aif.ru counter
184

Человек и ружье

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ Приморье № 39 27/09/2017
Обитатели Уссурийской тайги не только места охотника, но и объекты строгой охраны.
Обитатели Уссурийской тайги не только места охотника, но и объекты строгой охраны. © / АиФ

Они -  амурского тигра и дальневосточного леопарда берегут, косуль с изюбрами и кабанами подкармливают, и браконьеров ловят.

Из нарушивших закон людей с ружьём - кого под следствие и суд отдают, кого правилам поведения в лесу учат. О трудной и важной работе в лесах региона, которые идут «АиФ-Приморья» рассказал директор краевого департамента по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Дмитрий ПАНКРАТОВ.

На кордоне

- В крае много делается для сохранения и развития популяций краснокнижных и просто зверей. Но есть ещё и проблема незаконной охоты, что подрывает кормовую базу краснокнижных хищников. Что удалось сделать для борьбы с браконьерством с начала года?

- За первую половину 2017 года инспекторами составлено около тысячи протоколов. Это меньше, чем за подобный период прошлого года, что радует. Из них 28 материалов  направлено на возбуждение уголовных дел. Штрафов  наложено на сумму около 850 тыс. руб., изъято более 100 единиц оружия, из них 30  нарезных стволов. Так же у браконьеров изъято более 60 незаконно добытых охотничьих животных -  в основном это кабаны, изюбры, косули. Повысилось качество составление протоколов, как следствие: стало меньше отказных материалов.

- Насколько квалифицированы инспекторы охотнадзора, что делается для их подготовки?

- Мы взяли за практику ежеквартально проводить с инспекторами учёбу, которая проводится как правило перед  открытием сезона охоты, и в периоды , когда наблюдается  наибольший подъём уровня браконьерства. Говорим о новом в их работе, о совершенствовании законодательства. На встречи приглашаем сотрудников силовых структур, они читают лекции по необходимым нам темам. Результаты  таких семинаров-совещаний дают свои плоды,  инспектора становятся более квалифицированными.

- Работа с полицией наладилась? Помню несколько лет назад, стоит задержать нарушителя в лесу, ждёшь наряд, он приедет, уже ночь на дворе…

- Было такое, они без желания выезжали, и мы отказались от подобного. Сегодня у нас изменился подход к работе  с силовыми ведомствами, сотрудников УМВД в рейды не приглашаем, контактируем с ними посредством связи. У нас налажено с ними хорошее взаимодействие, у инспекторов есть список телефонов отделов полиции, если требуются следственные действия, в район высылается следственная группа. Или если нарушитель пытается скрыться, по звонку выставляют посты ГИБДД для его задержания. Работа стала более оперативной.

- Есть повседневная работа инспектора, а есть и рейды?

- Специальные рейды мы проводим точечно, целеноправленно по сигналам, а так группы работают постоянно  по всему краю в зависимости от обстановки . Для комфортной работы инспекторов и более равномерного охвата территории края строим сеть кордонов, научно-полевых станций для инспекторов, т.е базы для их постоянной работы.

- Как вы оцениваете кадровый состав охотнадзора, материально-техническое обеспечение структур департамента?

- У нас небольшая текучка кадров, хотя работа специфическая, требует большой энергии - постоянные командировки, передвижение по краю, на одном месте сидеть не приходится, постоянные конфликтные ситуации. Необходим опыт, волевой характер. И образование: сейчас, к примеру, юристов с дипломом найти не проблема, а вот чтобы человек мог работать в полевых условиях, чтобы он биологию, повадки животных знал, следы различал, таких немного. Браконьера не просто поймать надо, ему в соответствии с законодательством необходимо объяснить ситуацию, объяснить, как правильно охотиться.

Что касается снабжения, к сожалению, государство в этом участвует минимально. Подведомственное нам Учреждение финансируются  из краевого бюджета, но могут приобретать основные средства с привлечением спонсорской помощи. Мы, как орган госвласти – финансируемся только за счет средств бюджета. В этом году покупаем шесть УАЗов, квадроциклы. Обновляем нашу материально техническую базу.

Существенную помощь в оснащении подведомственного учреждения оказывают общественные организации.

- Это, в частности, центр «Амурский тигр»?

- Он оказывает существенную помощь: ежегодно - техникой, приобретением горюче-смазочных материалов. У них разработано положение о стимулировании инспекторского состава - за изъятое оружие, количество протоколов, которые ведут к уголовной ответственности нарушителя, фиксирующих охоту на краснокнижных животных. Премии хорошие. Мы проводим с центром совместные семинары, обсуждаем с ними изменения, которые необходимо внести в  законодательство и  которые нужно продвигать. Мы можем делать это через свои структуры, у них - более широкие возможности для продвижения нормативных актов, например, Государственная дума.

Дикое мясо на прилавке

- Дмитрий Васильевич, что бы вы в данном случае, назвали главной проблемой, которую надо срочно решать?

- Мы об этом говорим, направлением предложения в Министерство природных ресурсов. Например, у нас отсутствует порядок оборота продукции охоты, его должно разработать министерство. Скажем, добыл охотник животное, куда  продукция идёт потом? Как регистрируется, каковы возможности его продажи, передачи другому лицу? Может ли взять ее человек без необходимых на это документов? У браконьера есть возможность уйти от ответственности, когда инспектору сложно доказать сам факт незаконной охоты, но суды становятся на нашу сторону и негодяи несут заслуженное наказание.

- А то, что в магазинах торгуют кабаном, изюбром, медвежьей тушёнкой?

- Это тоже из данной серии. Мы сегодня не имеем права прийти в магазин и проверить документацию на мясо дикого оленя, соответствие её выданным на охоту разрешениям. Ведь на все эти виды животных есть лимит, в год выделяется определённое количество на добычу. Здорово, когда такое мясо продают, но всё должно быть по закону.

- Ещё приходится слышать, что коренным малочисленным народам сложно получить разрешение на охоту?

- Они имеют те же права, что и остальные граждане Российской Федерации, плюс свои преимущества. У нас в крае четыре охотничьих хозяйства, имеющих национальный статус. Там только они со своими общинами и охотятся. А получить разрешение просто: пиши заявление и получай, никаких проблем.

- Многие охотники жалуются, что во Владивостоке оно стоит намного дешевле, чем в районах?

- Департамент реализует разрешения только на территорию  общедоступных охотничьих угодий. Здесь добычу может вести любой желающий. Цены на это зафиксированы в Налоговом кодексе, мы их менять не имеем права. У пользователей для своих угодий таких ограничений нет. Мы выдаем им определённое количество бланков разрешений, которые они могут реализовать (в рамках утвержденных лимитов и норм добычи. Для каждого хозяйства оно свое и больше этого количества они выдать не могут), а они уже сами устанавливают цены. Мы в это процесс вмешаться не можем. Да, есть жалобы, вопросы из прокуратуры, но сегодня по закону такая ситуация.

- В целом с законной охотой у нас в крае ситуация нормальная, без тяжёлых для жителей вопросов? Купил ружье, и…?

- Сначала надо изучить охотминимум, получить охотничий билет, ознакомиться с правилами обращения с оружием. Всё происходит в оговоренные правилами и законом сроки: охотничий билет выдаётся в течение пяти дней Бесплатно. С разрешениями тоже нет вопросов, оружие - иди, выбирай, магазинов много.

- Примерная численность зарегистрированных охотников в крае?

- Порядка 66 тысяч человек. Из них настоящих охотников - до 40 тысяч: тоже недостаток законодательства, охотничьи билеты выдают без экзаменов, любому желающему. Нарезное оружие сегодня можно приобретать всем, хотя потом многие пытаются его продать: не охотники, а ружьё очень дорогое лежит в сейфе без дела, так и не стреляло ни разу.

Они и кабана посчитали!

- Как ведётся мониторинг состояния животного мира в Уссурийской тайге?

- Изучение ситуации идёт постоянно, но у нас есть ещё учётные мероприятия. Это ежегодные, запланированные на одно и то же время работы, проложенные практически в одних и тех же местах маршруты. Маршрутные карточки выдаются охотникам, инспекторам, информация от них стекается в департамент, обобщается её и смотрим, какое количество животных обитает в каждом районе края. Это долговременное наблюдение. Которое позволяет предсказывать, что нас ждёт в следующем году и анализировать: что нужно делать сегодня, чтобы стабилизировать ситуацию, как-то её отрегулировать.

- И что со зверем сейчас?

- В этом году всё стабильно, но есть вариации. Есть года с благоприятными погодными условиями, когда много кормовой базы. Сейчас все виды у нас на подъёме, очень хороший урожай жёлудя, средний - кедрового ореха… Основные кормовые ресурсы есть. Надеюсь, что в следующем году численность животных ещё повысится.

- А подкормка зверя на зиму планируется?

- Да, но надеемся, что она не потребуется. Или понадобится с минимальных объёмах в связи с негативными факторами, как в самый сложный весенний период, когда покров снега ещё большой, наст, и зверю трудно прокормится.

ДОСЬЕ

Дмитрий Васильевич Панкартов родился 12 сентября 1966 г. в с. Балаганка, Усть-Удинского района Иркутской области. В 1988 г. окончил Иркутский сельскохозяйственный институт по специальности «биолог-охотовед». Работал охотоведом, начальником охотхозяйства, начальником управления охотхозяйства Магаданской области. С февраля 2016 г. – зам. директора КГБУ «Дирекция по охране объектов животного мира и особо охраняемых природных территорий» края, сегодня – директор департамента. Награжден знаком «Почётный работник охотничьего хозяйства».

ЦИФРЫ

Более 12,6 млн гектаров являют охотничьими угодьями в Приморье.

КСТАТИ

Президент РФ Владимир Путин поручил МВД России совместно с администрацией Приморья рассмотреть вопрос о распространении в регионах положительной практики организации работы оперативных антибраконьерских групп, применяемой в крае.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах