Примерное время чтения: 10 минут
123

С ними надо постоянно говорить… Как убедить тигра работать на манеже

№ 16. АиФ-Приморье №16 17/04/2024
Софья Дарованная / АиФ

Во Владивостоке закончились гастроли цирковой программы «Тигры на земле и в воздухе» старейшей российской цирковой династии Запашных. Больше двух месяцев представления шли с неизменным аншлагом.

Почему с цирковыми тиграми необходимо общаться с самого младенчества, куда отправляют агрессивных хищников и насколько естественно для зверей ходить на задних лапах? На эти и другие вопросы ответил дрессировщик Ярослав Запашный.

Удачи и неудачи

– Сколько лет вы занимаетесь дрессурой тигров?

– Основательно я этим начал заниматься в 17 лет. До этого в клетку к тиграм вообще ни разу не заходил. А в 17 отец доверил маленьких тигрят. В общем, у меня ничего из них не получилось сделать. Но зато был получен большой опыт. Тогда я научил тигрят элементарным вещам, но сделал всё неправильно. В итоге, когда они подросли, тигры стали агрессивными и не пошли в работу. Потом я ушёл в армию, а когда вернулся, всё пришлось начинать сначала.

В цирке как раз тогда родились тигрята. Отец – Мстислав Запашный – меня начал вводить в клетку в роли помощника. Я стоял у него за спиной, убирал какашки. И берёг его спину, впитывая информацию и опыт о дрессировке.

Мне тогда было 19 лет, начал уже основательно заниматься, это дело понравилось, я влюбился, всё равно в те же 17 лет ещё голова думает по-другому. Хочется гулять, плясать, отдыхать, а не работать, чем-то заниматься. Хотя в 17 лет я уже работал акробатом.  

– Как вы приучаете тигрят к работе в манеже?

– В первую очередь, когда они маленькие, это игра, этот процесс проходит до того, как они вырастут и начнут делать трюки уже. Первая задача – тигрёнка не напугать. В основном нам никто не отдаёт ручных тигрят, которые будут добрые, приучены к человеку. В основном отдают диких, очень злых, агрессивных, пугливых.

Например, сейчас у нас маленький тигрёнок по имени Лада. Она пришла прямо дикая-дикая, и вот целый месяц я, моя жена и помощник Данил просто так заходили и сидели около неё. Сперва возле вольера в течение часа, каждый час мы менялись. Просто сидели, общались, игрушки приносили. Чтобы она привыкала, чтобы она поняла, что от дрессировщика и вообще от людей не исходит агрессия.

Даже маленький тигрёнок, когда бросается на человека, это очень неприятно, потому что у них уже в два месяца очень острые когти. Говорю это по собственному опыту – однажды маленькая тигрица кинулась мне на лицо…

Так что первая задача дрессировщика – убедить зверя, что ты не представляешь никакой опасности. Когда он станет совсем большим, ты уже никак не сможешь его победить в случае какой-то большой агрессии. Главное – не стоит его дальше приручать, не надо с ним пытаться бороться и перебарывать его характер, а проще найти ему какое-либо другое место. Во Владивостоке на прошлой неделе я как раз таки смотрел, как здесь поживает бывший член нашей команды тигр Маркиз.

Ему уже 12 лет, и он живёт здесь, в зоопарке на Садгороде. Я пришёл, стоял возле него два часа, звал его, а он даже не повернулся. Он нашёл свою стихию, где ему комфортно, там для него ничего не представляет опасности. И он никому не опасен.

Когда Марзиз был ещё юным тигрёнком, он был очень пугливым и агрессивным. И в итоге на одной из репетиций он ни с того ни с сего кинулся на меня и порвал мне руку. На следующий день повторил то же самое с моим отцом, с Мстиславом Запашным. Тогда мы были на гастролях в Кирове, и нашли ему хорошее место здесь, во Владивостоке.

Убедить зверя

– Как понять, на что способен тигр на арене, какие номера он может исполнять?

– У дрессировщиков это главная задача – понять, что в принципе тигр может делать в живой природе, какие у него способности. Например, ходить на задних лапах назад – это естественно, они это делают в природе. Или прыгать с тумбы на тумбу – это тоже в их природе. Цель – это в тигре разглядеть. И направить его в нужном направлении, чтобы он мог выполнять эти команды.

Каждый тигр индивидуально осваивает трюки. Рассмотрим наш самый известный номер, где я поднимаюсь на шаре с тигром Громом. Гром с самого детства полюбил шары и сам на них запрыгивал, и поэтому не так сложно было его приучить к шару. Трудности были с высотой, чтобы он привык к ней. Гром в принципе к нам пришёл ручным, что бывает очень редко. Он контактный, добрый ко мне; если приезжают какие-то маленькие агрессивные тигрята, я всегда ставлю рядом с их вольером Грома. Потому что он фыркает, но не представляет для них никакой агрессии, такой тигр-успокоитель.

– Вы подкармливаете тигров во время выступления?

– Во время представления я ничем не подкармливаю. Это я делаю после. В единственном месте я только делаю подкормку, это как раз перед трюком Грома с шаром, и это я делаю не потому, что Гром без него не пойдёт, а потому, что это нравится людям.

Хищники знают, что после спектакля они зайдут домой и там сразу их угостят, поощрят. Естественно, поощряем также в процессе репетиций, во время работы я не считаю это эстетичным. На это будет уходить много времени, аттракцион будет затянутый. У меня задача тигра приучить так, чтобы он без подкормки делал все трюки.

Путь на манеж

– До 12 лет вы не гастролировали с отцом. Как вы решили активно участвовать в работе цирка?

– Когда родители развелись, большую часть времени я жил в Казани с мамой и бабушкой… Даже больше с бабушкой, потому что мама уезжала на заработки, за границу. К отцу мы приезжали каждое лето в Сочи и впитывали цирковой дух. В шесть лет я первый раз вышел на манеж со своей сестрой Валерией, которая сейчас работает с нами в коллективе. Уникальный был такой аттракцион, «Слоны и тигры» вместе в одной клетке, и мы с Валерией в начале спектакля выходили на слонихе Ранни. Мы выходили, кормили эту слониху, она поднимала для нас ножку, давала нам хобот, на ней мы проезжали два круга по манежу, махали зрителям ручкой и потом уезжали.

В детстве, если там кто-то спрашивал, кем я буду, я говорил, что цирковым артистом. Сейчас, кстати, моя дочь Есения тоже уже чётко говорит, что хочет быть дрессировщиком львов…

В 12 лет во время очередной нашей поездки отец сказал – ну всё, давай работать. Он меня хотел раньше привести в цирк, в 10 лет. Видимо, не договорились они с мамой, и мама меня не отпустила. Я сразу согласился, но тяжело было, конечно, после бабушкиных пирожков и её мягкости.

– Как выглядело ваше обучение в школе?

– Может, 40 школ я поменял, может, чуть больше, может, чуть меньше, честно, не помню. Какие-то определённые школы запоминались в разных городах, а многие даже уже и не помню. Бывало такое, что в одной школе находишься месяц, а бывало, работали на гастролях по полгода. Нормально окончил 11 классов, потом в армию сходил. Служил, потом в институт поступил, учился в институте на актёра.

– Ваша жена Елена принимает участие в воспитании тигров?

– Сейчас меньше, чем раньше. Она мне очень помогает, с тигрятами общается, пока они маленькие, чтобы они были выращены в любви. Мы с ними так часами проводим время, сидим, разговариваем. Но в клетку Елена не выходила никогда.

Не хватило терпения

– Многие дрессировщики уходят чисто в дрессуру и покидают другие номера. Почему вы решили остаться в номере верховой езды на лошадях?

– Люблю их и хочу завести ещё лошадей. Сейчас уже эти лошади взрослые, но они ещё будут работать. Сейчас хотим ещё новых лошадей брать, молодых. Для меня работа с лошадьми – хобби, отдушина. В номере на данный момент выступают две, может, три будет, посмотрим, как пойдёт. А вот другие жанры я оставил. Например, номер «Колесо смелости». Я оставил, потому что, когда работал с отцом, номер всегда был очень травмоопасный. Если бы случилась какая-то травма и я не смог бы работать, отец отработал бы его сам. Сейчас такой возможности у меня нет. Если что-то случится, я не смогу работать, то есть в принципе вся задумка спектакля Ярослава Запашного рухнет. Так как люди пришли посмотреть аттракцион с тиграми, а его просто не будет.

– В каких жанрах вы ещё работали?

– Ещё в коллективе отца работал в номере «акробаты со скакалками». До пандемии работал в акробатических номерах, опробовал себя и в полёте. Ещё пробовал джигитовку, вольтижировку на лошади, хождение по канату, в жанре клоунады работал и жонглировал. Но не хватило терпения мне на жонгляж. Потому что, именно когда мне не хватает терпения над собой, я буду психовать сам на себя и злиться. С животными терпения мне хватает, так как я понимаю, что всё зависит не от меня и придётся отрабатывать долго трюки. 

– В Приморье дикие тигры в последнее время часто выходят к людям. По-вашему, насколько это опасно?

– Наши цирковые друзья, бывшие артисты Яна и Дима Ким, имеют свой госпиталь, хоспис «Дом тигра» под Санкт-Петербургом. Они там как раз забирают больных животных, травмированных. Недавно к ним привезли из Приморского края дикого тигра, потому что он начал выходить к людям. Хищник сильно травмировал лапу и не мог нормально охотиться. Вот и повадился за лёгкой добычей к человеческому жилью… В таком случае животное пытается поймать собаку или кошку, может даже на человека пытаться охотиться из-за голода.

Если честно, не знаю, что делать при встрече с диким тигром, лично я не встречался с таким, наверное, дико бы испугался, потому что я знаю, насколько это опасные животные. Полностью здоровый тигр будет избегать встречи с человеком. Только травмированный, напуганный и голодный хищник выйдет к людям.

Даже дрессированные тигры – это хищники. Он может всегда порвать, укусить, из-за испуга. Это у него природой заложено, это его гены – желание охотиться.

Досье:

Ярослав Запашный

Артист цирка, дрессировщик тигров известной цирковой династии.

С 12 лет обучается цирковому искусству под руководством отца Мстислава Запашного.

Продолжает дело своего отца и деда.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах