Примерное время чтения: 8 минут
117

Дорогами Дерсу Узала. Как охраняют природу в уникальном нацпарке «Бикин»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Приморье № 21 25/05/2022
Те, кто побывал на земле Удэге впервые, долго не могут отойти от впечатлений.
Те, кто побывал на земле Удэге впервые, долго не могут отойти от впечатлений. / Национальный парк "Бикин" / Национальный парк "Бикин"

7 лет назад в дебрях уссурийского района с его первозданной природой и редкими обитателями был создан национальный парк Бикин. Это уникальное место. И заповедная территория, и земля народа Удэге, который славится бережным отношением к природным дарам. Один только кодекс – не убий тигра! – чего стоит! 

Зачем был создан национальный парк? Почему главными его защитниками были и остаются коренные жители? Какое самое удивительное качество удэгейского народа?
На эти и другие вопросы ответил директор национального парка «Бикин» Алексей Кудрявцев.

Выбор и судьба

Елена Жукова, «АиФ-Владивосток»: Алексей Викторович, по специальности вы биолог-охотовед. Что означает двойное название? Почему пошли по этой стезе?

Алексей Кудрявцев: Я вырос в небольшом селе Целоты (бурятское название) Иркутской области. В школьные годы мне нравилось одному поохотиться на уток или зайцев с дробовым ружьём, узаконенного тогда не было. Приходилось прятаться, чтобы никто не увидел, хотя из моих затей редко что путного получалось.

Выбор профессии очень логичен. Биолог изучает природу в целом. Охотовед отвечает за рациональное природопользование, в частности, в одном из её видов – охоте на диких животных.

Браконьерство привязано к таким понятиям, как убийство, расхищение, то есть к преступлениям.

Охотоведение – изъятие диких животных не только для продажи или потребления. Иногда охота является необходимостью и для сохранения экосистемы: нужно сберечь не только один вид животного, но и другие популяции, например для профилактики распространения инфекционных заболеваний.

– Чем запомнились студенческие годы в Иркутском институте?

– Учебный процесс был интересен длительными выездными практиками. Работала студенческая молодёжная дружина, с которой я объездил весь Байкал, принимая участие в различных программах и акциях, связанных с охотой, экологией, охраной природы. На пятом курсе полгода проходил практику в Сихотэ-Алинском заповеднике, после чего решил остаться в Приморье. Устроился во Владивостоке в управление по охоте Приморского края, быстро понял, что конторская деятельность и вообще городская жизнь – не моё, в и 2004 году уехал в село Красный Яр.

– В то время, когда из северной глубинки многие старались уехать?

– На одной чаше весов – уникальная дикая природа, на другой – посёлок, в котором было очень мало привлекательных черт. Сейчас, конечно, многое изменилось, но тогда никто не задумывался о перспективах, можно сказать, все стремились уехать хотя бы в районный центр.

– А вам не хотелось всё бросить?

– Никогда не возникало такого желания. Создал семью, супруга из местного удэгейского рода, родились дети. Работал охотоведом в охотхозяйстве общины, постоянно находился в разъездах. Параллельно создал отдельный коллектив из охотников соседнего села Верхний Перевал. Ездили в рейды, проводили учёт диких животных, биотехнические мероприятия и т. п.

– Боролись с браконьерством? Рисковали?

– Самостоятельно и совместно с охотнадзором, полицией участвовал в рейдовых мероприятиях. Конечно, это было рискованно. Браконьеры с огнестрельным оружием, нередко с нелегальным, пытались всеми способами уйти от ответственности. Часто их заставали в алкогольном опьянении, и их численно было больше, чем инспекторов, что приводило к агрессивному поведению нарушителей.

Скрывались в таёжных дебрях и криминальные элементы, в том числе и убийцы, бежавшие от полиции. Приходилось сопровождать на поисках и задержании правоохранительные органы. Да ещё и наркотрафик был в районе приличный, местные жители сажали целые плантации конопли. Сейчас такого беспредела на территории парка мы не допускаем.

Электричество, дороги, проводники

– Развивается ли туризм после создания национального парка «Бикин»?

– Сегодня в год приезжает около 1000–1200 туристов из Приморского и Хабаровского края, Амурской области, из центральной России и столицы. Основная часть – рыболовы. Но и другим интересующимся можем предложить разнообразные экскурсионные программы. В национальном парке составлено 17 маршрутов общей протяжённостью более 1000 километров. Как круглогодичные, так и комбинированные маршруты и участки прохождения различной степени сложности. Маршрут, время и способ передвижения по нему туристы выбирают самостоятельно.

Те, кто побывал на земле Удэге впервые, долго не могут отойти от впечатлений. Раздаются разные мнения о том, как нужно развивать туризм в столь отдалённых местах – говорят, нужно построить в Красном Яре благоустроенную гостиницу, современный музей. Но даже если понастроить гостиниц, туристы в огромном количестве не поедут. Пока это больше похоже на маниловские мечты. Нужно начинать с элементарного, и мы постепенно двигаемся в этом направлении. Так, уже в условиях национального парка в Красный Яр протянули 80 километров линий электропередач, и наконец на эту землю пришло централизованное электричество.

На территории национального парка запрещена рубка леса, добыча ископаемых, охота, рыбалка.

Раньше был только дизельгенератор. Если из-за непогоды и плохих дорог не привозили солярку, сидели в темноте или давали свет в строго определённые часы. Напряжение прыгало, бытовая техника сгорала. Как в таких условиях строить гостиницы класса люкс? Сегодня необходимо решить проблему транспортной доступности. От Красного Яра до районного центра – 140 километров, а время в пути занимает в хорошие дни 3–4 часа. Конечно, нужно развивать не только наземное, но и авиационное сообщение. На территории национального парка у нас одна надёжная транспортная артерия – река Бикин – летом мы передвигаемся на лодках – ульмагах, зимой на снегоходах.

– Как вы организовали охрану заповедной территории?

– Главными её защитниками остаются местные жители, ведущие на этой земле хозяйственную деятельность, заинтересованные в сохранении экологии, порядка. Для эффективной охраны парка требуется знание местности, реки, умение передвигаться на лодках и снегоходах. Ведь не зря Бикин называют русской Амазонкой, пойма реки достигает 5–6 километров в ширину, она часто меняет русло. Основная наша движущая сила – местные жители, многие трудоустроены. Каждый хозяин родового охотничьего участка хорошо видит, что происходит вокруг, при нарушениях может сообщить в диспетчерскую учреждения, и мы принимаем меры.

– И проводники вроде Дерсу Узала у вас живут?

– Несомненно! Мало кто из туристов способен самостоятельно проехать по территории парка, нужны профессиональные гиды, отвечающие за технику безопасности на маршрутах, за поведение туристов в природоохранной зоне. К слову, мы проводим обучающие курсы гидов, и желающие могут их пройти.

Жизнь налаживается

– Самое удивительное качество удэгейского народа?

– Я глубоко убеждён, что огромная территория, в том числе и могущественная река Бикин, была сохранена в первозданном виде благодаря отношению коренных жителей к природе. В 2018 году долина реки Бикин получила статус всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Сейчас здесь запрещена любая промышленная деятельность, не только рубка леса, но и добыча ископаемых, охота, рыбалка. И это основная цель создания природоохранной зоны.

– Возрождается ли удэгейский язык?

– В большей степени это зависит от местных жителей, но, увы, настоящих носителей языка мало – одна-две бабушки на селе. С другой стороны, некоторые слова вошли в современный обиход, и мы проводим национальные фестивали, где звучат песни, проводятся шаманские обряды.

Пытаемся внести свой вклад, переводим некоторые популярные русские песни на родной язык, удэгейский, – например, «Ой, мороз, мороз», они звучали на фестивале в День народного единства во Владивостоке. Творческий подход! Вот когда смогут снова, как их предки, начнут думать на удэгейском, тогда язык возродится по-настоящему.

– Каким вы видите национальный парк Бикин через 10–20 лет?

– Для меня важно, чтобы центром парка стал Красный Яр. Нам удалось создать новую социальную инфраструктуру села благодаря поддержке правительства страны и края, Центра «Амурский тигр» и лично его руководству. Появилось централизованное электричество, интернет, построено 10 благоустроенных квартир. А ещё – больница, дом быта, пекарня, детский сад, библиотека, котельная, администрация, почта. На месте пустыря – сквер, который не уступит зонам отдыха в городской среде. Жизнь налаживается, становится более комфортной. С 2018 по 2020 год у нас был небольшой приток населения. И это большая мотивация двигаться дальше.

ДОСЬЕ «АиФ»

Алексей Викторович Кудрявцев

Окончил Иркутскую государственную сельскохозяйственную академию, факультет охотоведения, по специальности биологохотовед.

С 2004 по 2016 год работал охотоведом охотничьего хозяйства в Пожарском районе. Многие жители района знают Алексея Кудрявцева как активного природоохранного деятеля, активиста и участника в борьбе с нелегальными рубками леса. Он объездил все уголки района с рейдами по борьбе с браконьерством.

С 2016 года – директор национального парка. Имеет почётные грамоты и благодарности Думы Пожарского района, Заксобрания, губернатора Приморского края, Общественной палаты РФ. Награждён благодарственным письмом Президента России Владимира Путина за заслуги в реализации программ по сохранению амурского тигра.

 
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах