65

Тайга возродится вновь и вновь

Природе непросто от соседства с людьми.
Природе непросто от соседства с людьми. / Фото автора. / АиФ

Потенциал природы позволит преодолеть последствия стихии

В НАЧАЛЕ ЯНВАРЯ РОССИЯ ОТМЕТИЛА ДЕНЬ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ. ИХ ЧИСЛО РАСТЁТ? ПОТОМУ ЧТО ЗАЧАСТУЮ ИНАЧЕ УНИКАЛЬНЫЕ ПРИРОДНЫЕ ОБЪЕКТЫ НЕ СПАСТИ.

В Приморском крае огромные пространства тайги находятся под охраной закона и носят статус особо охраняемых природных территорий. О жизни заповедников и взаимоотношении человека и природы рассказывает директор Сихотэ-Алинского заповедника Светлана Сутырина.

 

МАГИЯ ТАЙГИ

– Ваше знакомство с Приморьем началось в студенчестве. Что заставило остаться здесь навсегда?

– В заповедник впервые приехала в 2001 году, когда была на практике после второго курса. По первым впечатлениям Приморье мне не очень понравилось, и я всем говорила, что Байкал – лучшее место на свете. Но так произошло, что магия здешних мест подействовала на меня и я поняла со временем, что хочу и дальше здесь работать и заниматься изучением тигров. Хотя было много моих коллег, которые отговаривали меня и настаивали на том, что это не женская работа. Убеждали, что было много людей, которые начинали, а затем бросали и переходили на мышек или на травки… Но у меня получилось по-своему. 

Уверена, что мне повезло встретить людей, которые помогли осуществить свою мечту. Сразу после университета я работала в международном проекте по сохранению амурского тигра, а потом делом всей жизни стал заповедник.

В Приморье действительно мне повезло быть единственной женщиной среди руководителей ООПТ. Но на Дальнем Востоке моя коллега руководит Командорским заповедником, а в системе ООПТ России нас немало. В целом мы держимся вместе. Делимся опытом, и мне очень помогает, что у меня есть старшие и опытные коллеги, к которым я всегда могу обратиться за помощью.

 – Сложно вам управлять мужским коллективом?

– Работать с мужчинами несложно, поскольку я в этом коллективе давно и всех хорошо знаю. Если честно, то поначалу у меня и у близких были опасения, что не будут воспринимать всерьёз как руководителя. Из-за того что была рядовым сотрудником, а теперь стала директором, и многие просто не смогут перестроиться. Но на самом деле всё сложилось, и всем своим мужчинам очень благодарна, что они легко перешли на новую волну. Признательна своим коллегам за понимание моей новой роли. Иногда мне приходится разговаривать не по-дружески, а как начальник с подчинённым. Приходится, хотя я и стараюсь этого избегать. 

Что касается управления мужским коллективом, то для меня это несложно. Думаю, что это сложилось из-за того, что моим инспекторам хорошо известно, что весь заповедник я прошла пешком (в отличие от некоторых из них). Это сейчас передвигаются на снегоходах…

С 2006 года, работая по мониторингу тигра с помощью фотоловушек, пришлось пройти все тропы, переночевать во всех избах, с рюкзаком под 30 килограммов. Поэтому когда мы обсуждаем с инспекторами какую-то полевую работу, то я разговариваю с ними на равных, поскольку знаю территорию и специфику. 

Иногда, конечно, можно «включить» такое женское обаяние и этим добиться результата. Сыграть на женских хитростях… Но только иногда.

НАДО ЗАПАСТИСЬ ТЕРПЕНИЕМ

– Охотники могут сосуществовать цивилизованно, обходится без браконьерства?

 – Нам, наверное, повезло в том плане, что мы находимся на севере края и у нас вокруг заповедника всего три крупных населённых пункта, где проживают не более 20 тысяч человек. По сравнению с Хасанским районом плотность невелика. И в этой связи у нас случаи браконьерских вылазок не настолько часты. В последние годы браконьеров вообще не зафиксировано, несмотря на работу инспекторов и регулярные рейды. Что касается сосуществования охотников и любителей природы, то такое, возможно, сложится со временем, когда вырастет поколение экологически грамотных людей, которые будут вести охоту, не создавая нагрузку на природу. Тигр не враг человеку, и на одном участке можно охотиться и человеку, и тигру. Но для понимания этого нужно время. И начинать формирование этого понимания нужно с детского возраста. И дети, в свою очередь, способны влиять на взрослых. Надо запастись терпением и не опускать руки.

 – Какую тему вы считаете важной и актуальной для своей будущей научной работы по тиграм?

 – Научную работу веду постоянно. Даже несмотря на дефицит времени. Недописанная диссертация, которую мечтаю завершить, касается моих занятий с 2006 года фотоучётами тигра на территории заповедника и сопредельной территории. Мне посчастливилось начинать эти исследования на Дальнем Востоке. Работали поначалу ещё плёночными фотоловушками. И в первое время было ещё неясно, возможно ли использование этих методик для постоянного мониторинга амурского тигра. Первоначально мы опирались на опыт индийских коллег, где плотность ареала тигров намного выше. Первые три года мы тестировали эту методику в полевых условиях, и её результаты были отражены в научной монографии, где мне довелось стать ведущим автором. Очень надеюсь эту работу закончить. И её целью будет показать реальное положение с популяцией тигра в Сихотэ-Алиньском заповеднике. Мне очень повезло в том плане, что начало моей работы по учёту тигра совпало с моментом высокой численности тигра на территории заповедника. В 2007 году здесь было около 40 тигров. А в 2011 году их осталось всего девять. То есть вот за такой короткий отрезок времени численность сократилась катастрофически. Даже при том, что с охраной было всё в порядке и уровень браконьерства не был катастрофичным. Определённый антропогенный пресс от браконьерства всегда присутствует, но он не был каким-то неординарным. Ничего критичного в те годы не происходило. А вот далее, с 2011 года, численность тигра стала возрастать. Этот пример привожу для того, чтобы обратить внимание на то, что моя научная работа пришлась на такой неординарный период от максимальной численности до резкого падения, а потом постепенного восстановления. Можно сказать, что ситуация оказалась уникальной и позволила наблюдать за тем, как группировка восстанавливается после такого резкого снижения численности. И на мой взгляд, самое главное, что я вынесла для себя из этой ситуации и о чём необходимо говорить в полный голос. Вывод такой, что, даже несмотря на самый жёсткий режим охраны тигра, его численность может резко сократиться по естественным причинам и факторам. И просто проводить учёты недостаточно. Необходимы комплексные исследования для понимания того, что происходит с популяцией и всем природным комплексом, где тигр – ключевая фигура. И это мне хочется донести научной общественности через свою работу.

 – На заповедных территориях всегда было много дикого кабана. А как сейчас себя чувствует этот вид?

– Это крайне злободневный вопрос. Дело в том, что последние 2–3 года численность кабана росла. Зимы были малоснежные, и несколько лет были хорошие урожаи кедрового ореха и жёлудя. Численность выросла, и выживаемость у поросят была очень высокой. Фотоловушки фиксировали целые табуны. Но, к сожалению, до нас добрался вирус африканской чумы свиней. В октябре гибель кабана была зафиксирована в окрестностях заповедника и анализы проб подтвердили наличие болезни. В декабре погибшие животные были найдены уже на нашей территории. 

В целом год складывался для копытных плохо. Тот ледяной дождь, что накрыл Владивосток, не коснулся нашей территории. Но обильный мокрый снег и последующие морозы сформировали толстый слой наста, который сейчас выдерживает и изюбрей, и всех других копытных. Поэтому животным крайне сложно добывать корм. Плюс урожая кедрового ореха нет. 

В соцсетях делилась этой ситуацией. Мы сохраняем и изучаем естественные природные процессы, и нам важно понять, как выдержит популяция эту сложную зиму. Это вопросы, которые нужно изучить и понять, чтобы потом делать прогнозы и для неохраняемых территорий.

– Как быстро приморская тайга справится с последствиями ледяного дождя? 

– Была во Владивостоке в момент этого природного явления. И в первый день казалось, что корка льда до весны не растает. Но мы видим, что спустя месяц деревья сбросили с себя эти ледяные оковы. Думаю, что деревья и тайга восстановятся довольно быстро. 

Больше всего беспокойство вызывают животные. Те, которые питаются семенами, веточным кормом. Сейчас для них наступили тяжёлые времена. Мы делимся мнениями с коллегами, и в АНО «Амурский тигр» готовятся оказывать поддержку копытным.

Несмотря на то что картина леса выглядит удручающе, мне хотелось бы рассказать про наш опыт. Заповедник в 2016 году по территории заповедника прошёл тайфун «Лайнрок», и десятки гектаров тайги пострадали. Первые впечатления были угнетающими, картина поваленных деревьев вызывала ужас, и казалось, что это не восстановится никогда. Но на следующий год молодая поросль всё скрыла, и впоследствии деревья оживают и крепнут. 

Потенциал природы огромный, и всё будет хорошо. 

КАЖДЫЙ ЗВЕРЬ – ЛИЧНОСТЬ

– В последние годы часто приходится сталкиваться с мнением, что тигра в тайге стало много?

 – Отношение к тигру всегда было неоднозначным. И сейчас менталитет где-то меняется благодаря тому, что экологические фонды и правительство много внимания уделяют экологическому просвещению, рассказывают людям, живущим рядом с тигром, почему так важно его охранять. 

Что касается моментов несколько негативного отношения, то это продиктовано тем, что уровень доходов и в целом уровень жизни у большей части населения в ареале амурского тигра не очень высокий. При этом люди видят, сколько сейчас денег тратится на поддержку ООПТ, содержание инспекторов, и это вызывает порой негативное отношение. И присутствует мнение, что деньги правильнее направить на поддержку пенсионеров или зарплаты бюджетников. 

Что касается мнения, что тигров стало много и зверю не хватает территорий для жизни, и в связи с этим он выходит к жилью и нападает на людей, то я думаю, что эта позиция неверная. Нельзя сказать, что тигра стало много. Численность медленно растёт. А количество территорий местообитания тигра сокращается, строятся дороги, разрастаются города. Но нынешняя плотность позволяет жить бесконфликтно. Для сравнения, у бенгальского тигра площадь обитания 20 километров. У самки амурского тигра – 200–400 километров. Но эта разница компенсируется тем, что в Индии популяции копытных гораздо больше, чем на Дальнем Востоке. Там тигру нужно гораздо меньшие расстояния преодолеть, чтобы добыть себе пищу. И на Дальнем Востоке тигру, который, как и все кошки, достаточно ленив, если будет достаточно копытных, то и его территория обитания будет достаточно компактной. И мы в заповеднике это наблюдаем. Например, на побережье, где популяция копытных достаточно высокая, участки у тигров в полтора раза меньше, чем на севере заповедника, где тигру приходится больше ходить в поисках пищи. Такая же картина и в Лазовском заповеднике.

– Как вы характеризуете тигра после стольких лет работы по его изучению?

 – Мне сложно охарактеризовать этого уникального зверя одним словом. Сейчас я бы, наверное, выбрала для этой характеристики слово уязвимый. Несмотря на всю его силу и мощь, он достаточно хрупкое создание, которое легко уничтожить полностью. Лично для себя поняла, когда ходила за тиграми с ошейниками и когда тропила тигра. Поняла, что каждый тигр – это личность. Со своим характером, повадками и привычками, особенностями поведения. Буквально каждого из них я знаю в лицо и наблюдала довольно долго. Не могу сказать, что они мне близки, но тигры – это существа, которыми я очень дорожу. И всякий раз, когда они исчезают, испытываю чувство утраты, как будто ушёл близкий человек. Хорошо бы, чтоб в этом никогда не было вины человека.

В первый день казалось, что корка льда до весны не растает. Но мы видим, что спустя месяц деревья сбросили с себя эти ледяные оковы. Думаю, что деревья и тайга восстановятся довольно быстро. 

Досье:

Сутырина Светлана – окончила биолого-почвенный факультет Иркутского государственного университет по специальности «зоология». С 2010 года работает в Сихотэ-Алинском заповеднике. В 2013 года назначена заместителем директора заповедника по научной работе. С 2019 года –директор Сихотэ-Алинского биосферного заповедника. 

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах