Примерное время чтения: 9 минут
163

Вернуться живыми

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. АиФ-Приморье № 8 23/02/2022
С солдатами автомобильного взвода – 1983 год, Пули-Хумри.
С солдатами автомобильного взвода – 1983 год, Пули-Хумри. / Анатолий Гуцалюк / Из личного архива

Защитники Отечества отметили праздник

Он воевал в Афганистане, вернулся с войны другим человеком, а сейчас рассказывает подросткам, для чего необходимо отечество защищать.

 

Как отмечали День Советской Армии школьники СССР? Для кого война – тяжёлая работа? Какое оно, патриотическое воспитание детей не для галочки? Об этом рассказал майор запаса, председатель Артёмовского отделения Всероссийской общественной организации «Боевое братство» Анатолий Гуцалюк.

Из-за парты на войну

– Анатолий Иванович, в чём, по-вашему, главный смысл Дня защитника Отечества?

– Для того чтобы существовало государство, нужна сильная армия – это аксиома. А люди, которые в армии служат, защищают не только государство, но и свои семьи, жителей страны, Родину. Я считаю, что это праздник для мужественных людей, и по рангу он может быть приравнен к Новому году. Красный день календаря – 23 февраля – назывался по-разному, с детства мне ближе День Советской Армии и Военно-морского флота. Праздник можно переименовывать, но никак нельзя отменить.

– А помните, как отмечали 23 Февраля в вашем детстве, в Советском Союзе?

– Я родился в селе Малиново Дальнереченского района, где вырос и жил до 17 лет. Среди моих одноклассников 70-х годов прошлого века было сложно найти ребёнка, у которого бы никто из родственников не служил в армии и не воевал. Мой отец прошёл Великую Отечественную войну, а всего отслужил 10 лет. Праздник отмечали с размахом – в школе и дома, к нему всегда готовились заранее. В класс приходили ветераны, среди них были и легендарные личности – снайперы, моряки, пограничники. Девчонки шептались по углам, выдумывая нам подарки: важно было подарить всем одинаковые – открытки, сувениры, а лучше – книги! Вечером собирались дружно за столом, чтобы послушать рассказы бывалых воинов. Мы, мальчишки, искренне верили в то, что, как и старшее поколение, сумеем Родину защитить.

– То есть вы готовили себя к военной карьере?

– Я окончил Уссурийское высшее военное автомобильное командное училище. По всем канонам оно считалось одним из лучших в стране по подготовке офицеровавтомобилистов. Почти все образовательные заведения подобного уровня, увы, закрылись. Итак, сразу после окончания училища я получил предписание явиться в распоряжение командующего Туркестанского военного округа. До того успел жениться. И в сентябре 1982 года вместе с женой мы поехали в Ташкент. Совсем недалеко находился город Чирчик, где базировалась воинская часть, и я попал в резерв 40-й армии. Нас набралось около 200 человек – автомобилистов, связистов, танкистов, и все мы ждали своей отправки в Афганистан. 9 декабря уже был в Кабуле – прибыл на смену капитану, который подорвался на мине и был серьёзно ранен.

– Какие чувства вы тогда испытывали?

– Двойственные, настораживала неизвестность. Знаете, люди, которые говорят, что не боятся войны, наверняка обманывают. Большое волнение было – новые условия, новый коллектив и новые задачи, которые ранее не приходилось выполнять. А ведь только вчера нас, курсантов, учили по учебникам. Но конечно, на первом месте было чувство ответственности и долга.

Бессмысленная и беспощадная

– Что значила для вас та война?

– Я попал в Афганистан в самый разгар ведения боевых действий, когда мы несли наибольшие потери. Меня распределили в 59-ю автомобильную бригаду северного афганского города Пули-Хумри. В моём распоряжении был взвод солдат и 25 единиц техники. Основное занятие – перевозка всевозможных грузов – боеприпасов, деталей для автомобилей, танков, строительных материалов, иногда продовольствия. Была отдельная рота – колонна «наливников», она перевозила взрывоопасное горючее. Война – очень тяжёлая работа. Это и жаркий климат – дневная температура порой доходила до 60 градусов, а мы – в машинах, бронежилетах, но нужно выдержать! Горы, незнакомая местность – ко всему пришлось привыкать. Главное, что вернулись живыми.

Извилистый и опасный путь колонны автомобилистов.

Наше воинское подразделение не было предназначено для ведения боевых действий с противником. Но нередко у нас происходили столкновения, когда на колонну нападали душманы. Если по дороге попадали в засаду и невозможно было уйти, приходилось принимать бой, отбиваться. И солдаты погибали, и мирное население. До сих пор эти картины стоят перед глазами, и тогда я начал глобально задумываться о бессмысленности войны как таковой.

– Что вы скажете о своих солдатах?

– На войну приходили совсем молодые ребята – от 18 до 20 лет. Скажу, что у нас не было дезертиров, никто никуда не прятался, не собирался уезжать, и срывов больших не припомню. Не было нерадивых солдат, были малоопытные. Мы сплотились, стали очень дружны. Я очень благодарен им. Со многими до сих пор общаемся.

– Вы говорите, что поняли бессмысленность войны?

– Прежде всего, мы выполняли интернациональный долг, перекрыв на южной границе каналы сбыта оружия, наркотиков. Мы верили, что зарождается очередное социалистическое государство и нельзя допустить установить там американские ракеты. Наши войска потеряли около 15 тысяч советских военнослужащих, афганцы – больше миллиона. Они за копейки убивали. Так, днём стоит афганский крестьянин в поле, а ночью идёт в засаду с автоматом, потому что в стране ничего не производится и жить не на что. Вот и «зарабатывали» – за сбитый самолёт, взорванную машину, за убитого солдата и офицера. Не все отличались идейностью, встречались и те, кто занимался мародёрством – выходил на трассу и грабил машины – своих и чужих. Такую беспощадную войну довелось пройти.

– Каким вы стали человеком, вернувшись домой?

– Супруга заметила, что я и мои товарищи, ещё молодые парни, заметно постарели, стали взрослые не по своим годам. Я начал более серьёзно смотреть на события, которые происходят каждый день, с более обострённым чувством справедливости.

Днём стоит афганский крестьянин в поле, а ночью идёт в засаду с автоматом, потому что в стране ничего не производится и жить не на что. Вот и «зарабатывали» – за сбитый самолёт, взорванную машину, за убитого солдата и офицера.

– Рассказывали, что бывших афганцев покоробило отношение к ним новой власти. Они стали никому не нужными…

– Уже позже, во время развала СССР, нам пришлось столкнуться с таким мнением – «мы вас на войну не посылали». Многие остались инвалидами, и таким людям стало намного сложнее. Так, в Артёме живёт знакомый, который подорвался на мине, лишился ступней и сейчас получает лишь пособие по инвалидности, имея выбор – либо лекарство покупать, либо еду, благо дети помогают. Мне обижаться не на что – есть дом, работа, семья, пенсия. Квартиру получил от Министерства обороны. А многие солдаты, прошедшие Афган, Чечню, до сих пор не получили обещанного жилья. Многие спивались, уходили за грань.

– А какова прибавка за участие в военных действиях – к зарплате, пенсии?

– В феврале этого года нам добавили 240 рублей. Было – чуть больше 3 тысяч. На это не протянешь, поэтому все, кто может, работают.

– Как сложилась ваша дальнейшая судьба?

– Меня отправили служить в Дальнереченский район – за 80 километров от дома, где я родился. Через пять лет перевели в Артём, на аэродром Угловое, где я служил до увольнения. Потом работал в разных организациях, занимался общественной работой, сейчас – начальник охраны в военном санатории «Океанский».

Патриотизм на практике

– В чём заключается ваша общественная работа?

– Это патриотическое воспитание подрастающего поколения, и мы вместе с ребятами, побывавшими в эпицентрах вооружённых конфликтов, делаем это не для галочки. Раньше, во времена моего детства, по школам ходил ветераны Великой Отечественной, сейчас это те, кто воевал в Афганистане, Чечне, Эфиопии, Сирии. Мы стараемся рассказывать о необходимости службы в вооружённых силах, о том, что это достойная и почётная обязанность для каждого мужчины.

– Разве современным мальчишкам интересно про армию слушать?

– Лучшее патриотическое воспитание – практические занятия. Один из наших парней Вячеслав Ермоленко служил в Чечне разведчиком, и он пользуется огромным уважением у школьников. Он с ними уходит на природу, ставит палатки, по рекам сплавляется, разбирает автомат, учит стрелять из пневматического оружия. Примерно то же самое, что начальная военная подготовка, только гораздо интереснее и на общественных началах. И у ребят загораются глаза.

– Какая для вас награда самая лучшая?

– Почти все мои родственники связаны с военной службой: жена – прапорщик запаса, племянник, двое сыновей – действующие офицеры, все настроены на защиту Родины. Конечно, есть ордена и медали… но это уже другое. Самое главное – близкий круг людей, с которыми у меня полное взаимопонимание. 

Досье

Анатолий Иванович Гуцалюк

Родился в 1960 г. в Приморье, село Малиново Дальнереченского района, где окончил школу.

В 1982 г. окончил Уссурийское высшее военное автомобильное командное училище, после чего поступил в распоряжение командующего Туркестанского военного округа Служба в Афганистане – в 59-й бригаде г. ПулиХумри.

Имеет орден «За службу Родине в Вооружённых силах СССР» 3-й степени, медаль «Благодарность от афганского народа», медаль «Воин-интернационалист» и другие.

Женат, воспитал двоих сыновей, троих внуков.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах