Примерное время чтения: 7 минут
201

Высокое и низкое

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Приморье № 38 22/09/2021
Картины без рам позволяют глубже проникать в суть произведения.
Картины без рам позволяют глубже проникать в суть произведения. / Сергей Кирьянов / Из личного архива

Приморский край стал для художника родиной души 

«ПОЛЮБИ НАС ЧЁРНЕНЬКИМИ…» – ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА ХУДОЖНИКА ВСЕВОЛОДА МЕЧКОВСКОГО – ЗАМЕТНОЕ КУЛЬТУРНОЕ СОБЫТИЕ ПРИМОРСКОЙ СТОЛИЦЫ НАСТУПАЮЩЕЙ ОСЕНИ. ВЫСТАВКА ОТКРЫЛАСЬ В ПРИМОРСКОЙ КАРТИННОЙ ГАЛЕРЕЕ И ПОСВЯЩЕНА 75-ЛЕТИЮ ИЗВЕСТНОГО В РЕГИОНЕ И ДАЛЕКО ЗА ЕГО ПРЕДЕЛАМИ ЖИВОПИСЦА И ГРАФИКА. ЕГО ТВОРЧЕСТВО МОЖНО ЛЮБИТЬ ИЛИ ОТВЕРГАТЬ. ВОСХИЩАТЬСЯ ИМ ИЛИ КРИТИКОВАТЬ. ВИДЕТЬ В НЁМ ИЗЛИШНИЙ ЭРОТИЗМ ИЛИ ИСКАТЬ НЕВЕДОМЫЕ ГРАНИ И СМЫСЛЫ БЫТИЯ…

Как говорит сам художник, одни зрители в него влюблены, другие – терпеть не могут, третьи приходят на выставки смотреть и думать – и непременно возвращаются.

ВНЕ РАМОК

Невольная зацепка на зрительском уровне начинается с названия выставки, за ним спрятана тайна, которую предстоит разгадать. Куратор проекта Юрий Волкогонов напоминает: «Полюби нас чёрненькими» – цитата из гоголевских «Мёртвых душ»; фраза, сказанная Чичиковым, имеет окончание – «а беленькими нас всякий полюбит».

«Считаю уместным обратиться к тексту Андрея Кончаловского: "Человечество любят не гуманисты, а циники…" – циники понимают, что в человеке хорошего ровно столько, сколько плохого», – отмечает куратор проекта.

Хорошее и плохое, высокое и низкое, инь и ян… Первое, что бросается в глаза на выставке, – картины без рам! Просто картонные листы, произведения на стадии рождения в мастерской – неприкрытые, ничем не ограниченные, неоформленные. И это в Бордовом зале галереи на Партизанском проспекте 12. В Оливковом зале – всё по плану.

Хореограф Виктория Волкогонова перевоплотилась в один из образов художника.

Всеволод Мечковский и его жена, Татьяна Жукова, выйдя на связь из Геленджика, где они сейчас проживают, признались, что эта идея возникла на семейном совете. Такой приём – возможность для зрителя почувствовать и сравнить то, как «звучит» произведение в условном пространстве мастерской и в экспозиции. Это предложение полюбить работы «чёрненькими».

– Способ подачи не обязательно соответствует высокому статусу картины, – говорит Юрий Волкогонов. 

– Если мы не начнём разбираться в себе, понимать себя, ничего не изменится вокруг нас, выставка – это обращение к людям: давайте меняться к лучшему! – добавляет Татьяна Жукова.

ПАРАДОКСЫ СОЗНАНИЯ

Для выставки отобраны картины разных десятилетий творчества автора – из собрания детей, частных коллекционеров. Всеволод рассказывает, что хотел привезти во Владивосток новую серию работ (а сегодня художника вдохновляют живописные предгорья Кавказа), но, увы, пандемия.

Были времена, когда творчество Мечковского запрещали. Ещё в разгар застойной эпохи он порвал с соцреализмом, чтобы затеряться в пространстве мастерской, а потом показать миру свою правду.

– Соцреализм – это же мой любимый предмет, как же без него, – иронизирует художник. – Наш соцреализм был лакировочным, поражало на выставках несоответствие изображённого действительности. Я не то чтобы порвал с соцреализмом, а то, что видел, то и рисовал. Как казах по степи едет и песню орёт. Пел не то, что надо, вот мне по рогам и настучали.

МЕЧКОВСКИЙ ЦЕЛОСТЕН И КАК ЛИЧНОСТЬ, И КАК ХУДОЖНИК. И ЕСЛИ СТИЛЬ – ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЧЕЛОВЕК, ТО ОН – ЯРКОЕ ТОМУ ПОДТВЕРЖДЕНИЕ.

– Он написал картину «Диссиденты-68» – протест против ввода советских войск в Чехословакию – и попал под запрет выставочной деятельности на 16 лет, – добавляет Татьяна Жукова. – Сева осмелился выразить своё мнение, он пропускал жизнь через себя.

В этой связи можно вспомнить одну из шокирующих работ 90- х – «Народ и партия едины», где монстр насилует девушку. И убивающую наповал эстетов и поборников морали картину «Девочка на шару» («Мент и проститутка»). В «лихие» годы каждая выставка художника вызывала ожесточённые словесные баталии. Арт-критик Александр Лобычев, ушедший из жизни три года назад, считал, что эротизм, фантастика и гротеск стиля – формальные приёмы, инструмент. «Хотя, конечно, эротизм в сочетании с политикой, современность с приправой сюрреализма – вполне скандальная, взрывоопасная художественная смесь».

Путь к вершинам мастерства и признанию Всеволода Мечковского не умещается в рамки биографических стандартов. Художник написал о себе, что «родился в конце 1945 года от смертельно больной (скоротечная чахотка) матери и отцафронтовика, нашпигованного военным железом. Родился «вопреки». Татьяна Жукова пояснила, что мама Всеволода была ученицей Мейерхольда, в честь которого его и назвали. Мальчика нянчила бабушка – «ленинградка-блокадница, которая меня буквально вытащила с того света и в конечном итоге подняла на ноги».

Он получил среднее и высшее художественное образование, профессию архитектора, мотался по всей стране и где-то на перепутье дорог встретил свою половину, ангела-хранителя Татьяну Жукову. Сегодня они вспоминают, как 40 лет назад приехали в Приморский край, на край державы, где к художнику пришёл оглушительный успех – персональные выставки в галереях Владивостока, соседней Японии. Приморье для мастера стало родиной души. Сегодня на выставке представлена уникальнейшая работа – «Противоборство», за которую настоятель японского храма хотел заплатить Мечковскому огромную сумму, но минкульт запретил.

«Любование луной».

– Мастеру удалось то, что удаётся не многим – создать уникальное пространство, обрести и в жизни, и в творчестве свою Музу с «лица необщим выраженьем», – полагает куратор выставки Юрий Волкогонов.

Сказать окончательно и бесповоротно, приписать к определённому стилю творчество Мечковского никто из критиков так и не смог. Татьяна Жукова уверяет, что сравнение с Сальвадором Дали не совсем уместно, а сам Всеволод на вопросы о преемственности отшучивается: «А чем я хуже Врубеля или Васнецова?» Он не хочет надевать на себя маски, ведь они имеют свойство прирастать и становиться второй сутью человека. «Мечковский целостен и как личность, и как художник. И если стиль – это действительно человек, то он – яркое тому подтверждение», – утверждал Александр Лобычев.

Люди, равные богам, человекозвери и птицы, одухотворённые кентавры и потерявшие человеческий облик приземлённые философы, феи природных и космических стихий, большие русские бабы, белый бык в красном контуре, печальный собачий взгляд из-под стола. Парусник, который никак не может вырваться в прозрачную синь. Всё это образы и сюжеты Всеволода Мечковского. По наблюдению его близких и друзей, сегодняшние работы стали глубже, шире, объёмнее.

Зрителю стоит лишь остановиться, подумать о чём-то большем и открыть для себя мир, который сделает его жизнь парадоксальнее и богаче. 

ДОСЬЕ

Елена Борисовна Жукова. Окончила теоретическое отделение Владивостокского музыкального училища, факультет журналистики ДВГУ. Автор и ведущая культурных проектов, программ на радиостанции «Лемма». Принимала участие в создании экспозиции Приморского музея им. Арсеньева «Элеонора Прей» в 2008 г. Лауреат ДВ-конкурса «Живая тайга» – 2018.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах