222

Требуется стратегия!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ-Приморье № 3 20/01/2021
Шаманы на улице Дальнего Востока на ВЭФ.
Шаманы на улице Дальнего Востока на ВЭФ. © / Татьяна Меель. / АиФ

Поможет ли Дальнему Востоку новая программа развития?

ПРАВИТЕЛЬСТВО СТРАНЫ УТВЕРДИЛО НАЦИОНАЛЬНУЮ ПРОГРАММУ РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА ДО 2024 ГОДА. ОНА БЫЛА РАЗРАБОТАНА ОТРАСЛЕВЫМ МИНИСТЕРСТВОМ ВО ИСПОЛНЕНИЕ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА. ГЛАВА ГОСУДАРСТВА ОБОЗНАЧИЛ ГЛАВНЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ЦЕЛИ В РЕГИОНЕ: В БЛИЖАЙШИЕ ЧЕТЫРЕ ГОДА ВСЕ КЛЮЧЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ И ПОКАЗАТЕЛИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА ДОЛЖНЫ РАСТИ БЫСТРЕЕ, ЧЕМ В СРЕДНЕМ ПО РОССИИ.

 

Чем нынешняя программа отличается от тех, которые уже принимались ранее и поможет ли она остановить отток населения из региона? На вопросы и другие вопросы ответил ведущий научный сотрудник лаборатории социальной и медицинской географии Тихоокеанского института географии ДВО РАН кандидат экономических наук Юрий АВДЕЕВ.

ПРЕОДОЛЕТЬ КОЛОНИАЛЬНЫЙ ПОДХОД  

 – Юрий Алексеевич, Дальний Восток с 90-х годов теряет и продолжает терять население. За это время принято несколько госпрограмм экономического развития региона. Получается, что все они потерпели крах?

– Точнее, ни одна из них не была реализована. Горбачёвскую «Целевую программу развития социально-экономической системы Дальнего Востока и Забайкалья на 1986–2000 годы» не выполнили – великая страна рухнула. Госпрограмму на 1996–2005 годы при Ельцине назвали Президентской и приняли во время кардинальной смены экономики. Финансовый капитал, бизнес страны сконцентрировался в Москве. А регионы в условиях парада суверенитетов были брошены на выживание, и Дальний Восток вышел из этой ситуации за счёт связей со странами Северо-Восточной Азии. Были ещё программы до 2013 г., до 2018, 2025 г. – ни одна из них не выполнена.

На это отреагировало население. Если с 1926 по 1991 гг. численность населения региона возросла в три раза, то в последующие годы Дальний Восток ежегодно терял около 83 тысяч человек. Чукотка потеряла 2/3 населения, Магадан – половину, Приморский край сократился более чем на 400 тысяч. А это ни много ни мало население Уссурийска, Находки и Арсеньева. За 30 лет страна потеряла 4,4 % населения, но для Дальнего Востока ситуация близка к катастрофической, сокращение близко к 25%!

Национальная программа развития ДВ от 2024 года является ли шагом вперёд, прорывом или хотя бы маяком в будущее?

 – Стоит напомнить, национальную программу для Дальнего Востока, для единственного федерального округа в стране президент поручил Минвостокразвитию разработать в преддверии IV Восточного экономического форума в 2018 году. Даже беглого знакомства с проектом документа достаточно, чтобы увидеть, что это не то, чего ожидал глава государства, получив набор тактических задач до 2024 года, без прорывов и нетривиальных решений.

Если это национальная программа, в ней должна быть честная и объективная оценка того, что произошло с регионом за последние 30 лет. Насколько далеко ушёл окружающий мир, и чем, кроме сырьевых ресурсов, мы можем быть интересны. Необходимо понимание, что экономического потенциала Дальнего Востока недостаточно для интеграционного взаимодействия со странами АТР, в этом должна участвовать Россия, Тихоокеанская Россия. Потребуется преодолеть колониальный подход к развитию региона, где главное – больше добыть и быстрее продать.  

КОГО И С КЕМ ОПЕРЕЖАТЬ?

А как вы оцениваете такие федеральные проекты, как «Дальневосточный гектар», «Свободный порт Владивосток», развитие территорий опережающего развития?

– По большому счёту всё это лишь инструменты, а кто и для каких целей их использует, остаётся вопросом открытым. Нам рассказывают о том, что в результате сюда пошли инвесторы, но разве они решают наши задачи? Их привлекают преференции, и вкладывают они, как правило, туда, где минимальные затраты на инфраструктуру и откуда можно уйти, как только льготы закончатся. Резидентом становится любой, кто пришёл с определённым капиталом, что свидетельствует лишь о том, что своих долгосрочных планов нет. И получается, что ТОРы – это случайный набор производств, между которыми нет никакой связи.

Конкретный пример: судостроительная корпорация «Звезда» в г. Большой Камень прошлым летом спустила на воду первый танкер. В перспективе – грандиозные планы нового судостроения. Всё замечательно, если отвлечься от того, что станки немецкие, металл корейский, квалифицированные рабочие из-за рубежа. А вдруг завтра новые санкции? Всё остановится. В каких национальных планах предусмотрено открытие на своей территории новых месторождений руды, переработка, обогащение, металлургическое производство, машиностроение, подготовка требуемых кадров, наконец? Но начали с завершающей стадии – сборки судов.

 – Проекты призваны решать важную социальную задачу – создание новых рабочих мест…

– Министерство, полпред рапортуют о количестве резидентов, объёмах инвестиций, тысячах новых рабочих мест, а статистические сводки фиксируют убыль населения, превышение смертности над рождаемостью. На фоне того, что службы занятости утверждают: число вакансий вдвое больше числа незанятых, работодатели жалуются на дефицит рабочих рук, миграционная служба – на снижение миграционного потока, создание десятков тысяч новых рабочих мест выглядит как нечто за пределами здравого смысла.  

Каковы перспективы действующих проектов?

– Проект по инфраструктурному обустройству Владивостока к саммиту АТЭС послужил серьёзным импульсом для многих проектов: космодрома Восточного, судостроительной корпорации «Звезда», нефтехимического комплекса в Амурской области, сахалинские проекты, на Камчатке, в Якутии, проекты в аграрной отрасли, многие другие – всё это страница в истории экономического развития региона. Импульс, несомненно, придали законы о ТОРах, Свободном порте Владивосток, Дальневосточном гектаре. Но сложатся ли эти проекты в единый региональный комплекс или каждый из них так и останется обособленной экономической единицей – вопрос, на который пока нет ответа. Хотим того или нет, но России предстоит участвовать в интеграционных связях со своими соседями. А для этого необходимо обладать высоким уровнем конкурентоспособности.

КОСМОС, ОКЕАН И КУЛЬТУРА

 – Возможен ли всё-таки прорыв в национальных программах развития региона?

– Вариантов решений не так уж и мало. Главное, последовательно перейти от сырьевого экспорта к формированию новой индустриализации.

Приоритетными должны стать отрасли, которые обеспечивают лидерские позиции России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этому требованию будут отвечать отраслевые комплексы, ориентированные на освоение космоса, Мирового океана и культуры. Именно в этих сферах Россия обладает (пока) мировым авторитетом, технологиями, потенциалом, кадрами.

Почему вы сделали акцент на освоение Мирового океана?

– Тихий океан изучен, пожалуй, хуже, чем обратная сторона Луны. Это не только потенциал биологических ресурсов или углеводородов шельфа. Здесь и энергетика, и редкоземельные элементы на дне океана, это и формирование погоды, и зарождающиеся стихийные бедствия. К сожалению, из Москвы Дальний Восток воспринимается лишь как огромная сухопутная территория. И мало кто обращает внимание на то, что более 5 миллионов квадратных километров акватории находится в нашей исключительной зоне.

А какие космические проекты нам по плечу?

– Необходимо сказать, что в этом макрорегионе уже существует более десятка стартовых площадок для запуска космических кораблей. У нас теперь космодром Восточный, а ещё Морской старт. Есть страны, которые включены в развитие космонавтики. Дело дорогостоящее и затратное. Идея в том, чтобы предложить заинтересованным странам приступить к организации совместной деятельности, с последующей специализацией в тех или иных областях.

– А как вы понимаете культурную интеграцию Дальнего Востока со странами АТР?

– Владивосток после открытия в 1991 году стал притягательным для иностранцев. Сегодня здесь функционирует более двух десятков консульских учреждений. Город стал столицей кинофестивалей стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Культурным прорывом последнего десятилетия стали Приморская сцена Мариинского театра, филиал Эрмитажа, картинная галерея привлекает множество иностранных туристов. В перспективе хотелось бы видеть реализованным проект на острове Русский, когда здесь, например, всем членам сообщества, входящих в АТЭС, наш президент предложит разместить свои культурные резиденции для представления своей страны, и здесь же двадцать городов России представят свою территорию. Прообразом такого проекта сегодня является «Улица Дальнего Востока», на которой в дни проведения ВЭФ субъекты Федерации региона демонстрируют свои достижения.  

Досье:

Юрий Алексеевич Авдеев:

Родился в 1946 году. Окончил МГУ имени Ломоносова в Москве.

В  1990-200 годы руководил Тихоокеанским центром стратегических разработок.

Входит в состав экспертного совета по стратегическому развитию города Владивостока. Специалист в области социально-демографических, миграционных и территориальных проблем населения российского Дальнего Востока, стран Северо-Восточной Азии и АТЭС. Автор более 200 научных работ, научных доклады на региональных, республиканских и международных конференциях. Инициатор открытия Владивостока в 1990 году. Руководил разработкой проекта «Большой Владивосток».

Ни одна национальная госпрограмма развития Дальнего Востока со времён перестройки ещё не была реализована полностью. Всегда что-то мешало.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах