Примерное время чтения: 8 минут
369

Странности ценообразования. Почему растёт стоимость бензина в Приморье?

№11. АиФ-Приморье №11 13/03/2024
Дефицита топлива нет, но многим оно уже не по карману.
Дефицита топлива нет, но многим оно уже не по карману. / Олег Малышев / АиФ

За два года Приморье упало на три строчки в рейтинге регионов по уровню доступности бензина для населения. Его составляют дважды в год. В 2023-м «народный» бензин АИ-92 подорожал в Приморье почти на 8 процентов.

Из чего складывается цена на топливо в регионе, что может остановить её, и сколько будет стоить бензин к концу года? На эти и другие вопросы ответила коммерческий директор ООО «Нефтесинтез», которое в работает в регионе под бренд BENZO, Анна Моисеенко.

Снова запрет

- В конце февраля Минэнерго Российской Федерации объявило о планах запрета экспорта бензина с 1 марта на шесть месяцев, что должно нивелировать рост сезонного спроса на топливо и во время плановых ремонтов НПЗ. Правительство также планирует увеличить норматив продаж дизеля на бирже, чтобы компенсировать рост спроса на бензин.  Анна Витальевна, насколько эффективны меры по введению запрета на экспорт топлива с точки зрения его влияния на розничную цену?

– Осенью, а именно в октябре, на непродолжительное время в стране вводились экспортные ограничения, но продержались они не долго. В тот период действительно наблюдались снижения стоимости оптовых цен и выравнивание цены в рознице, в том числе за счёт компенсаций недополученных доходов крупными розничными компаниями. На близлежащих к региону Приморского края базисах (оптовых базах) в тот период имелись достаточные объёмы топлива. Но после снятия ограничений ситуация усугубилась в сравнении с той, что была до их введения.

– Топливо пошло на экспорт?

– Мы не можем однозначно утверждать, что физические объёмы предлагаемого к продаже топлива резко уменьшились именно вследствие снятия экспортных ограничений, но сокращение произошло после этого события.

– Насколько динамично менялась ситуация?

– В период ограничений осенью Комсомольский НПЗ продавал до 1,5 тысячи тонн автобензина Аи-92 каждую торговую сессию на бирже. Так было, например, 13 и 14 декабря. То есть он способен производить такое количество топлива. После снятия ограничений он начал выставлять на торги объёмы в несколько раз меньше. 22 февраля в последний день торговой сессии на бирже торговалось всего 300 тонн топлива, а причина сокращения объёмов никак не была озвучена. Завод просто не делится этой информацией.

– Каким должен быть достаточный для региона продаваемый объём топлива?

– В день продаётся четыре вагона-цистерны бензина на весь Дальний Восток, включая Хабаровский край, Амурскую область и другие регионы. Это количество – среднее потребление нескольких заправок. При этом у завода нет проблем с реализацией, что мы видели по периодам, когда реализовывалось по 1,5 тысячи тонн за торговую сессию. Нераспроданных запасов не оставалось ни разу. Спрос рынка достигает 2 тысяч тонн. Но продают по 300–400.

На протяжении последних двух недель в феврале мы просто не можем закупиться в регионе. К дефициту на базисах добавилось использование некоторыми участниками торгов торговых роботов, что, вообще-то, запрещено биржевыми спецификациями.

Телушка – полушка…

– Тем не менее на заправках дефицит не наблюдается, только рост цены. Почему так происходит?

– Из-за дефицита предложения розничные продавцы вынуждены уходить на дальние заводы. И это единственный вариант приобрести ресурс. В ситуации дефицита продукта мы вынуждены идти в Сургут, Уфу, Омск и на другие удалённые площадки.

– То есть топливо купить всё же можно?

– Да, но это увеличивает стоимость его доставки в Приморский край. Для сравнения: доставка с Комсомольского НПЗ стоит 3600 рублей, а из Сургута – 19 000 рублей за тонну. К этому добавляются сроки: Сургут имеет право отгружать топливо на Дальний Восток в течение 60 календарных дней с момента покупки. Плюс месяц уходит на доставку. То есть в сумме – три месяца. Покупаемое сегодня топливо залить в бак можно будет только к июню. И на все эти три месяца средства компаний выходят из оборота и облагаются банковским кредитным процентом.

– Влияет ли на ситуацию выход дальневосточных покупателей на базы на западе страны? Рождает ли спрос предложение?

– По законам рынка в условиях дефицита предложения на биржевых площадках мы вынуждены перебивать биржевые цены, предлагая всё больше за каждую партию, чтобы она не ушла к конкурентам. Каждый торговый день тонна топлива стоит на одну тысячу рублей больше, чем в предыдущий. Ситуация продолжается с Нового года, а точнее – с возобновления торговых сессий с 9 января.

– Какова сегодня оптовая цена топлива?

– Оптовые цены в декабре с доставкой с ближайшего базиса – КНПЗ за литр бензина составляли 38 рублей. На последней сессии 22 февраля себестоимость составляла уже 56 рублей. Это только себестоимость с доставкой без маржинальности компаний. Спрос рождает предложение. Повторюсь, оптовая цена растёт на 1 тысячу рублей за тонну каждый торговый день.

Меры воздействия

– Наступает весна – вырастает спрос у сельхозсектора. Топливо, вероятно, идёт и на нужды армии. Летний турсезон тоже повысит спрос. Не случится ли дефицита?

– В связи с сельскохозяйственным сезоном можно ожидать, что все начнут массово закупаться и переставлять друг друга по максимальной верхней границе цены, то есть стоит ждать роста розничных цен.

– Массовые закупки в принципе возможны?

– Массовых закупок быть не может потому, что просто нет предложения. На торги выставляются четыре бочки, а хотят купить сорок. Таково соотношение спроса и предложения. Кроме того, хранение топлива стоит до 1 тысячи рублей за тонну в месяц. Это средняя цена по региону. То есть бочка-цистерна объёмом 60 тонн обходится в 60 тысяч рублей в месяц. Делать запасы заранее тоже не выгодно. Это увеличивает итоговую стоимость.

– И ремонт на заводах?

– Да, на ремонтные и профилактические работы остановлен Комсомольский НПЗ, за ним встанет – Ангарский. И далее вся весна – сезон профилактических и ремонтных работ на заводах – производителях топлива.

– Есть ли способы решить весь этот клубок проблем административными мерами?

– Мы активно работаем с коллегами и местными властями. На совещаниях в администрации Приморского края с привлечением местных Минэнерго и УФАС нас просят предложить варианты решения ситуации. Мы можем предложить только варианты контроля и отслеживания и введение квотирования какого-то минимального, неснижаемого уровня производства и продаж на ежедневных биржевых сессиях на НПЗ.

По результатам встреч принимаются разные решения. Но их итог и результат мы пока не видим. Биржа ограничивает объём подач заявок, увеличила процент выплаты за превышение объёма закупок, чтобы пресечь возможный экспорт. Власти мониторят еженедельно всех: и аграриев, и даже хлебозавод. Задают вопросы – есть ли предпосылки к ухудшению ситуации? И только в самых тяжёлых случаях вводят ограничения. Тут же раздаются голоса переработчиков, которые считают принимаемые меры уже их дискриминацией.

Интересы каждого

– Власть слышит розничных продавцов?

– С начала года написали не одну рабочую записку в УФАС о невозможности купить топливо по приемлемой цене. Знаем, что по данному вопросу ведётся разбирательство в федеральной антимонопольной службе. Доступное топливо в оптовой продаже стоит столько, что после всех надбавок маржинальности цена в рознице станет неконкурентоспособной в сравнении с продуктом организаций, получающих субсидии на компенсацию недополученного дохода.

Мы общаемся с коллегами и партнёрами и уже коллективно обращаемся в УФАС, хотя ситуацию должны решать уже федеральные органы и структуры, такие как Министерство природных ресурсов.

– Вводимый с 1 марта запрет экспорта отразится на ситуации?

– Во время ограничений осенью все пограничные припортовые ЖД станции, попадающие в статус экспортных перевалочных точек, были заблокированы к отгрузке заводами. В Приморском крае в этот список из-за близости к границе попали все станции абсолютно. Мы сразу писали Олегу Кожемяко: мы боролись с экспортом и сами от введённых ограничений пострадали. Гарантийными письмами от администрации края и Минэнерго до сих пор поддерживаем каждую свою сделку. Бороться с экспортом нужно другим способом, а то будет невозможно отгрузить в Приморье никакие нефтепродукты.

– А проблема одновременных ремонтов НПЗ, на ваш взгляд, решаема?

– Что влияет на ситуацию – отсутствие унифицированного органа, который утверждает графики ремонтов, поэтому очерёдность не соблюдается. Встаёт один завод, второй – не дожидаясь открытия первого, потом третий. Мы выносим вопрос на повестку для рассмотрения федеральными органами.

Есть также проблема с РЖД, с которой нет возможности доказать ни простои, ни задержки, ни получить компенсацию. Так, в декабре у них стояли наши вагоны, выключенные из поездов и просто брошенные. А это деньги. Но ничего не помогло. РЖД не заключает договоры на других условиях. Они монополисты.

– То есть однозначного представления о последствиях экспортных ограничений у вас нет?

– Ждём, что снова что-нибудь введут и проявится какой-то негативный эффект той или иной степени тяжести. Но мы не теряем оптимизма, верим, что к голосу малого и среднего бизнеса всё же прислушиваются.

Досье

Анна Моисеенко, коммерческий директор ООО «Нефтесинтез»

Выпускница Института международных отношений и социальных технологий.

Изучала английский язык в Мальтийском институте в Мсиде.

С 2013 года заместитель коммерческого директора группы компаний BENZO.

Увлекается горным туризмом и высотно-техническим альпинизмом и скалолазанием.

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах