aif.ru counter
225

Не больше одной льготы. Бывшие узники концлагерей ограничены в поддержке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-Приморье № 38 19/09/2018
Старики воевали, трудились, не жалея себя, теперь им льготы - на выбор - не больше одной.
Старики воевали, трудились, не жалея себя, теперь им льготы - на выбор - не больше одной. © / Татьяна Меель / АиФ

Каждое второе воскресенье сентября отмечается день памяти жертв фашизма.

Во Владивостоке к памятнику Дмитрию Карбышеву приходят те, кто провёл в неволе часть своего детства. В приморской столице в общественной организации бывших малолетних узников фашистских концлагерей состоит 68 человек. К памятнику пришли чуть больше десяти, опираясь на палки, костыли. Такие встречи как глоток воздуха, ведь люди почти не выходят из дома, здоровье не позволяет. Одна из них - Людмила Михайлова, которой в канун Нового года исполнится 85 лет. По закону она имеет две льготы - как участник войны и ветеран труда. По тому же закону ей предлагают выбрать одну.

Детство в неволе

Людмила Михайлова обратилась в редакцию «АиФ-Приморья», рассказав историю своей жизни, где было в избытке испытаний, лишений, борьбы за хлеба кусок и стремления остаться человеком. Бывшие несовершеннолетние узники концлагерей - люди особенно неудобные в истории послевоенного СССР. Прошлое им приходилось скрывать, потому что были за границей, воспринимались обществом как враги народа. Их сторонились, не принимали в пионеры и комсомол, отказывали в поступлении в вуз, на работу. Но сначала была война.

- Осенью 1941 года я должна была пойти в первый класс ленинградской школы, - говорит Людмила Семёновна. - На лето меня с маленьким братом отправили к бабушке в село Никольское. Грянула война, почти все мужчины из бабушкиной семьи, включая отца, отправились на фронт. Мама пережила блокаду, потом воевала до 1945 года. А мы остались в оккупированном Никольском. По доносу наш дом сожгли, мы отсиживались в окопах, пока немцы нас не обнаружили и не забрали в Гатчину, в лагеря для гражданских. Каждое утро бабушку выгоняли под дулом автомата дороги чинить, носить кирпичи с разрушенных домов. Детей оставляли в бараках. Помню, как нас бомбили советские самолёты.

Потом был долгий путь за запад. В Литве малолетнюю невольницу взяли работницей на хутор - скот пасти и портфели носить хозяйским детям. В 44-м их освободили. Обо всех злоключениях девочки написано в книге «Непокорённые», которая вышла в 2010 году в издательстве ДВФУ. А ещё в газете «Судьба», объединившей бывших малолетних узников.

- Впервые в школу пошла в марте 1945 года, - продолжает собеседница. - Пришлось догонять экстерном - по два-три класса за год. На Алтае окончила «вечёрку», начала свою трудовую деятельность секретарём-машинисткой. Поступила в Горный институт Ленинграда, но жить было не на что. Семья бедная, многодетная, едва концы с концами сводила. Уехала на север в геологоразведочную экспедицию редкую породу добывать.

Потом был город Талин, учёба в учительском институте на физмате, работа в школе преподавателем математики, физики и астрономии. Образованность и ясность мышления чувствуется и в речи, и в письме Анны Семёновны. Ни одной грамматической ошибки. Поражает ещё один факт биографии: будучи учителем, она решила одновременно получить профессию токаря. Не чуралась наша героиня тяжёлого труда, была общественницей, любила ходить на танцы и в театр. Во Владивосток перебралась с семьей в 70-е годы. Воспитала двоих детей. Когда родились внуки, ушла на заслуженный отдых, с почестями и медалью «Ветеран труда».

Из тихой жизни Людмила Михайлова и попала в концлагерь.
Из тихой жизни Людмила Михайлова и попала в концлагерь. Фото: Из личного архива

Винтовку не держали!

В 90-е годы бывших малолетних уников признали на официальном уровне. Дали льготы, которые позже заменили монетизацией. Людмилу Михайлову назначили председателем Первореченского района организации несовершеннолетних узников фашизма Владивостока.

- По правам мы до сих пор не приравнены к ветеранам войны и считаем это несправедливым, - добавляет пенсионерка. - Высказывали такое мнение: «Они же винтовку не держали, какие им льготы!» Что за глупые люди, кто бы нам за колючую проволоку оружие дал? Но больше всего меня волнует вопрос - почему из двух льгот - военной и трудовой - я должна выбирать одну? Я писала всем, даже президенту, мне отвечают про некий указ на трёх листах с длинным названием. Выбирайте - вы за войну или за труд? У меня большая семья - дети, внуки, с голода не умираю. Я обращаюсь ради справедливости. Неужели нет возможности нам, пожилым людям, дожить достойно? Видимо, те, кто придумал этот указ, не имеет ни малейшего представления, что такое концлагерь.

- Согласно ст. 23.1 № 5-ФЗ, при наличии у граждан права на предоставление им одних и тех же мер социальной поддержки по нескольким основаниям меры социальной поддержки предоставляются по одному из оснований по выбору гражданина, - ответила консультант отдела назначения краевого департамента труда и социального развития Маргарита Бичёва. - За исключениями, предусмотренных законодательством (кроме граждан, пострадавших от радиационных аварий и катастроф).

Аналогичные положения содержит Краевой закон № 206-КЗ. При наличии у ветеранов труда и узников фашистских концлагерей права на предоставление им одних и тех же мер социальной поддержки по нескольким основаниям меры социальной поддержки предоставляются по одному из оснований по выбору гражданина. Льготы - это ежемесячная денежная выплата, компенсация на оплату жилого помещения и коммунальных услуг. Граждане, имеющие несколько льготных статусов, имеют право получать ежемесячную денежную выплату и компенсацию на оплату жилого помещения и коммунальных услуг по одному из оснований (более выгодному), по своему выбору.

Людмиле Семёновне предоставляются меры социальной поддержки как узнику фашистских концлагерей, по основанию, наиболее выгодному для неё.

А мальчик торгуется

Закон не есть совершенная на все времена аксиома. Законотворцам и законодателям на разных уровнях стоит задуматься. А что кроется за разговорами о воспитании в духе патриотизма? Элементарное почтение к пожилым людям, где оно? Людмила Семёновна рассказала, как однажды ехала в автобусе и водитель (то ли неграмотный мигрант, то ли наш, русский олигофрен) заглянув в удостоверение несовершеннолетнего узника войны, начал хохотать: «Посмотрите на бабушку! Она несовершеннолетняя!» От нахлынувших эмоций забилось сердце, она упала со ступенек автобуса. Казалось, что люди смотрят вслед с осуждением.

- А вы точно уверена, что она узница? - поразила представитель общественной организации. - А то люди - они такие, насочиняют себе званий, льготы им подавай!

- Да, у нас такая числится, - подтвердил председатель Владивостокского городского Совета ветеранов войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов Сергей Кондратенко. - Льгота одна только может быть, у меня, по идее, их три - ветерана боевых действий, военных служб и труда. По закону выбрал одну. Пусть Людмила Семёновна позвонит или зайдёт в Совет ветеранов. Нужно поговорить, документы детально посмотреть, к примеру, если поставлена инвалидность, то будут дополнительные меры поддержки. Мы подскажем, постараемся помочь.

 

- В обществе недостаточно уважения к старшему поколению, - делится психолог Елена Волошина. - С одной стороны, такие акции, как «Бессмертный полк», показывают лучшие качества народа. Но в повседневной жизни от стариков больше отворачиваются. Вспоминается ролик, снятый талантливыми ребятами: ветеран стоит на улице, продаёт медали - а мальчик торгуется.

- Наше поколение уходит с большой обидой, - сказала напоследок бывшая узница. - Если государство не оценило заслуги нас, переживших ужасы войны, чего ждать следующим поколениям? Горько и стыдно.

МНЕНИЕ ВЛАСТИ

Депутат Думы Владивостока Надежда Телелюева:

- Ситуация, при которой наши граждане, самые незащищенные слои населения, вынуждены выбирать из двух льгот - показатель несостоятельности самой системы, её неспособности заботиться о человеке. Говорить о какой-либо справедливости здесь, естественно, не приходится. По многим вопросам, касающимся престарелых граждан, мы ограничены федеральным законодательством. Вопрос по закону о детях войны не смог пройти думский комитет, вопрос о повышении пенсионного возраста и вовсе не был включен в повестку.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Председатель уссурийского отделения всероссийского общества «Боевое братство» Евгений Танасьев:

- На стариков больно смотреть. Они обескуражены тем, что боролись за светлое будущее, а их обманули. Угнетает классовое неравенство, разрыв между минимальной пенсией и максимальными зарплатами. А ведь мы живём на достижениях тех, кто ковал победу и строил союз. Мы качаем нефть с газом, всё проедаем и не почитаем память героев. Я верю в народную мудрость: «Что посеешь, то и пожнёшь».

КСТАТИ

Читатель «АиФ-Приморья» из с. Монатырище Черниговского района Анатолий Балава 25-й год работает в Сибицевском военном госпитале. До сих пор не ветеран труда, хотя ранее за 15 лет присуждали федеральное звание. Говорит, товарищи командиры даже слушать его не хотят, документы не оформляют. Бюрократия!

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах