Примерное время чтения: 8 минут
276

В стране глухих. Для неслышащих самые простые задачи являются невыполнимыми

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Приморье № 7 15/02/2023
«Золушка» в переводе на русский жестовый в Театре эстрады им. Аркадия Райкина.
«Золушка» в переводе на русский жестовый в Театре эстрады им. Аркадия Райкина. / Лидия Соболинская / Из личного архивa

Людям слышащим и глухим необходимо больше понимать друг друга. Соприкосновение двух разных миров способно обогатить нашу жизнь. К тому же часто глухие нуждаются в нашей помощи.

Где учат языку жестов, почему на Дальнем Востоке так мало тех, кто может преподавать для людей с нарушениями слуха и поймут ли на языке жестов наши иностранцев? На эти и другие вопросы ответила переводчик русского жестового языка Лидия Соболевская.

За барьеры

Елена Жукова, «АиФ-Владивосток»: Лидия, как Вы пришли к своей необычной профессии?

Лидия Соболевская: Я родилась и выросла в Комсомольске-на-Амуре. С детства я была любознательным ребёнком, всё время старалась расширить круг общения. Как-то раз заметила на улице жестикулирующих людей и спросила о них у мамы. В подростковом возрасте на меня большое влияние оказал фильм Валерия Тодоровского «Страна глухих», заворожил язык жестов. Я заметила, как изящно им владела актриса, сыгравшая главную роль.

Можно сказать, моими первыми учителями стали носители языка – глухие жители Комсомольска и знакомые сурдопереводчики. Это случилось после 9 класса, когда я окончила школу и поступила в колледж. В процессе общения хорошо изучила глухих людей, мне было с ними легко. Понимала, что у меня получается, меня хвалят. Правда, иногда случался взрыв мозга, и я не успевала за потоком жестов. Приходилось преодолевать «языковой» барьер, приступы страха, даже руки прятала за спину. Очень помогли переводчики – на совмещении визуала и аудио я сильно выросла в своём познании жестов.

– Как у нас обстоят дела с образованием в этом направлении?

– С этим очень тяжело на Дальнем Востоке. Чтобы официально получить диплом об образовании переводчика русского жестового языка, даже документ об окончании курсов – нужно ехать в Москву, Петербург, Казань, Новосибирск. На профессиональном уровне я изучила язык жестов в Казани, в университете управления «ТИСБИ».

– Разве преподаватели специализированных дальневосточных школ для глухих не владеют жестовым языком?

– Насколько мне известно, в основном нет или владеют в очень узком диапазоне, но хорошо освоили дактиль (буквенное обозначение слов). Есть переводчик, которая отлично знает жестовый язык, но она ребёнок глухих родителей, таких называют «Coda». Это более глобальный вопрос, который касается систем образования для глухих. Есть словесный, жестовый и билингвистический подход (сочетающий слова и жесты). К сожалению, в основном в России обучение словесное. Когда я вижу, как глухому ребёнку что-то настойчиво говорят учителя, а он пытается читать по губам, не понимая, что от него хотят, воспринимаю это как издевательство над человеком. У глухих их родной язык – жестовый, но не в каждой специализированной школе есть такой предмет, как жестовая речь. А именно жестом можно передать не только бытовую речь, но развитое мышление, гамму эмоций и чувств. В общем, нам есть куда расти.

Непереводимо, но прекрасно

– А в чём особенность русского жестового языка?

– У каждого слова есть свой эквивалент жеста, но, если мы не знаем, как показать на жестах слово, нам пригождается дактиль. Есть калькирующая жестовая речь, сопровождающая устную, некий её дубляж. А русский жестовый язык - это отдельная лингвистическая система, которая строится по своим правилам и законам. И чтобы что-то показать, иногда приходится переворачивать всё с ног на голову.

Этот язык даёт понимание, как мыслят глухие. На мастерклассах я привожу характерный пример. Так, известно, Шекспир сказал: «Весь мир - театр, и люди в нём - актеры». На русском жестовом языке это прозвучит так: «Давно человек (Шекспир) сказал было – кавычки открываем: «Мир – похоже театр, внутри люди - участники – актёры». По факту они думают инфинитивами – то есть «приходить», но не «я пришла или он пришёл». Боль, болезнь, больно - это один и тот же жест. Такая специфика для меня проста, но для новичков – взрыв мозга.

– Существуют диалекты в жестовом языке?

– Конечно, обязательно. В разных регионах жестикуляция глухих отличается, об этом я рассказываю на своих мастер-классах.

– Есть ли среди глухих поэты?

– Жестовое стихотворение, жестовая песня - это отдельные виды искусства. И, знаете, жестовые стихи очень трудно перевести на русский язык. Зато как здорово смотреть на их исполнение как на мини-спектакль, видеть и понимать эту красоту! Мимика, движения – вот преимущества и прелесть жестового языка. Этот язык 3D – то есть объёмный, пространственный. Мы не сумеем сказать два слова одновременно, а жестом в одно движение можно показать целое предложение, рифму, образ и так далее.

– В чём особенность восприятия глухих людей?

– Им часто приходится приспосабливаться к нашему миру, читать по губам, например. У них ведущий – визуальный канал восприятия. Глухие пытаются и русский выучить, и по-разному коммуницировать. Они чувствуют малейшую смену настроения собеседника. И чётко понимают, когда их обманывают – по выражению лица визави.

Я просто рядом

– 17 февраля в Центре содействия развитию молодёжи во Владивостоке пройдёт Ваш мастер-класс по жестовой азбуке. Много желающих?

– Уже записалось более ста человек, причём разного возраста. Для них – это что-то интересное, необычное. Думаю, среди слушателей будут те, у кого начинаются возрастные проблемы со слухом, волонтёры. Ведь глухие (слабослышащие) действительно ничем не отличаются от других людей. Молодежь со своими идеям, мыслями, планами. Вопрос – есть ли возможность в этом городе им развиваться? Одна моя знакомая уехала в Москву, поступив в академию, где учат глухих актёров. Но таких примеров единицы.

Мой мастер-класс направлен на то, чтобы людям, обладающим хорошим слухом, научиться себя вести с глухими. Не орать им в ухо, не пытаться придумывать свои жесты, отмахиваться. Допустим, выучить дактиль – дело получаса. Освоить разнообразный жестовый язык – здесь нужно желание, творческий потенциал.

– В Комсомольске Вы организовали инклюзивный театр. А какие творческие задачи ставите во Владивостоке?

– Была идея, чтобы на базе театра молодёжи поставить спектакль со слышащими профессиональными актёрами, обучив их жестам, но пока не получилось. Зато в этом же театре перевела два спектакля на русский жестовый язык – «Синюю птицу» и «Летучий корабль». В дальнейшем планирую заняться жестовой песней.

– Вы глухого иностранца поймете?

– Глухие иностранцы поймут друг друга быстрее, чем говорящие. В основном жестовые языки – все из одной семьи, подразделяются на группы, причём русский очень похож на французский. Существует специальное приложение, где собраны все жестовые языки мира. Конечно, много похожего. Есть такой язык – жестуна – вроде эсперанто для глухих, который используется на официальных мероприятиях, но не все его знают.

– Вернёмся к обычной жизни. В какой помощи нуждаются глухие?

– У меня было много таких ситуаций. Однажды проходила медкомиссию, и вдруг слышу – надорванные несвязанные звуки, характерные для глухого человека, который очень взволнован. Оборачиваюсь – стоит женщина и пытается говорить. Оказывается, не может найти последнего в огромной очереди. Секундная помощь с моей стороны, и всё уладилось.

Но есть серьёзные моменты – допустим, вызывать глухому скорую. Ведь до сих пор не существует для них специального приложения на линии 112. Вроде, разработали, но пока не внедрили на практике.

– А глухие водители такси? Клиенты возмущаются…

– Это не проблема, это очень круто! Они адекватные люди и гораздо внимательнее на дорогах, чем слышащие. Нет раздражающих факторов в виде музыки и разговоров. У меня много знакомых глухих, которые имеют права, кому-то я переводила на сдаче экзамена.

– В какой доступной среде нуждаются Ваши подопечные?

– Глухие – не маломобильные, им не нужен шрифт Брайля, кнопки вызова, специальные съезды. Но у них большой дефицит информации. Поэтому требуются переводчики. Так, в Москве, когда случилась пандемия и все сидели дома, глухие вышли на улицы и были арестованы полицией. Но они информации не получили! Сегодня на высоком уровне подумывают о том, чтобы вернуть сурдопереводчиков. Бегущая строка внизу экрана – не всегда понятна и доступна – там используются слишком сложные слова и обороты, высокая скорость.

– Как изменили Вашу жизнь жестовая азбука и глухие люди?

– Жестовый язык – это новый навык, который развивает мозг, моторику памяти, мимику. Это осознанная история. Мне часто встречаются глухие в поездах. Замечаю их, но не вмешиваюсь, если им не нужна помощь. И стараюсь не «подслушивать» чужие разговоры, о чём они говорят на знакомом мне языке. Если что, я просто рядом.

Досье

Лидия Соболинская

Психолог, переводчик русского жестового языка, театральный переводчик.

Родилась и выросла в Комсомольске-на-Амуре.

Выпускница летней театральной школы переводчиков русского жестового языка (г. СанктПетербург).

Автор и руководитель социальных проектов «Театр на ладони» и «Язык тишины».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах