Примерное время чтения: 8 минут
38

Верить в лучшее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Приморье № 29 20/07/2022
Несколько суток в пути – для поисковиков это норма.
Несколько суток в пути – для поисковиков это норма. / «Примпоиск» / Из личного архивa

«Ушёл из дома и не вернулся», «Предположительно, увели», «Потерялся», «Пропал без вести». Телеграм-канал общественной организации «Примпоиск» переполнен такими сообщениями. Новая информация о пропавших появляется ежедневно. Волонтёры бросают важные дела и отправляются искать. Благодаря усилиям энтузиастов в ленте напротив фото пропавшего человека добавляется фраза «Найден, жив, всем спасибо».

Как поиск людей становится жизненной потребностью? Что делать, если домой не вернулся ребёнок? Почему старики оказываются за много километров от дома? Зачем грибникам яркая одежда? На эти и другие вопросы ответила руководитель Приморской региональной общественной организации по поиску пропавших, защите и спасению людей в условиях чрезвычайных ситуаций «ПРИМП ОИСК» Кристина Вульферт.

Не без добрых людей

– Кристина, расскажите, что привело вас к деятельности по поиску людей? Говорят, что такие люди, как вы, получили прививку доброты?

– В отряд я пришла в 2014 году, тогда в городе Белогорске Амурской области произошла трагедия - вышла из школы и не вернулась домой девочка. Я находилась в декретном отпуске с маленьким ребёнком, свободного времени было много. И эта новость зацепила за душу (сама я из Амурской области, там много знакомых и друзей), и я начала помогать информационно - размещала ориентировки, писала письма в СМИ, на телевидение, став модератором группы о поиске девочки.

Время шло, девочка всё не находилась, и тогда в «Одноклассниках» я нашла группу ребят – «Поиск пропавших детей. Приморский край», сначала просто занималась распространением информации о пропавших детях, потом начала выезжать на поиски. В 2016 году доросла до руководителя отряда, организацию переименовали в «Примпоиск», потому что теперь мы ищем не только детей, но и взрослых.

– Кто они, неравнодушные ребята из «Примпоиска»?

– На сегодняшний день «Примпоиск» - крупнейшая организация Приморского края. В ней объединилось более 500 человек, все – старше 18-ти лет, есть и опытные товарищи, и наша замечательная молодёжь, достойная смена. Это и студенты из корпуса спасателей ДВФУ, военнослужащие, в перерыве от учёбы и работы они стараются выезжать на поиски. Привлекаем и людей, которые могут работать удалённо, из дома, так ребята-дизайнеры занимаются составлением карт. Нам часто помогают незнакомые люди с добрым сердцем – те, кто занимается доставкой продуктов на большие расстояния, а в населённых пунктах нас пускают в дома погреться, попить чаю, немного отдохнуть…

Ребенок не пришел вовремя домой – сразу же начинайте бить тревогу. Не бойтесь обращаться в полицию.

– Нужно учитывать и то, что ваша деятельность – исключительно волонтёрская.

– Да, у нас нет зарплат, нет помощи от государства, правда, мы участвуем в грантовых конкурсах с проектами. Если выигрываем, покупаем самое необходимое – оборудование, экипировку, запасаемся бензином – наши ребята передвигаются по всему краю, часто бывает сразу несколько поисков. Например, уходит из дома бабушка во Владивостоке, её обнаруживают, и тут же приходит сообщение, что пропал ребёнок в Шкотово. Ребята собираются и едут, и все затраты – из своего личного кармана. –

Поиск стал частью вашей жизни, потребностью?

– Для меня это уже смысл жизни. Я – часть моей команды, мы существуем в бешеном ритме, всегда на грани эмоционального накала. Вот и теперь, разговариваю с вами, а до этого не спала трое суток. Искать людей – это трудно не столько физически, сколько морально. Бывает так, что в процессе поиска распространяются ложные сообщения о том, что человек погиб или зверски убит. Трудно понять, что движет такими «информаторами». С другой стороны, мы встречаем столько тепла, добра, отзывчивости. Поэтому мир не такой уж серый и жестокий.

Понимать критическую точку

– Правда ли, что много пропадает подростков? Уходят из дома, бегут из социальных учреждений?

– Всё-таки на первом месте взрослые, так, по нашей статистике за год пропало 115 человек. Подростков – 73 человека, 69 найдены, один погиб, судьба троих неизвестна. Детей пропадает меньше, если сравнить с авральным 2020 годом, когда нас забросали заявками о «бегунках». Сегодня больше ищем пожилых людей с деменцией, заблудившихся грибников.

– Возвращаясь к подросткам. Почему бегут, знаете?

– Причины разные, в основном это бунтарство, ненахождение общего языка с родителями. И бывает, взрослеющий ребёнок начинает уходить из любой, даже благополучной семьи. А еще они уходят из детских домов, реабилитационных центров порой к родителям-маргиналам. От системы к так называемой свободе…

– Одно дело, засиделся у друга, другое - побежал в лес, сел в чужую машину и так далее. Как понять родителям, насколько опасна ситуация в первые минуты?

– Возьмём обычную размеренную семью, где ребёнок приходит из школы, кружков или с прогулки в определённые часы. Не пришёл вовремя - стоит начать бить тревогу, писать учителям, друзьям, одноклассникам. Чем быстрее реакция, чем раньше начнутся поиски, тем лучше. Многое зависит и от особенностей ребёнка. Один пока не обойдёт все площадки, домой не вернётся. Нужно понимать эту критическую точку, когда нужно начинать волноваться.

– И обязательно звонить в полицию, писать заявление?

– Мы всегда советуем сделать именно этот шаг, тогда мы понимаем, что к поиску люди относятся серьёзно. Правда, бывают исключения – когда пропадает малолетний ребёнок и родители сообщают нам об этом, мы берём краткую информацию и отправляем их писать заявление. Пока приедет наряд, пока ПДН отработает, за это время волонтёры могут распространить ориентировки и выехать на поиски. Мы всегда работаем в связке с полицией, МЧС, другими органами.

– Что вы посоветуете родителям пропавших детей, как справиться с паникой, волнением?

– К такой ситуации никогда и никак не будешь готовым. Ты можешь смотреть об этом обучающие ролики, проходить психологические тренинги. Но… как только это случается, в голове всё переворачивается и наступает паника. У нас был случай - у женщины-волонтёра «Примпоиска» пропала дочь, задержалась с тренировки. И, конечно, она не могла оставаться спокойной, потому что она – мама. Если вдруг что-то случилось – звоните в полицию, ничего страшного, если ребёнок вернётся, можно отменить сообщение, никто не наложит штраф. И обязательно научитесь фотографировать детей в новых вещах. Если есть сегодняшняя фотография ребёнка, это значительно упрощает поиск.

– Вы проводите уроки безопасности по краю?

– У детей младшего школьного возраста множество заблуждений насчёт собственной безопасности. Они путают понятия чужие и знакомые люди, что не всякому соседу можно доверять. Говорим, что лучше не вступать в диалог с просителями за рулём. На практике учим ребёнка вырываться из цепких рук. Лучше, чтобы об этом детям рассказывали и родители.

Спасибо, что объявили в розыск…

– Ну а как получается, что пожилые люди оказываются далеко от дома?

– Чаще причина - возрастные изменения, когда человек помнит, что с ним было 30 лет назад, но не осознает настоящего. И вот, допустим, перевезли взрослые дети своего престарелого отца в новый дом, а он вышел погулять и потерялся в реальности. Он может заблудиться во дворе, сесть в автобус и уехать туда, где жил раньше. Мы ищем пожилых людей по дворам и подворотням, в общественном транспорте, обзваниваем больницы. Некоторые умудряются преодолеть расстояние за десятки километров, идти босиком, прятаться в теплотрассах.

– А что вы скажете людям, которые отправятся в лес собирать богатый урожай грибов после дождей?

– Во-первых, лучше не ходить в лес в одиночку. Не забывать взять с собой заряженный телефон, воду, еду, лекарства. Одеть нужно что-то яркое, чтобы было видно издалека. Необходимо заранее спланировать маршрут и сообщить о нём родственникам или знакомым. В лесу держаться тропинок и дорожек, двигаться вдоль просек и линий ЛЭП и избегать рек.

– Казусы бывают в вашей работе?

– Много чего случается. Както раз наших ребят приняли за закладчиков, когда они искали дедушку в теплотрассе. Бывает, что человек уезжает из семьи на заработки, ну и «забывает» позвонить родственникам. Мы ищем, и хорошо, если он извиняется и благодарит: «Спасибо, что меня объявили в розыск». Хорошо, что благодаря местному населению, находим большую часть пропавших людей. Когда в разгар поиска, на пике эмоций вдруг приходит сообщение «Найден! Жив!» - мы все проговариваем эти слова вслух и кричим от радости. И надо искать дальше. И верить в лучшее.

Кстати

Телефоны волонтёров «Примпоиска» – 8 908 987 39 19, 8 924 239 02 64 (телеграм/ WhatsApp).

Досье

Кристина Евгеньевна Вульферт

Окончила Амурский педагогический колледж по специальности «Учитель адаптивной физической культуры», институт по специализации юриспруденция.

Работала педагогом дополнительного образования в МОУ ДОП «Станция Юных Туристов». С 2011 г. по 2019 год проходила службу в ФКУ «ИК – 27» п. Волчанец в должности младшего инспектора отдела охраны. Уволилась в звании прапорщика внутренней службы.

С 2014 г - волонтёр общественного объединения «Поиск пропавших детей - Приморский край».

С 2016 года - руководитель общественной организации «Примпоиск». Награждена знаком «Доброволец Приморского края».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах