aif.ru counter
210

Ёж в шоколаде. Приморские учёные изобрели лакомство с необычными добавками

АиФ-Приморье №12 23/03/2016
Пучина морская хранит в себе много полезного для здоровья людей.
Пучина морская хранит в себе много полезного для здоровья людей. © / Владимир Аньков / АиФ

Почему так трудно, а порой невозможно внедрить новейшие разработки в производство? И почему учёные вынуждены сегодня заниматься бизнесом?

Об этом поведал Михаил КУСАЙКИН, замдиректора по научным вопросам Тихоокеанского института биоорганической химии (ТИБОХ).

На грани курьёза

Фото: АиФ

- Михаил Игоревич, вы пришли в институт в конце 1990-х, когда научная карьера в России перестала быть престижной. Наука лежала в руинах…

- Когда я начинал работать в институте, меня поразило, что сотрудники пишут на обёрточной бумаге с вкраплением древесины. Я попал сюда по программе «Интеграция», финансируемой министерством образования.

В 1998 г. ДВГУ совместно с институтом создали новую кафедру биоорганической химии и биотехнологии. Появилась возможность взять меня на работу в институт и какие-то деньги платить.

- И много получали?

- Главное, что на проезд хватало. Преимущество учёного в том, что им движет собственная идея, и он сам определяет, как её осуществить. Нет возможностей в России, можно уехать за границу - с этим проблем нет.

- Кто виноват, если гениальное научное открытие остаётся нереализованным?

- Причины разные. В лаборатории химии и ферментов, где я работаю, случилась история на грани курьёза. Ещё мои предшественники создали уникальный радиопротекторный препарат, защищающий от радиации. Его синтезировали с помощью фермента, который выделили из гребешка и полисахаридов из водорослей. Испытания провели на обезьянах сочинского питомника академии наук. Доказали эффективность препарата, он не вызывал сильных побочных эффектов. Но к тому времени вид гребешка, из которого получали нужный фермент, выловили, популяцию уничтожили. Кто мог подумать, что их съедят!

- Гребешка жаль, но ведь жизнь продолжается?

- Сегодня один из крупнейших проектов института - исследование так называемых фукоиданов. Это полисахариды, обладающие противоопухолевой, иммуномодулирующей активностью. Кроме нас этим направлением занимались французские и японские коллеги. Но, похоже, они закрыли свои проекты. И сегодня мы единственные, кто продвигается в этих исследованиях. Фукоиданы – ферменты довольно редкие, капризные. Тем не менее удалось найти морскую бактерию, которая их продуцирует. Наш сотрудник открыл лабораторию в Москве, занимается вопросом вплотную. Конечная задача - приблизиться к созданию препарата.

Как собаки на сене

- Какие лекарства, разработанные приморскими учёными, можно сегодня купить в аптеках?

- Ещё два года назад продавались препараты в инъекциях для лечения сердечных и офтальмологических заболеваний. Сегодня их выпуск приостановлен. Мы изготавливали субстанцию для лекарства, отправляли её на завод в Москву, где делали ампулы. Завод поменял месторасположение, и по законодательству на новой площадке мы должны снова выпустить опытную партию, подготовить документы, зарегистрировать площадку, начать всё заново. Это стоит около четырёх миллионов рублей, таких денег у нас нет.

- А если привлечь инвестора?

- С инвестором всё ещё более запутано. Сегодня много говорится об импортозамещении, но на фоне громких заявлений внедрение в производство уникального препарата, предназначенного для лечения гепатита и цирроза печени, у нас зашло в тупик. Чтобы вывести его на рынок, нужно затратить миллиарды рублей. Мы нашли компанию, которая согласилась приобрести у нас права на патент и технологию производства. Но Федеральное агентство научных организаций указало, что мы обязаны все сделки по отчуждению имущества, в данном контексте - интеллектуального, согласовывать с ними. Собрали необходимые документы. Через девять месяцев пришёл отказ. Теперь сидим с этим препаратом, как собаки на сене. Пройдёт три года, и, если мы не выпустим промышленную партию, его регистрацию аннулируют. А ведь учёные работали над этим 20 лет! Что у нас хорошо развито, так это бюрократия. Доказывать что-то чиновникам - значит бороться с ветряными мельницами.

- Правда, что в Сколково есть дальневосточное отделение?

- Там работают замечательные, понимающие люди. Мы подали документы на разработку проекта нового иммуномодулирующего препарата. Если в Сколково одобрят проект, у нас появится возможность получить мини-грант на пять миллионов рублей. Это хороший шанс. И всё-таки денег катастрофически не хватает. Сегодня доклинические исследования стоят 30 млн руб., клинические - 150 млн. Это сравнимо с годовым бюджетом института. Представляете, сколько лет мы проводим клинические испытания! Порой вместо двух-трёх лет процесс затягивается на десятилетия. Более того, сегодня предполагается, что разработчик должен сам организовать предприятие и заняться продаже своей разработки. Но в большинстве своём хорошие учёные – плохие бизнесмены. Высока вероятность, что при таком подходе их достижения никогда не увидят свет.

- Почему разработки по очистке прибрежных вод не востребованы?

- В 1980-е годы, после визита Михаила ГОРБАЧЁВА, на берегу моря начали строить опытное производство института. Но грянули лихие времена, всё встало. Здание, где сегодня мы производим лекарственные субстанции, дооборудовали лишь в 2000-х годах. А рядом - развалины, где должно было базироваться микробиологическое производство. Микробиологи как раз и занимаются проблемой очистки вод.

Вот это успех!

- Боюсь спросить про кризис…

- Финансирование резко уменьшилось, грядут сокращения. В институте не хватает денег на пожарную сигнализацию, остановились лифты, на морской экспериментальной станции в Хасанском районе прохудилась крыша. Большие затраты на отопление, освещение…

- Никакого просвета?

- В развитии науки как раз всё прекрасно. Открываются новые вещества. Международное сотрудничество активно развивается. Мы исследуем противоопухолевую активность морских соединений совместно с корейскими учёными. Работаем с одной из ведущих медицинских клиник в Германии. Проводим международные научные конференции, обмениваемся опытом. Мы имеем современное оборудование - единственный в Приморье томограф для животных, спектрометр, который измеряет вес молекул с высочайшей точностью.

- А лучший пиар-ход всё-таки с морским ежом в шоколаде?

- Уже два года на базе морской экспериментальной станции сотрудники института читают лекции – творческий подход к популяризации нашей деятельности. В Хасанском районе летом много отдыхающих. А у нас станция не огорожена, любопытствующие останавливаются, спрашивают. Лекции слушают с интересом, порой общение затягивается надолго. Вот где успех! Многие слушатели предлагают свои варианты - где найти денег на производство лекарств. Например, выпускать кондитерские изделия с наполнителем из морских обитателей. С такой поддержкой смотрим в будущее с оптимизмом.

Досье

Михаил КУСАЙКИН родился в 1977 г. во Владивостоке. В 1999 г. окончил факультет общей биологии, экологии и почвоведения ДВГУ. Поступил в аспирантуру ТИБОХ по специальности «биохимия». В 2003 г. защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата биологических наук. Председатель Совета молодых учёных ТИБОХ ДВО РАН. Автор 22 научных статей в российских и зарубежных журналах, трёх патентов, в том числе международного. Соавтор технологии по комплексной переработке бурых водорослей для получения ценных препаратов для медицины и пищевой промышленности.

Кстати

Благодаря учёным ТИБОХ мировое научное сообщество узнало о существовании таких видов бактерий, как Marinomonas primoryensis – в честь Приморского края; Vitellibacter vladivostokensis – в честь Владивостока; Arenibacter troitsensis - в честь бухты Троицы и Salinibacterium amurskyense - в честь Амурского залива.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество