человек, со своими интересами, болью, страхами и надеждой на счастье, а не бездушный золотой божок, которого нужно кормить, одевать, обеспечивать лучшим. Сегодня многие трагедии происходят в материально благополучных семьях. В ребёнка, как в некий проект, много вкладывается, чтобы потом им можно было гордиться. Однако родители не чувствуют и не знают истинных потребностей своего чада – быть понятым, принятым и любимым без условий и ультиматумов.

 – Как понять потребности, если они не отрываются от телефонов?

 – Цифровой формат буквально ворвался в нашу жизнь, и мы, взрослые, оказались к нему абсолютно не готовы. Для нас гаджет – это функциональный предмет, он позволяет общаться, получать информацию. Для детей – совсем другое, они в этом мире живут. Простой пример: в тот момент, когда ребёнок находится в машине у мамы за спиной и она уверена в его защищённости, может происходить жуткая травля. Обидчики ребёнка – в смартфоне, который он держит в руках. В любую минуту человек с неокрепшей психикой может подвергнуться невыносимому психологическому давлению. И будет молчать об этом. Как это остановить? Нельзя вырвать телефон из рук, ведь это часть его мира!

 – Наверное, психологи должны помочь.

– Ну, во-первых, психологов у нас в школах не хватает, и быстро они не появятся. А во-вторых, мама и папа – вот главные психологи для ребёнка.

Многие зацикливаются на материальном плане, но иногда лишь стоит изменить формат заботы, и климат в семье улучшится. Детям нужна духовная связь, понимание на эмоциональном уровне. И если ребёнок грустный, почему нельзя с ним просто поговорить? Почему родители не готовы потратить на это своё драгоценное время? Узнать, что его тревожит, чтобы вовремя прийти на помощь?

 – А если кризис внутри семьи и всё идёт к разводу?

– Да, это очень тяжёлые истории. Ещё тяжелее, когда, расставаясь, родители делят детей. Увозят за границу, прячут на даче, собирают компроматы друг на друга. И пока бывшие супруги находятся в тоннеле собственной обиды, разочарования и сведения счетов, они просто не замечают, что рвут своего ребёнка, которого любят, на две половины. Что ему больнее, чем им. Ему страшно, и помощи ждать неоткуда.

Мы всё больше отрываемся друг от друга, и скоро людям понадобится переводчик, который сможет донести собеседнику нужную информацию, мысли или чувства.

 – Глухая стена непонимания приводит к решению уйти из жизни?

 – Может привести. В прошлом году в крае зафиксировано 55 попыток суицидов несовершеннолетних. 11 завершённых. Большинство – активные, образованные ребята из хороших семей. У их родителей не было ни малейшего подозрения, что такое произойдёт. Что такое может произойти. Согласна, нужна большая психологическая и просветительская работа с родителями. Мы готовы её начать.

ЗАЧЕМ ВЗРОСЛЫМ ДЕТСКИЙ СОВЕТ?

 – Сегодня при службе уполномоченного создан Детский совет. Расскажите об этом.

– Необходимо понимать приоритеты, мнение, болевые точки тех, кого защищаешь. Совет – это 35 молодых взрослых из разных городов и посёлков Приморского края. Их задача – быть неким ретранслятором важной информации в обе стороны, от детей в адрес уполномоченного и наоборот. Это творческая коммуникационная площадка между поколениями. Пока мы встречаемся в онлайн. В приоритете всё та же тема – общение и понимание, поиск выходов из разных жизненных ситуаций.

– Некоторые взрослые видят сегодняшних подростков вялыми, безынициативными. У вас какое отношение к молодым людям от 14 и старше?

– Напротив, на мой взгляд, современные подростки целеустремлённые, замотивированные. Они не тратят время впустую. Могут вполне обоснованно разговаривать со взрослым на равных и научить их многому. Они видят мир по-другому, и впитывать их мнения интересно. Очень сложно, но очень важно выстроить с ними доверительные отношения. Они критикуют старое, живя в цифровой реальности, которая задвинула на задворки времени мир, в котором жило старшее поколение. Я не стесняюсь признаваться, что многого не знаю, и прошу ребят меня научить. Когда они видят искреннее отношение к себе, раскрываются.

Досье

Романова Ольга Владимировна

Родилась во Владивостоке, окончила факультет журналистики Дальневосточного государственного университета.

В 2000 г. открыла свою студию, которая производила телевизионные программы, – продюсерский центр «Рост». В 2006 г. команда сотрудников центра создала интернет-портал «Владмама». Информационный родительский ресурс стал одним из самых посещаемых сайтов Дальнего Востока. В 2010 году создан Благотворительный фонд добровольной помощи детям «Владмама». В 2020 г. назначена на должность уполномоченного по правам ребёнка в Приморском крае.

Ребёнок нуждается не в дисциплинарных взысканиях, ему нужно, чтобы с ним поговорили, его услышали. Он тоже личность, а не бездушный золотой божок, которого нужно кормить, одевать, обеспечивать лучшим.

 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах