251

Когда не хватает суток

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Приморье № 38 16/09/2020
Два слоя СИЗов – для хирурга госпиталя это норма. Хорошо, что пациент не видит!
Два слоя СИЗов – для хирурга госпиталя это норма. Хорошо, что пациент не видит! / Фото пресс-службы ВКБ № 4. / АиФ

На хирургов легла двойная нагрузка

Шесть сложнейших хирургических операций проведено за время работы инфекционного госпиталя, который открылся на базе КГБУЗ «Владивостокская клиническая больница № 4». В апреле этого года старейший стационар в кратчайшие сроки был перепрофилирован в крупнейший инфекционный госпиталь на Дальнем Востоке для лечения пациентов с подтверждённым Covid-19.

Количество коек выросло с 273 до 400. Случается, что пациентам с коронавирусом требуется хирургическое вмешательство – ведь они такие же люди, у них тоже случаются воспаления аппендицита и инсульты, грыжи и аневризмы.

 

О том, как работают со скальпелем в руках в «красной зоне» госпиталя, рассказал зав. хирургическим отделением, врач высшей категории Иван МАТЮШКИН.

НЕ БЫВАЕТ ПРОСТЫХ ОПЕРАЦИЙ

Иван Иванович, вы трудитесь в ВКБ № 4 больше 30 лет! Почему раз и навсегда связали свою судьбу с «дальзаводской» больницей?

– С самого начала выбор медицинской профессии был осознанным: во Владивостокский медицинский институт я поступил уже зрелым человеком, отслужив на флоте три года. И с первых лет обучения готовил себя к хирургии как к мужской специализации. Будучи студентом, работал в разных стационарах – санитаром, медбратом. А после окончания института устроился в «дальзаводскую» больницу, пройдя на её базе интернатуру. В то время, прежде чем попасть в ординатуру, нужно было на практике доказать, на что ты способен. Это случилось ровно 38 лет назад, и так сложилось, что тружусь здесь до сих пор. Наверное, это судьба, верность коллективу врачей и ещё множество объективных и субъективных факторов.

 – В годы становления, профессионального роста какие операции стали для вас испытанием на прочность?

– Трудно сказать сразу – сколько прооперировано людей с 80-х годов прошлого века и по сей момент! Все хирурги мира убеждены: нет простых операций, даже если это аппендицит! Хорошо помню, как в молодости впервые оперировал ножевое ранение грудной клетки, где была задета дуга аорты. До сих пор вспоминаю шоковое состояние, когда в руках всё пульсировало, и насколько было сложно на работающем сердце рану зашить.

Как изменила деятельность хирургов стационара пандемия?

– Когда больницу перепрофилировали в инфекционный госпиталь, все хирурги (а также врачи других специализаций) переучились и стали инфекционистами. Мы оказались в непривычной для нас обстановке, лицом к лицу с новой, неизученной болезнью. Конечно, были страхи, волнения, но мы быстро втянулись, привыкли и работаем. Понятно, что хирургия необходима в условиях ковид-госпиталя, потому что у нас находятся пациенты с сопутствующими патологиями, травмами, после перенесённых онкоопераций. Может случиться что угодно!

Буквально накануне нашего разговора у пациентки госпиталя возник острый аппендицит. И тут же пришёл второй отрицательный тест на коронавирус. Она оперативно направлена в другую больницу, в «чистую» хирургию. Что ни случай, то уникальный. В день заболевания аппендицитом женщина излечилась от коронавируса – такие бывают совпадения.

А для пациентов с подтверждённым Covid-19 в госпитале развёрнута экстренная хирургическая палата, за это время выполнено несколько операций. К счастью, все поправились, выписаны, здоровы.

С ПУТИ НЕ СВЕРНУЛИ!

Была ли возможность у врачей отказаться работать в «красной зоне»?

– Безусловно, это дело добровольное. Я скажу за врачей хирургического отделения больницы – ни один не ушёл, все переучились, с пути не свернули, хотя среди нас много специалистов возрастных. Не то чтобы не было вариантов отступления, наоборот, все пошли, чтобы бороться до конца.

В чём особенность работы хирурга в «красной зоне»?

– Прежде всего, это двойные средства индивидуальной защиты (СИЗы). На нестерильный комбинезон надеваются стерильные халаты, фартуки, как минимум две пары перчаток, по двое очков. Важная деталь – нельзя снимать перчатки, только надевать новые. Пациенту, которого оперируют, было бы страшно увидеть в сознании такого экипированного врача! Когда мы снимаем одежду, она становится тяжелее на несколько килограммов. Прибавьте фактор волнения!

Как преодолеваете эти жуткие неудобства?

– Такова наша профессия, в которой помогает выстоять и накопленный опыт, и энтузиазм молодости. От коронавирусной инфекции большинство излечивается, а от экстренной хирургической патологии никуда не денешься, если не прооперируем, человек погибнет. Правила таковы, что пациентов, заражённых коронавирусом, никуда нельзя перевозить, необходимо спасать только в заданных условиях.

Как часто случаются операции?

– За четыре месяца проведено шесть операций. Боевым крещением в госпитале стала операция по удалению тромба у 71-летней женщины. Дело в том, что новая инфекция вызывает гиперкоагуляцию, состояние повышенной свёртываемости крови, в результате откладываются тромбы. Причём это характерно для пациентов разных возрастов. У женщины был диагностирован тромбоз бедренной артерии, что грозило полной ампутацией ноги. Поставили задачу этого не допустить. Собрали бригаду, пригласили со стороны сосудистого хирурга и удалили тромб, который разросся до 40 сантиметров; восстановили кровоснабжение. В результате выписали пациентку на обеих ногах. Это была первая операция в Приморье в условиях ковид-госпиталя. Сложность в том, что с такой патологией обычно оперируют в сосудистой хирургии.

Ваши коллеги рассказывали про случай спасения женщины, которая поступила в госпиталь после родов…

– Всё началось с роддома, куда её доставили в тяжёлом состоянии. Спасая жизни матери и ребёнка, врачи провели операцию кесарева сечения. Тесты на Covid-19 оказались положительными, и пациентку перевели к нам. В условиях госпиталя она перенесла три операции, не считая вторичного наложения швов. У неё было 100% поражение лёгких, исключительный случай! На фоне септического воспаления возник перитонит, который вызвал кишечную непроходимость, поэтому пришлось вывести сигмостому. Месяц она провела в реанимации, на аппарате ИВЛ. Это не просто чудесное спасение, а итог слаженных действий врачей. Каждый пациент для нас важен и неповторим.

А кроме сложных операций, чем занимаются хирурги госпиталя?

– Много оперируется трахеостом для эффективности искусственной вентиляции лёгких, их количество приближается к сотне. Проводим консультации для пациентов с хирургической патологией. Поступают больные из других стационаров, когда внезапно после операции приходит положительный тест на коронавирус. Именно в госпитале они проходят курс восстановления. Есть пожилые люди с пролежнями, онкологические больные. Работы хватает. Одновременно с сопутствующей хирургической патологией бывает до 12–15 человек. Бывало, что нам и рабочего дня хватало с трудом, и не было выходных: приём больных, перевязки, экстренные операции в любое время суток.

Доктора радуются каждой спасённой жизни.
Доктора радуются каждой спасённой жизни.

Справимся!        

Как устанавливаете контакт с пациентами? Находите взаимопонимание?

– Люди бывают разные. Те, у кого лёгкая стадия заболевания, часто не понимают, не ощущают, что они больны. Ещё бы гулять разрешили, и отлично! С дисциплиной порой возникают проблемы, людям не хватает терпения. А вот хирургические пациенты более серьёзные и молчаливые, им надо подняться на ноги после операции, не до капризов.

Как родные относятся к вашему постоянному пребыванию в «красной зоне»?

– В разгар пандемии я переехал на дачу, где изолировался вместе с женой, она рисковала вместе со мной. В первые месяцы дети даже внуков не привозили. Сегодня ограничения сняты, с родными вижусь, более спокойная обстановка. Конечно, поддержка и понимание близких согревает.

В чём коварство коронавируса?

– Симптоматика может развиваться молниеносно, сегодня ты здоров, а завтра компьютерная томография показывает сильную степень поражения лёгких. Многие пациенты госпиталя говорят о том, что в эту болезнь они вообще не верили. Но, побывав здесь, пройдя через реанимацию, резко меняют отношение. Никому не желаю заболеть, чтобы в этом убедиться.

Необходимо соблюдать необходимые меры предосторожности – носите маски в общественных местах и в транспорте, тщательно мойте руки, возвращаясь домой, обрабатывайте их антисептиком, соблюдайте социальную дистанцию – ничего сложного.

Как врач, находящийся в центре событий, что вы скажете о ситуации с коронавирусом? Мы близки к победе или хотя бы к перелому событий?

– Есть некоторые элементы спада по количеству заражённых. Настораживает вероятность «второй волны», когда произойдёт перехлёстывание штаммов гриппа и Covid-19.  Но, думаю, справимся!

 

Кстати:

Инфекционный госпиталь при ВКБ№ 4 стал крупнейшим в Приморье лечебным учреждением, где лечат пациентов с подтверждённым диагнозом COVID-19. Сюда госпитализируют пациентов с тяжёлым и очень тяжёлым течением болезни.

ВРЕЗ:

Когда больницу перепрофилировали в инфекционный госпиталь, все хирурги (а также врачи других специализаций) переучились и стали инфекционистами.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах