374

На пограничных переходах в Приморье не хватает хозяина

АиФ-Приморье №4 27/01/2016
Приграничная деревня Суйфэньхэ за 20 лет выросла в большой современный город.
Приграничная деревня Суйфэньхэ за 20 лет выросла в большой современный город. © / Виктория Лебединец / АиФ

Больше 20 лет прошло с их открытия, но даже хотя бы нормальных туалетов на границах так и не построили.

Осенью прошлого года правительство России утвердило концепцию развития приграничных территорий Дальневосточного округа. Под пристальное внимание власти попало несколько регионов, имеющих протяжённую границу с Китаем, в том числе Приморье. Пять пограничных переходов в Китай и обратно в крае существуют ещё с 1992 г. За это время через границу прошли сотни тысяч челноков всея Руси.

Сегодня с ростом юаня «челночить» выгодно китайцам. Торгово-экономические отношения продолжаются в неравных условиях. По китайскую сторону шлагбаума на месте маленьких деревень выросли города с развитой инфраструктурой.

А с нашей стороны, мягко говоря, всё очень скромно. На таможенных переходах нет элементарных удобств. Идея объективной оценки состояния приграничных территорий возникла у известного приморского экономиста Александра ЛАТКИНА. Вместе с инициативной группой он проехал по таможенным постам Дальнего Востока. Информация о масштабном исследовании отправлена в министерство по развитию Дальнего Востока.

Мечты и быль

- Слышали, Александр Павлович, китайцы нас жалеют, деньги хотят дать на  обустройство таможенных переходов?

- (Улыбается). Если это не шутка, надо соглашаться. Вспоминается 1992 г., когда в России приняли закон о легализации внешнеэкономической деятельности. Тогда же Владивосток стал открытым городом. Региональные власти решали непростую задачу, открыли пять пунктов пропуска: Краскино-Хуньчунь, Полтавка-Дунин, Гродеково-Суйфэньхэ, Турий Рог-Мишань, Марково-Хулинь. На переходы возлагали огромные надежды. Были планы по строительству железных дорог, автомагистралей, возникало множество идей по поводу туризма. Мечтали, как всех туристов из Краскино будут перевозить в Славянку, чтобы потом на комфортабельной «Комете» доставлять вдоль красивейших берегов во Владивосток. Полагали, что приграничные территории, используя предоставленный ресурс, начнут развиваться стремительными темпами. Не случайно их называли локомотивами социально-экономического развития. Инвестиции, совместные предприятия…

- А в итоге?

- Сделано многое. Но при этом обозначилась существенная разница в отличной обустроенности китайского приграничья и совершенно неудовлетворительного положения дел на российской стороне. Хуньчунь из богом забытой деревушки вырос в большой город, куда едут лечиться, отдыхать. В Дунине расцвело сельское хозяйство. Суйфэньхэ и вовсе стал международным центром экономического сотрудничества за счёт русских туристов. Недавно здесь открыли скоростную магистраль до Харбина. В ближайшей перспективе появится возможность за ночь доехать до Пекина! А наши замечательные планы в основном остались на бумаге или в виде начатого, но не доведённого до конца строительства. Удручает необустроенность переходов и социальной инфраструктуры - туалетов, залов ожидания, кафе и т. д. А ещё - 20-летней давности «культура» оформления туристов: окрики, хамство… Страдают туристы, предприниматели, водители многочисленных фур вынуждены ночевать в мороз и в жару в ожидании своей очереди.

- Что заставило без указок сверху заняться анализом ситуации?

- Обида за державу. Слава богу, до нашего правительства стало доходить: ориентироваться только на продажу нефтепродуктов нельзя. Нефть нас сильно подвела. Надо думать о новой модели экономики, старая рухнула. Чтобы заработала концепция развития приграничных территорий, нужны конкретные предложения. Инициативу встретили с пониманием в научных кругах, в Харбинском коммерческом университете, Тихоокеанском институте географии. Мы заручились поддержкой губернаторов четырёх регионов, граничащих с КНР. О ситуации в каждом пункте пропуска мы узнавали из первых уст. От специалистов муниципалитетов, таможенников и пограничников, предпринимателей.

- Ну хоть где-то порядок есть?

- Там, где есть хозяин, который держит всё в своих руках. А где руководитель муниципалитета ничего не значит, творятся безобразия. На одном из переходов купил билет за 1 250 руб., а на нём значится - 750 руб., и это проходит мимо многочисленных контролёров. Наслушались мы жалоб от бизнесменов на таможенную службу, пограничников. Получилось 20 часов диктофонных записей и сотни заполненных анкет! В этих материалах вскрываются многие проблемы, решения которых ждут по обе стороны границы. Главное, что сегодня собственность в приграничных переходах оказалась в сложном состоянии. К ней имеют отношение все и никто. Муниципалитеты от деятельности переходов денег не получают. Прибыль с туризма, грузоперевозок идёт в федеральный бюджет, и здесь нужно выводы делать нашему государству. В итоге никто не может переходы обустроить. Кто несёт ответственность за разруху?

Масса претензий к работе нашей таможни. Установка одна - изъять всё лишнее у «китайского врага». Много курьёзных ситуаций. Как-то ехал с китайским переводчиком, нужно было Амур переплыть. На переходе в Благовещенске странные правила: наши возят своих, китайцы - своих. В итоге я покупаю билет, а за переводчиком китайский транспорт не пришёл. Пропали наши билеты из Хэйхэ до Харбина.

Рис нелегалов

- Приграничные территории просто созданы для развития совместных обоюдовыгодных проектов…

- За время экспедиции мы выявили несовершенство нормативной базы. Казалось бы, земли много, оформляйте её в аренду, в собственность, стройте, разворачивайте производство. Так, в Хасанском районе один предприниматель предложил вместе с китайцами женьшень на сопках выращивать. Бьётся два года, ничего не может сделать. Оформление земельных участков зашло в тупик. Порой невозможно узнать, чья земля под ногами. Кто-то приобрёл её в собственность и  бросил, за границу уехал…

- А приморские рисовые поля, распаханные трудолюбивыми китайцами?

- И здесь проблемы. С одной стороны, у нас стало развиваться сельское хозяйство. Но в Москве плохо осознают тот факт, что выращиванием риса и сои должны заниматься квалифицированные рабочие, лучше всего это получается у китайцев. Но квоты на оформление такой рабочей силы каждый год сокращаются. В Ханкайском приграничном районе предприниматели плачут: земля есть, рабочих рук не хватает. Согласно новым нормативам китаец должен сдать тест на знание русского языка, основ права, истории. Но ему нужно в совершенстве лопатой владеть, а не по-русски говорить! Обращаются в миграционную службу, а там рекомендуют привлекать студентов и безработных из Владивостока и других городов. В итоге берут китайских рабочих нелегально, подоходный налог - 30% - которые, увы, не платят. Так, по сути, сверху инициируют коррупцию.

- Совсем нет повода для оптимизма?

- Надеюсь, результаты исследования заинтересуют главу Минвостокразвития и его команду. Кстати, когда мы были в экспедиции, Юрий ТРУТНЕВ посетил Пограничный, увидел всё своими глазами и потребовал срочных мер, экономических предложений. Радует, что по следам экспедиции в Пограничном районе прошли переговоры с делегацией Суйфэньхэ о создании совместного деревоперерабатывающего предприятия. А на китайской стороне создано множество торгово-свободных экономических зон. Раздолье для бизнеса. Важно, чтобы этот опыт пригодился и в наших приграничных районах.

Досье

Александр Павлович ЛАТКИН родился в 1945 г. в с. Новотроицкое Хабаровского края. Окончил Дальневосточный политехнический институт. Доктор экономических наук, профессор, действующий член международной академии науковедения. Область интересов: управление научно-техническими комплексами, стратегическое планирование развития территорий, экономика отраслей национального хозяйства, инвестиционное обеспечение процессов модернизации российского производства и повышение его конкурентоспособности.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах