Примерное время чтения: 8 минут
245

Спастись от тайфуна. Как можно предотвратить опасность?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Приморье № 39 28/09/2022
Оценочные комиссии продолжают подсчитывать ущерб, нанесённый тайфуном «Хиннамнор».
Оценочные комиссии продолжают подсчитывать ущерб, нанесённый тайфуном «Хиннамнор». / Пресс-служба Правительства Приморского края / Пресс-служба Правительства Приморского края

Разрушительные последствия сентябрьского тайфуна «Хиннамнор», который бурными потоками воды смыл дороги и мосты, затопил чуть ли не четверть региона, можно было бы предотвратить, если бы не бесконтрольные рубки приморской тайги. К таким выводам приходят учёные и экологи.

Что может остановить сход селей, переполнение рек, загрязнение водных источников отравляющими веществами?

Об этом vl.aif.ru поговорили с кандидатом биологических наук, главным инженером АНО «Центр природоохранных инициатив» Александром Олифиренко.

Не реки, а сточные канавы!

Светлана Соколова, «АиФ-Приморье»: Александр Борисович, вы не раз говорили, что вырубка леса – главный негативный фактор вмешательства человека в природу. Конкретнее, как это связано с последствиями тайфунов и циклонов – частых гостей в приморском климате?

Александр Олифиренко: 3/4 территории Приморского края — это лес, и бОльшая его часть занята арендаторами, которые активно ведут вырубки. Просеки прокладываются вдоль склонов, с них сдирается надпочвенный покров. В результате во время паводков потоки воды, вместо того чтобы впитываться в грунт, стекают по склонам, размывают овраги, попадают в ручьи. Стоки обрушиваются вниз, неся с собой разрушения, загрязняя нерестовые и питьевые воды.

Лес работает как губка - удерживает избытки влаги, которая выпадает во время ливней, а во время засухи «излишки» из глубины отдаёт. Когда леса нет – вода просто стекает по земле – в результате разливаются паводки, а потом возникают засухи.

– Тайфуны год от года оставляют всё более разрушительные последствия. Сели обрушиваются на дома, строения разносятся в клочья, смываются мосты и дороги. Не там строят? Не там живут?

– Может быть, и не там строят. Не секрет, уровень коррупции в строительной сфере высокий. Не прекращаются манипуляции с участками земли, которые выдаются с большой скоростью в водоохранных зонах, где строить законом запрещено. Потом при очередном циклоне всё, что там построено, смывается, а собственники начинают подавать в суд на водоканал или МЧС, но толку! Того, кто преступно выдаёт разрешение на строительство, не наказывают.

Несколько слов и о мостах, без разрушения которых не проходит ни один циклон. Часто стараются сэкономить и вместо лишней пары опор просто отсыпают края, в результате под мостом образуется узкий проход, что-то вроде бутылочного горлышка. Когда вода туда устремляется, насыпи смываются, мосты обрушиваются у основания.

– В одном из пострадавших районов меня заверили, что хорошей профилактикой перед тайфунами и наводнениями является чистка русел рек. Согласны?

– Представьте, приморские реки много лет стояли без всяких чисток. Сегодня под этим подразумевается следующее: приехали бульдозеры и чтото разгребли, где-то углубили дно… Один-два дождя – и всё это замывается, заодно уничтожая в реках полезную биоту. Валят, между прочим, и деревья, которые растут по краям рек и как-то задерживают воду. У нас примитивный подход к тому, как должны выглядеть водотоки. Есть такая наука – лесомелиорация, она учит: для формирования русла рек необходимо создавать специальные насаждения, которые увеличивают турбулентность течения, чтобы вода шла не сплошным потоком, а гораздо спокойнее. Мы до такого уровня не дошли. Мы только вредим, превращая реки с целостными экосистемами в сточные канавы.

Можно без последствий?

– Учёные считают, что переливы, напичканные гербицидами, делают состав рек непригодным для жизни их обитателей. Неужели от китайских удобрений помрут речные рыбки?

– Да, эта проблема имеет место быть. Но не всегда это связано с применением отравляющих веществ. К примеру, в донных отложениях озера Ханка количество мышьяка превышает норму предельно допустимой концентрации в несколько сотен раз. Это природные залежи, а человек начал рыть каналы, осушать болота, перепахивать почву, и мышьяк ушёл в реку. А после китайских пестицидов, что допускались бесконтрольно на наши поля, почвы деструктурированы, несколько лет на них ничего не растёт, страшно, что эти удобрения попадают с полей в реки. Конечно, это приводит к гибели в реках рыбы и других гидробионтов. И мы всё чаще слышим об этом в новостях, о том, как выбросило на берег очередной косяк мёртвой рыбы.

Потоки воды, вместо того чтобы впитываться в грунт, стекают по склонам, размывают овраги, попадают в ручьи.

– А могут ли тайфуны с последующими разливами рек привести к опреснению морской воды?

– Насчёт опреснения воды в глобальном смысле — это профанация. Больше это связано не с увеличением атмосферных осадков, а с таянием ледников на полюсах. То, что идёт больше дождей, на солёность практически не влияет. С другой стороны, процессу опреснения могут быть подвержены локальные прибрежные акватории - Амурского, Уссурийского заливов, бухты Посьет. В морской среде у гидробионтов нет механизма регуляции солевого баланса, они могут быть чувствительны к малейшему изменению солёности воды. Это касается некоторых групп моллюсков, иглокожих, некоторых видов рыб.

– Говорят, что при грамотной высадке деревьев и кустарников можно уменьшить силу ветра. Кто-то в Приморье пользуется этими знаниями и навыками?

– Лесомелиорация содержит рекомендации по созданию разного рода защитных лесных насаждений, предотвращению эрозии почвы, снижению ветровой нагрузки, закреплению склонов. Все эти направления прорабатывались в стране, в том числе в Приморье, с 30-х годов прошлого века. В крае работало предприятие по созданию защитных лесополос на полях. Уже много десятилетий подряд никаких полос не делается, хотя старые остались – вдоль дорог и путей высажены берёзы и тополя.

– Что не учитывают озеленители при посадке в городской черте деревьев, которые уничтожаются тайфунами?

– Главная ошибка последних лет – это то, что для озеленения закупаются саженцы из других регионов, которые в начальной стадии выглядят красиво, но через 2-4 года превращаются в облезлые палки. Как ни парадоксально, деревья, выживающие в сибирские морозы, при наших минус 20 градусах погибают, точнее, засыхают в осенне-зимний период. Правильно подобранные насаждения способствуют закреплению берегов, защите от оползания склонов. Многие склоны сегодня принято красиво подстригать - и это может вылезти боком. Сам не раз видел, как во время тайфунов такие склоны отрываются и сползают со всем содержимым. Нужно сажать деревья с мощной корневой системой типа густоцветковых сосен либо кустарники вроде шиповника, облепихи.

– Подсчитывается ли урон, который стихия нанесла, проводятся ли какие-то восстановительные мероприятия?

– За редким исключением – нет. Эти мероприятия дорогие и масштабные, потребность их не оценивается. Даже убрать после ледяного дождя ветки в окрестностях Владивостока вылилось с серьёзную проблему, что говорить об отдалённых районах края. Стоит сказать, что восстановление после ледяного дождя идёт до сих пор в основном с помощью естественных сил природы. По большей части подвешенные вершины обвалились, и те, что лежат на земле, повышают уровень пожарной опасности, это и места размножения вредных насекомых. Ещё года два-три они будут лежать в сухом состоянии, потом начнут разлагаться. 

– Залежи водорослей возле берегов от тайфуна к тайфуну – разве это нормально?

– Конечно, нет, когда от скопления водорослей не очищаются пляжи, а в целом для моря – это естественный процесс. Сегодня побережье Хасанского района завалено ценнейшим видом водорослей – анфельцией. Раньше в Приморье её перерабатывали в полезный агар-агар на заводах, сама продукция стоила сумасшедших денег! Заводы приказали долго жить, китайцы хотели принять сырье, но наша инертная бюрократическая система не позволила. А так - пляжи бы очистили в районе Славянки, до Андреевки, и денег бы заработали.

– Получается, деятельность человека только усугубляет последствия стихий?

– Природные экосистемы, с которыми нам приходится сталкиваться, формировались методом тысячелетних, миллионолетних проб и ошибок, они подстроились под данный климат. Человек вмешивается в основном, чтобы получить сиюминутную выгоду, и это не может пройти без последствий: осушение болот, загрязнение мусором мирового океана, вырубка лесов – основного кондиционера суши.

В целом тайфуны и циклоны – стихийное бедствие. По большому счёту, искать виноватых особенно не приходится. Но у нас, напротив, находят и наказывают «виновных». Правда, показательные порки никак не повлияют на состояние дел в дальнейшем. На место одних чиновников придут другие, и ничего принципиально не изменится. Нужно проявлять глобальную заботу об окружающей среде. Допустим, запретить заготовку древесины в природных лесах, тех лесах, которые сформированы самой природой, а не искусственно высажены. Нельзя грабить природу, оставляя после себя неважно что. Нужно пойти по пути рационального природопользования.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах