aif.ru counter
27.07.2016 12:38
2802

Незаживающая рана

АиФ Приморье №30. Аиф Приморье №30 27/07/2016
За правильными словами, как за красивым фасадом, может скрываться беда.
За правильными словами, как за красивым фасадом, может скрываться беда. © / Анастасия Есауленко / АиФ

Многодетные матери, психологи, общественные деятели, политики, просто неравнодушные люди считают, Полина достойна лучшей судьбы.

Её медицинская карточка исписана многочисленными диагнозами - девочка родилась с позвоночной грыжей, в ранние годы перенесла неудачную операцию. Несмотря на физические ограничения, инвалидную коляску, интеллект ребёнка развивается вопреки условиям, в которых она живёт. И эта проблема - несоответствия месту пребывания кровных и социальных сирот - не только одной Полины.

Семь бед

Многодетная мать Виктория ГОГОЛЕВА впервые увидела Полину в мае этого года во Владивостокской городской клинической больнице, где находилась в стационаре с младшей дочерью. Однажды по инфекционному отделению разнёсся слух: мол, привезли девочку с короткими ногами.

- Проходя с Василисой мимо соседней палаты, мы стали свидетелями неприятной сцены, - делится Виктория. - Вокруг новенькой столпились дети, которые рассматривали её с нескрываемым отвращением. Кто-то отпустил пару обидных фраз. Мы с дочкой не выдержали - пошли знакомиться.

Оказалось, что Полина с 2007 года воспитанница Екатерининского детского дома для умственно отсталых детей, что в Партизанском районе. Этот факт для Виктории стал громом среди ясного неба: ведь Полина общалась как обычный ребёнок. Выяснилось, что она умеет читать, её любимые книги - сказки про принцесс со счастливым финалом, и научилась обслуживать себя самостоятельно.

- Она родилась с тяжёлыми заболеваниями опорно-двигательной системы, - продолжает Виктория Гоголева. - Родители-алкоголики и пальцем не пошевелили, чтобы позаботиться о здоровье ребёнка. Их лишили прав, малышку забрали в дом малютки. Провели операцию, после которой ребёнок уже не сможет ходить. О том, имела ли место врачебная ошибка, судить трудно. Сегодня подвижность сохраняется только на одной ноге.

Виктория утверждает, что ко всем бедам Полины прибавилась незаживающая рана - свищ, образовавшийся в результате пролежней, а это грозит нагноением кости. Времени на расследование прошлого нет, девочку нужно срочно спасать. Вика навещала Полину в больнице, пока её не забрали обратно в Екатериновку.

Исключить диагноз

Чтобы помочь Полине, надо разорваться на части. Найти клинику, где девочку вылечат, достойных приёмных родителей и, главное, доказать, что диагноз, означающий умственную отсталость, поставлен ошибочно. Женщина обратилась за поддержкой в приморское отделение детского фонда России. Его руководитель Екатерина ХОМЕЧКО помогла организовать психиатрическую экспертизу. Специалисты установили, что хотя девочка сильно отстаёт от сверстников в развитии, первоначальный диагноз следует исключить.

- Только в 13 лет она пошла в первый класс коррекционной школы дома-интерната, - объяснила Виктория Гоголева. - Дальше - интересней, обучают их всего четыре года! И только математике, чтению, письму. О многих понятиях Полина вообще не имеет представления. Впервые в 13 лет на картинке увидела страуса. А в последний приезд я угощала её ежевикой и смородиной, эти ягоды раньше не пробовала. В 18 лет Полину ждёт новый интернат, где она без права на будущее, на семью, на счастье, будет изолирована до конца своей жизни!

Виктория добивается срочного перевода Полины во Владивосток, пытается оформить гостевую опеку. Более того, уже нашлось два претендента на удочерение девочки - многодетные мамы из Ульяновска и Нижнего Новгорода. Взять ребёнка на воспитание пожелала и жительница Владивостока, воспитывающая троих детей. А впереди ещё одна медико-педагогическая комиссия, которая должна определить дальнейшую судьбу ребёнка.

Любовь Нечипоренко
Любовь Нечипоренко Фото: АиФ

- У Полины есть навыки элементарной грамотности, счёта, - перечисляет достижения воспитанницы Любовь НЕЧИПОРЕНКО, директор Екатерининского дома-интерната, - Она читает, декламирует, участвует в конкурсах, концертах. Проживает в отделение милосердия, получает ежедневную медицинскую помощь - перевязки.

Одна мысль, произнесенная директором, лишена элементарной логики. Она сказала, что у девочки «имеется незаживающая рана», но «она не была запущена». Любовь Нечипоренко уверяет, что Полина в оперативном лечение не нуждается, перевязок достаточно. Выражает сомнение и в том, что найдутся люди, готовые её удочерить. А зашифрованный диагноз, означающий глубокое умственное недоразвитие, был поставлен ошибочно. Неужели за девять лет, проведенной Полиной в «отделении милосердия», сотрудники дома-интерната ничего подобного не заметили?

- Она может находиться в специализированном учреждении с сильной медицинской частью, - стоит на своём Любовь Нечипоренко. - Ближайшее расположено в районе Пензы. В обычном детском доме ей не смогут оказать нужную помощь. По результатам комиссии примут решение о дальнейшем образовательном маршруте. Важно понять, сможет ли девочка обучаться по общеобразовательной программе.

Правильный маршрут

Директор интерната права в одном - за сотни вёрст в России казённого дома для детей-инвалидов с сохранным интеллектом не найти. В обычных детдомах нет даже пандусов. Поэтому и попадают дети-колясочники в интернаты для умственно отсталых. Попадают и пропадают.

Анна Родина
Анна Родина Фото: АиФ

- Ситуация с Полинкой до боли грустная и знакомая, - согласилась Анна РОДИНА, мама, воспитывающая 14 детей. - У нас практически нет учреждений для детей-колясочников. И детей с отсутствием конечностей, спинномозговой грыжей и ДЦП с трёх лет отправляют в интернаты для детей с ограничениями в умственном развитии. Они не получают полноценного образования, в группах с умственно отсталыми детками, к сожалению, начинают деградировать. У обычного ребёнка не развивается речь, навыки коммуникации. Моя новенькая дочка яркое тому подтверждение. У неё ДЦП и ряд других болячек. При этом я вижу у неё неплохой интеллект. За месяц дома очень многому научилась: начала говорить много новых слов, охотно занимается, сама кушает, активно играет. У неё всё впереди. С детками из детдомовской системы трудно что-то загадывать вначале. В семье они часто расцветают.

Виктории Гоголевой удалось дозвониться до Полины, она сама ей подарила сотовый телефон, а потом встретиться с ней вне территории интерната, но под контролем медперсонала. Женщина будет умолять экспертов комиссии направить девочку по правильному маршруту. Она рассказывает, что когда они с подругой подъезжали к Екатериновке, заметили дерево, украшенное разноцветными лентами. Говорят, это древо желаний. Женщины загадали, чтобы Полина как можно скорее обрела семью.

Виктория и Полина верят, что всё обязательно наладится.
Виктория и Полина верят, что всё обязательно наладится. Фото: АиФ

КСТАТИ

Когда верстался номер, Виктория сообщила в редакцию, что некие неизвестные ей люди собирают деньги на лечение Полины. Возможно, это мошенники. Говорит, что пока сбор средств не идёт, в настоящее время определяются с выбором клиники.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Вероника ЛЛУГОВАЯ, мама девочки с ДЦП (по просьбе женщины, её имя и фамилия изменены. - Ред.):

- Когда дочка родилась, врачи заявили, что она получила тяжёлую родовую травму, несовместимую с нормальной жизнью. Записав в карточке страшный диагноз, прямым текстом мне сказали: «Твой ребёнок - овощ, ты его не сможешь поднять, пиши отказ». Но мы, кончено, её забрали - я, муж и моя мама. Начались долгие метания по врачам: неврологи, массажисты… Через два года нашла хороших специалистов в одном Владивостокском реабилитационным центре. Я была шокирована, когда после осмотра специалисты мне сказали «У вашего ребёнка есть интеллект, и есть будущее». А мне твердили - «овощ». И я поняла, насколько важно заниматься умственным развитием ребёнка.

МНЕНИЕ ВЛАСТИ

Татьяна ЗАБОЛОТНАЯ, председатель регионального отделения Всероссийского общественного движения «Матери России»:

Татьяна Заболотная
Татьяна Заболотная Фото: АиФ

- Мы стремимся сделать так, чтобы все сироты в Приморье обрели свою семью. Но пока ребята находятся в детских домах, они очень нуждаются во внимании и заботе. На сегодняшний день 2 907 детей числятся в региональном банке данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которых можно забрать в семью.

Лилия ГРИБОЕДОВА

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество