Примерное время чтения: 8 минут
1085

Поймать момент: почему хороший почерк полезен для здоровья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Приморье № 4 26/01/2023
Студенты так поглощены каллиграфией, что забывают о цифровых программах.
Студенты так поглощены каллиграфией, что забывают о цифровых программах. / Екатерина Бахтина / Из личного архивa

Нужны ли особенные таланты, чтобы выработать каллиграфический почерк? Заменят ли прописи цифровые программы? Правда ли, что искусство каллиграфии магическим образом воздействует на человека?

На эти и другие вопросы ответила старший преподаватель кафедры китаеведения Восточного института ДВФУ Екатерина Бахтина.

Минимум пять строк

Светлана Соколова, «АиФ-Владивосток»: Екатерина Валерьевна, с каждым годом в школе всё меньше внимания уделяется почерку. Что и говорить – многие школьники пишут как курица лапой. Но никаких комплексов по этому поводу. А какое значение для вас имело ручное письмо в ранние годы?

Екатерина Бахтина: Пожалуй, мне повезло, я училась ещё в то время, когда были вполне конкретные требования, а учителя делали всё, чтобы мы много писали. В начальной школе приходилось вести прописи, тогда мне это очень не нравилось, я не понимала, для чего тратить время. Но эти тренировки сделали мой почерк достаточно красивым, читаемым. Хочется отметить, что когда я училась в школе, то рефераты и доклады мы писали от руки, и, если ты делал несколько помарок, приходилось все переписывать. Это не могло не выработать внимательность и аккуратность. Запоминались слова, в которых часто совершались ошибки.

– Когда вы впервые столкнулись с понятием каллиграфии? Чем она для вас стала?

– Впервые с каллиграфией я познакомилась на первом курсе кафедры китаеведения. Первые иероглифы, которые я изобразила, больше были похожи на какие-то чудовища, я бы сказала, гробы! К счастью, было требование – прописывать каждый новый иероглиф минимум пять строк, что позволило выработать каллиграфический почерк. Сейчас, когда мне нужно обдумать чтото важное или просто расслабиться, я сажусь и прописываю иероглифы ручкой. Это мне помогает успокоиться, быстрее принимать решения.

– Нужны ли курсы каллиграфии вашим студентам?

– В настоящее время при преподавании китайского языка в учебных заведениях практически нигде нет обязательных бесплатных курсов по каллиграфии. Обычно на первых занятиях рассказывают правила написания иероглифов, но практически нигде это не выделено в качестве самостоятельной дисциплины. У меня есть требования, что студенты должны вести прописи. Они прописывают каждый новый иероглиф по пять строчек, за что получают оценки. Когда ребятам предоставляется возможность участия в конкурсах каллиграфии, они с радостью соглашаются, и, пожалуй, здесь и начинается самое интересное. Каждый старается выполнить работу идеально, про количество испорченной бумаги нет смысла говорить! Но в этот момент ребята очень воодушевлены. Сами того не замечая, перестают контролировать и сдерживать эмоции, становятся какими-то настоящими, открыто демонстрируют радость или недовольство от полученного результата.

– Для того, чтобы быть успешными в каллиграфии, какие способности и таланты нужны?

– Наверное, прежде всего, необходимо желание сделать что-то хорошее. Каждый ребёнок или студент – индивидуален. Допустим, есть девушка, которая великолепно пишет маленькие иероглифы в тетради, а над большими долго трудится. Бывает, наоборот, в тетради ребёнок пишет иероглифы как попало, а участвуя в конкурсе – раскрывается, очень красивые работы получаются. Не угадаешь. Главное в искусстве каллиграфии – умение поймать момент и сделать это красиво.

Воздействие каллиграфии на пишущего человека одинаково: китаец он, русский или европеец.

Добавлю, по традиции в конце года Региональный конкурс каллиграфии проводит Институт Конфуция ДВФУ. Отдельно соревнуются школьники и студенты в разных техниках – ручкой и кисточкой. Носители языка, профессиональные каллиграфы проводят мастерклассы.

– Можно ли понять язык и культуру Китая, не прикасаясь к каллиграфии?

– Я не могу представить, как изучать китайский язык без знаний в области каллиграфии, ведь это основа основ. Если ты не знаешь правила каллиграфии, ты не напишешь правильно иероглиф. Нарисовать – нарисуешь, срисуешь, но иероглифы надо писать, осознавая, что каждый из них значит. В каждом иероглифе скрыта культура и история Поднебесной.

Когда нас приглашают поработать со школьниками, то кроме лекций и практических занятий, мы предлагаем ещё различные мастер-классы. В этом году в преддверии празднования китайского Нового года ребята писали традиционные парные надписи. С одной стороны, это было некое развлечение, с другой, ребята не только тренировали навык красиво писать кистью, но и узнали традиции вывешивания парных надписей китайцами, их смысл, познали часть культуры изучаемой страны.

Пальцем в воздухе?

– Нужно ли в цифровой век уделять внимание чистописанию?

– Нельзя недооценивать цифровые технологии и ресурсы, но и отказываться от чистописания, уроков каллиграфии нельзя. Лет 7 назад я обратила внимание, что студенты перестают вести прописи в пользу программных приложений. Сейчас их достаточно много. Например, сверху экрана медленно опускается иероглиф, а ты проводишь по экрану пальцем, согласно последовательности его написания, таким образом идёт запоминание. В итоге ребята могут написать иероглифы в воздухе пальцем, не приобретя навыков повторить его ручкой в тетради.

Казалось бы, наши студенты, погружённые в гаджеты, только и думают о том, как отсидеть быстрее пару. Но… ручка и кисточка меняют их состояние - они полностью погружаются в творчество. Пара заканчивается, им недостаточно, они готовы продолжать.

– В чём польза в занятиях каллиграфией для современного человека?

– Прописывание — это вырабатывание механической памяти, тренировка для руки и мозга. В процессе чистописания, занятий каллиграфией ребёнок приобретает навык усидчивости, учится контролировать эмоции, доводить дело до конца. В конце концов, почерк – это самовыражение личности. Когда ты пишешь кистью, ты не думаешь ни о чём, ты поглощён творчеством. В такие моменты у меня наступает просветление, поднимается настроение, появляется ощущение эйфории.

Воздействие каллиграфии на пишущего человека одинаково – на китайца, русского или европейца, ведь в основе лежит медитативная техника. При написании совершенного знака у человека внутри гармонизируются все процессы – улучшается здоровье, настроение. Учителя следуют правилу: «Пока ты не наведёшь порядок внутри себя, ничего не получится».

– Расскажите об опыте общения с каллиграфами из Поднебесной.

– В разное время я побывала в Китае на стажировках, где всегда предлагали каллиграфию как мастер-класс или целый курс. Так, во время учебной стажировки в Харбине я посещала несколько занятий по каллиграфии. Меня поразили преподаватели – они очень спокойные, без ярко выраженных эмоций, добрые и отзывчивые, их речь спокойна и размеренна.

Обучение начиналось с тренировки делать штрихи и черты разных видов и цветовой интенсивности. Далее оттачивали навыки написания иероглифов. Более сложной ступенью для меня стала задача нарисовать бамбук. Учитель так виртуозно и без особых усилий создавал произведения искусства, что мне казалось: это и не задача вовсе. То, что я создала, сложно было назвать чем-то конкретным, кроме как словом позор. Зато было и есть к чему стремиться.

Гуляя по улицам и паркам в Китае, я часто видела работающих на улицах каллиграфов. Много уличных мастеров встречается в Пекине. Эти просветлённые люди умеют отделить себя от шума, суеты, негатива – они устраиваются в парках, скверах, а когда начинают писать, их окружает особенная аура. И я попадаю под её влияние, ловлю волну, могу долго стоять и наблюдать за процессом.

– У вас есть любимый иероглиф?

– Это иероглиф «любовь», хотя мои студенты говорят, что он слишком простоват.

Простой, но особенный иероглиф «любовь».

КСТАТИ

В 2005 году на центральной площади Владивостока японец Мотида Цутому нарисовал огромный иероглиф, истратил на свой шедевр три бассейна с тушью. Нарисованный иероглиф называется «дзе» и переводится как «взаимное прощение». В японской каллиграфии он считается одним из самых трудных.

ДОСЬЕ «АиФ»

Екатерина Бахтина - старший преподаватель кафедры китаеведения, руководитель образовательной программы «Перевод и переводоведение» Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ.

В 2006 году с отличием окончила Восточный институт ДВГТУ по специальности «Лингвист. Переводчик». С 2004 по 2005 год проходила годичные курсы китайского языка и культуры в Харбинском Политехническом институте.

Имеет более 20 научных публикаций. В рамках работы со школьниками ведёт курс лингвострановения, в котором отдельное внимание отводится каллиграфии.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах