aif.ru counter
116

Приморские ученые нашли древние следы цунами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Приморье 14/08/2013

Этим летом в Лазовском районе была организована уникальная экспедиция. Целью учёных стало изучение древних следов цунами. Одним из участников экспедиции был доктор географических наук Юрий НАУМОВ.

- Юрий Анатольевич, чему была посвящена экспедиция?

- Экспедицию организовал Тихоокеанский институт географии Дальневосточного отделения Российской Академии наук. Задачей был поиск следов как недавних, так и древних цунами на побережье. Инициативные специалисты-палеогеографы собрали команду из специалистов различного профиля: участниками экспедиции стали российские учёные в области палеогеографии и сейсмологии, а также Юичи НИШИМУРА, профессор Хоккайдского университета. У каждого за плечами - солидный стаж полевых исследований, и всех нас объединил интерес к одному и тому же природному объекту: прибрежно-шельфовым геосистемам Северо-западной части Тихого океана. Почему к нам присоединился сейсмолог из  Японии? При очень высокой плотности населения в его стране весьма сложно найти кусочек побережья с первозданным ландшафтом и нетронутыми следами древних цунами. А волны, достигавшие наших малозаселённых берегов, могли не миновать и соседних с нами японских островов.

- Какой участок побережья исследовали?

- Мы выехали в посёлок Глазковку Лазовского района, что на берегах бухты Кит, открытой возможным в этих широтах цунами. И 10-го июля наша пятёрка учёных - в болотных сапогах, с пробоотборниками и с шанцевым инструментом космического века (титановой лопатой!) - двинулась в сторону, противоположную морю. За морским пляжем в сторону берега часто расположена низкая морская терраса, а за ней - заболоченное понижение нижней части речной долины. Когда цунами обрушивается всей своей мощью на пляж, то захватывает там самый различный обломочный материал (от песка до раковин и валунов) и мчится через морскую террасу, теряя энергию, а с нею - наиболее крупные обломки. Далее волна врывается в болото заметным слоем принесённого песка. Иногда в разрезе тысячелетних накоплений болотных отложений можно встретить и два, и три таких песчаных слоя. Вот за этими слойками мы и охотились.

- Насколько удачно складывалась работа экспедиции?

- Чтобы добыть этот разрез с драгоценными слойками, в хлюпкую болотистую почву посредством главной «забойной» силы - трёх учёных мужиков - вонзались пробоотборники. Изрядно пропотев, мы вбивали их в болотный грунт по самую макушку… И затем, пожираемые гнусом и комарьём, с помощью рычагов вытягивали обратно. Некоторые скважины, пройденные нами с помощью ручного бура, достигали пяти метров, так что энергии было затрачено немало (смеётся). Пока о результатах экспедиции говорить рано: добытые нами образцы отобраны, сфотографированы, описаны и отправлены на выяснение абсолютного возраста по радиоуглеродному методу.

Цепная реакция

 - Вы - вузовский преподаватель, давно и прочно завоевали репутацию человека, озабоченного экологической проблематикой. Что позвало вас в научную экспедицию по изучению сугубо природных катаклизмов, да ещё и происшедших давным-давно?

- Этот же вопрос мне задавали коллеги и друзья. Я ведь ещё в студенчестве, с 1968 года, свои курсовые работы посвящал опасным природным процессам. Сначала изучал снежные лавины, затем - камнепады, потом исследовал динамику наводнений на горных реках. Мало кому удаётся эффективно провести исследования во время катаклизма - там куда важнее спасать людей и материальные ресурсы. Приходится изучать стихию по оставленным ею следам, в том числе - следам многолетней давности. Этим, в частности, и занимается наука палеогеография.

Работать после вуза мне выпало не в горах, а на берегах Тихого Океана. Мощь океанских масс нередко оказывает разрушительное действие как на дикую природу, так и на объекты, сооружённые человеком. Да, экология занимается воздействием человечества на окружающую среду, но бывает и так, что удары стихии превращают созданные людьми объекты в источник опасности для них же самих. Самый свежий пример - землетрясение и цунами, повредившие АЭС в японской Фукусиме.

- Принято считать, что для нашего побережья такая опасность - просто миф. А как по-вашему? 

- Главный инженер бывшей рыболовецкой базы в бухте Валентин как-то рассказал мне, как в 1993 г. волной цунами на берегу разбило холодильную установку. Из-за этого в воду и атмосферу ушло около трёх кубометров аммиака, охлаждённого до жидкого состояния. К счастью, люди были заранее эвакуированы и не пострадали ни от волны, ни от обморожений, ни от отравления. Но дорогостоящий склад рыбопродукции был уничтожен. И таких примеров много.

Услышьте нас

- Получается, реально предсказать цунами невозможно?

- Вспомните многотысячные жертвы среди населения в результате некрупного на первый взгляд цунами в Индонезии и Таиланде в 2004 г. Цунами возникают в результате мгновенных тектонических катаклизмов, и с высокой точностью предсказывать землетрясения учёные планеты пока не научились. Это не значит, что можно безнадёжно махнуть рукой и ничего не изучать. Специалисты уже определили цунамиопасные зоны и те берега, которым грозят высокие волны, несущие разрушения и смерть. Если мы понимаем, что геологические события в земной коре, в том числе и под увесистой толщей океанской воды, пока неподвластны ни нашей воле, ни прогнозам, то можно хотя бы не строить в зонах риска наиболее дорогостоящие объекты. И предусматривать способы и степени защиты портальных кранов, механизмов, трубопроводов, зданий, грузов, транспортных артерий и т. п.

- Какими ещё опасными природными сюрпризами чревато соседство человека с океаном?

- Конечно, это шторма. Это не только риск для судовождения, это и фактор, разрушающий береговую линию. В том числе и искусственно созданную - дамбы и насыпи. А это может грозить серьёзным ущербом. Ещё одна опасность - это штормовые нагоны, создаваемые течениями и ветрами и их опасным сочетанием. Специалисты по стихийным явлениям дают рекомендации по обеспечению безопасности жилья и береговых сооружений, опираясь не только на современные данные, но и на статистику древних природных катастроф. Другое дело, что власти и предприниматели к ним прислушиваться не хотят и полагаются на русское «авось»… Но мы-то предостерегаем, поскольку знаем характер моря.

 - Можете назвать конкретные примеры?

- Скажем, в заливе Восток расчётная высота волн цунами может достигать трёх метров. А капитальные постройки баз отдыха там уже выдвинулись на пляж. В вершине этого залива огромные объемы песка изымаются для строительства, а по берегам расширяющейся на этом месте лагуны (прямо на песках) строятся коттеджи. Не только от волн цунами, но и от очень сильных штормов истонченную пересыпь, отделяющую море от лагуны, может легко прорвать, и волны обрушатся на беззащитные дома. Это как минимум угроза целости построек. А если при этом пострадают люди? Убеждён: на всех уровнях власти, и не проформы ради, нужны экспертные советы, рекомендации которых отражались бы в принимаемых мерах безопасности. Вот тогда усилия ученых разных стран не пропадут даром.

Досье

Юрий Наумов родился в 1948 г. В 1972 г. окончил Томский государственный университет по специальности географ-геоморфолог. В научно-производственном объединении «Дальморгеология» с 1972 до 1997 г. прошёл путь от морского геолога до главного эколога, затем перешёл в вуз на преподавательскую работу. Тема докторской диссертации - «Антропогенная трансформация прибрежно-шельфовых геосистем окраинных морей Дальнего Востока России». Доктор географических наук, заведует экологическим центром в Находкинском филиале ВГУЭС.

Кстати

В ХХ веке на побережье Приморья сильные цунами происходили в 1940, 1983 и 1993 годах. Высоты волн достигали 4-7 м, а вглубь суши их заплеск распространялся до 800 метров. Известен один погибший, имелись разрушения зданий, несколько судов были выброшены на берег.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество