48

Корни новой тайги

Воспроизведение лесов – дело сложное.
Воспроизведение лесов – дело сложное. / Фото автора. / АиФ

Приморцам надо учиться жить в согласии с природой

Тайга-кормилица год за годом выживает в условиях тяжёлого пресса, несёт потери от браконьерских рубок и пожаров. О состоянии лесного хозяйства и проблемах восстановления лесов в преддверии Дня работника лесного хозяйства корреспондент «АиФ-Приморья» побеседовал с ведущим специалистом лесного питомника Приморской государственной сельхозакадемии Павлом КОМИНЫМ.

ПЕРЕСЧИТАЕМ ПО ПАЛЬЦАМ

– Как много в Приморье сохранилось лесных питомников, которые готовы предоставить саженцы для восстановления лесов?

– Надо признать, что сейчас такие хозяйства можно пересчитать по пальцам одной руки. Отдельные шаги предпринимаются для их создания, в том числе и как частная предпринимательская инициатива. Но этого крайне мало для такого громадного таёжного края, как Приморье. Тем более с учётом растущего желания арендаторов рубить и заготавливать лес в больших объёмах.

– Интерес к лесу проявляют только в плане аренды или есть и другие частные инициативы?

- Есть, к примеру, прецеденты создания частных питомников. В Чугуевке создано одно из успешных хозяйств. Есть интерес и в других уголках края. Такую инициативу надо поддерживать от лица государства и всячески ей способствовать.

При этом необходимость в создании такого рода хозяйств велика. Ежегодно ущерб от пожаров и рубок не удаётся восстанавливать в полном объёме. В саженцах для восстановления нуждаются не только арендаторы лесных угодий. Они нужны геологам и энергетикам, для восстановления на участках разработок и золотодобычи, высадки в охранных зонах рек.

ДОРОГОЙ ОРЕХ

– С какими проблемами питомники сталкиваются на практике?

– Назову несколько. Но главной из них будет проблема семян. В целом её можно обозначить как бесконтрольный сбор, когда речь идёт о кедровом орехе. Коммерческий сбор, который ведут нанятые работники, вредит тайге. Как правило, этот процесс ориентирован на продажу за границу и ведётся хищнически. Местные жители, которые собирают орех всю жизнь, не позволяют себе такого неуважительного отношения к лесу. Они знают, что придут в кедровник и через год, и через пять лет. Частные заготовители не считаются ни с чем, часто ломают деревья, которым для восстановления верхней кроны понадобится не менее трёх лет.

Есть ли способы борьбы с такой заготовкой ореха?

– Противостоять сложно. Часто заготовки начинают заранее ещё в августе, когда орех ещё молочный. А собирать надо осенью. Значит, стоит вводить ограничения на сроки сбора и вести его рационально, а не варварски. Формировать отношение у людей и делать это с детских лет, когда дети восприимчивы и когда ещё только складывается личность человека.

В целом регулирование необходимо. Без запасов и с учётом стихийного экспорта всегда есть риск остаться без ореха. Также необходим закон о правилах сбора.

С чем ещё приходится сталкиваться в процессе выращивания саженцев?

– Есть ещё естественные природные факторы. В частности, птицы и мелкие грызуны. Но с этим справляться легче.

В целом 2020 год можно считать «урожайным» или стихия нанесла ущерб?

– Год оказался успешным. В том числе немалую роль сыграл и коронавирус. Закрытие границ сказалось на интересе к сбору ореха и перепродаже его в соседний Китай. Нагрузка на кедровники оказалась меньше.

Климат, безусловно, принёс некоторые проблемы, но посадка и становление саженцев пришлись на комфортные периоды. Зимой были обильные снега, весной много влаги и тепла, а потому всходы хорошие, и через 2–3 года мы получим хорошие саженцы.

Хотя в других условиях ореха мало и количество его, отправляемого в Китай, критично. Об этом забывать нельзя.

Существует ли в лесной отрасли проблема кадров?

– В последние годы отношение к профессии лесника, её престижу изменилось. Она стала востребована, и студенты охотно идут учиться. Такой выбор зачастую связан со стремлением сохранить природу, экологию родных мест. Недостатка в желающих мы не ощущаем. И профессия зачастую поровну интересна и юношам, и девушкам. Но давайте скажем честно, что так было не всегда и был период, когда у молодёжи превалировал другой интерес.

Кроме того, мало осталось наработок в механизации и агротехнике. Так сложилось, что, кроме советских тракторов и сеялок, похвастаться особенно нечем. Собственные разработки ведут совместно институт лесного хозяйства и наши механики. Но это на уровне собственных разработок, которым далеко ещё до тех же немецких комбайнов.

Что же остаётся главным инструментом?

– Это по-прежнему плуг и фреза. Наши инженеры-механики создают новые образцы, но это пока на уровне студенческих научных работ. Техника более совершенная и в промышленных масштабах – редкость. С учётом особенностей приморского леса – рельефа и почвы – не отвечает запросам и западные образцы. Но уверен, что есть заинтересованность, а значит, будет и результат в виде своих отечественных разработок.

ЭТО ЯСЕНЬ СЕМЕНАМИ…

Как часто к вам обращаются с вопросами, связанными с озеленением городской среды?

– В вопросах озеленения городов в первую очередь важна компетентность специалистов, которые заняты в процессе. От их знаний зависит выбор деревьев под высадку. Важно знать свойства пород по районированию, почвам и даже рельефу. И наша академия готовит таких специалистов. Город обращается, и мы помогаем в этих проектах. Для высадки есть и кедр, и ясень, и ильм, и даже лиственница.

Почему часто проявляется стремление к некой экзотике?

– Увы, западные варианты для Владивостока в большей мере неприемлемы. У нас лучше приживаются и переносят климатические особенности те же ели и пихты. Те виды, которые перечислил ранее.

К сожалению, были утрачены воздвиженские сады, и с садовыми и фруктовыми деревьями прекратили работать в плане селекции.

ВДОХНОВЕНИЕ ОТРАБОТЫ

Вы практически не бываете в кабинетах, а всё время проводите «в полях». Ваша научная работа аспиранта тоже связана с лесом?

– В выборе профессии, безусловно, играет роль воспитание, и в первую очередь семейное, где формируются главные ценности. О ценности леса и его роли, конечно, написано много, и в том числе великих книг. Но для меня вдохновение и уверенность в пользе своего дела в первую очередь рождают сами результаты труда. Когда видишь, что твоими усилиями на свет появляется новый «урожай». Когда следом появляются новые рощи и леса.

Тема моей кандидатской работы – выращивание гриба шиитаке в Приморье. Посвящаю ей много времени и уверен в том, что тема перспективна. Гриб, который у нас занесён по недоразумению в Красную книгу, вкусен и полезен, а его выращивание экономически выгодно. Цель моей работы – доказать, что на протяжении 6 лет сбор грибов не мешает воспроизводству и не нарушает грибницу. А польза от такого продукта очевидна, поскольку он эффективен, например, при лечении диабета и способен убивать раковые клетки. Вижу задачу в том, чтобы внести его в продовольственную корзину и вести выращивание в трубках и брикетах.

Такое отношение к природе и своему делу достаточно редко. На чём основана ваша жизненная позиция?

 – Знаете, многие люди привыкли отдыхать, что называется, «на природе». Думаю, что надо не на ней отдыхать, а вместе с ней. Жить вместе с природой и хозяйствовать так, чтобы не навредить. Не приемлю отношение к природе с целью наживы и без всяких разумных пределов.

На выращивание каждого саженца кедра (сосны корейской) уходит до 3 лет.

Кстати

Лесной питомник ПГСХА представляет собой участок площадью 28 830 Га, располагается к востоку от Уссурийска, граничит с Уссурийским заповедником им. В. Л. Комарова. На территории участка находятся бассейны рек Комаровка, Раковка, Барсуковка, Малоканка, Лихачёвка, Осиновка. В юго-восточной части участка берут своё начало горы Пржевальского.

Питомник ежегодно выращивает более 800 тысяч штук саженцев.

Досье:

Павел Комин – ведущий сотрудник Лесного питомника Приморской государственной СХА, аспирант. Окончил академию в 2010 году. Женат.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах