aif.ru counter
421

Время дальневосточного аиста: редкая птица станет экосимволом 2018 года

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 52. АиФ Приморье № 52 27/12/2017
Дальневосточный аист любит вить гнёзда на столбах линий электропередач.
Дальневосточный аист любит вить гнёзда на столбах линий электропередач. © / Олег Кабалик / АиФ

О том, что полезного уходящий год принес флоре и фауне края, что или кто станет новым экологическим символом Амурского экологического региона и многом другом, «АиФ-Приморья» рассказал директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы России Пётр ОСИПОВ.

Полосатое фото

- Пётр Евгеньевич, Год экологии оказался особенным или ваша работа проходила в штатном режиме?

- Год получился достаточно интересным и необычным потому, что такого повышенного внимания к особо охраняемым природным территориям (ООПТ) давно не было в России. Было очень много коммуникационной активности, когда мы представляли наши заповедные места на юге Дальнего Востока в ареале тигра, аиста и дальневосточного леопарда. Кроме информирования населения о важности их сохранения, мы оказывали практическую помощь в формировании, развитии и поддержке системы ООПТ в бассейне реки Амур. Например, благодаря сотрудничеству с министерством природных ресурсов, в этом году родился ещё один заказник, расположенный на 200 000 га в Забайкальском крае.

Большая работа велась с заповедниками и национальными парками, находящимися в местах обитания амурского тигра. Разумеется, не остался без внимания и самый молодой нацпарк «Бикин», к созданию которого наш фонд и партнёры шли больше 20 лет. Удалось существенно помочь в строительстве и оборудовании кордонов, приобретении лодок, снегоходов. Ещё одна важная веха - в «Бикине» начат фотомониторинг тигра: свои фотопортреты оставили десять зверей, в целом здесь обитают более 30 полосатых кошек. Очень рад, что местные жители, удэгейцы, могут беспрепятственно вести традиционный образ жизни и чувствовать себя защищёнными со стороны государства и руководства нацпарка.

- В нацпарк «Бикин» пытались подселить знаменитого на весь Дальний Восток тигра Владика. Как сложилась судьба разбойника на новом месте?

- Наш конфликтный тигр решил, что раз он родился на югах Приморья, то там ему и жить. Он прошёл более 600 километров на пути домой, вернулся на Шкотовское плато и пока находится там. Вероятность того, что тигр вернётся в город фактически равна нулю. «Полосатому» туристу Владивосток оказался не по вкусу.

Наблюдения показали, что зверь не старается «выйти в люди», если находится рядом с жилищем человека, проходит мимо максимально незаметно. Это даёт нам надежду полагать, что тигр не конфликтный, а просто по молодости лет забрёл в нехарактерные места из любопытства.

Полосатый турист вряд ли вернётся во Владивосток.
Полосатый турист вряд ли вернётся во Владивосток. Фото: АиФ/ Василий Солкин

Дышать - не дышать?

- Как обстоят дела с развитием устойчивого лесопользования в регионе?

- В Приморском и Хабаровском краях внедряется система мониторинга лесоизменений КЕДР для борьбы с нелегальными рубками, работают оперативные группы, ведётся информатизация лесного хозяйства. В целом же инструменты системы КЕДР, которые мы сейчас предлагаем департаменту лесного хозяйства, позволят чётче контролировать наши леса, понимать, какие ресурсы в них есть, кто эти ресурсы использует и сколько за это платят. Это важно потому, что количество вывозимого с Дальнего Востока леса всё также значительно превышает количество разрешённой к заготовке древесины. Региональный бюджет теряет деньги, за ними ускользает возможность развития своего лесного хозяйства, а всё это означает потерю богатств Уссурийской тайги.

Внешнее сходство той тайги, которая была 20 лет назад, и тайги настоящей обманчиво - уже сейчас мы видим, что хороших старых дубов и кедров становится всё меньше, кормовая база для копытных измельчала, количество самих копытных в лесах уменьшается, а значит, и тигры рискуют остаться без еды.

- Выходит, неконтролируемая заготовка кедрового ореха и дикоросов представляет опасность для обитателей тайги?

- Разумеется. В связи с этим фонд обращал внимание общественности на вопросы использования лесов для заготовки недревесных продуктов, это возможность для жителей края не только пополнить свой рацион питания, но и подзаработать.

Дважды мы поднимали проблему того, что на аукционах нередко выставляют под аренду земельные участки, которые затрагивают интересы местного населения или находятся в защитных лесах. Первый раз остановили аукцион участка на реке Единка, находящийся в водоохранной зоне, во второй раз, благодаря поддержке краевого департамента лесного хозяйства, не допустили передачу крупного участка в Дальнереченском районе.

Обеспокоенность фонда связана с тем, что при такой массовой заготовке кедрового ореха по «серым» схемам, порой с привлечением иностранных граждан, мы может превратить уссурийскую тайгу в «зелёную пустыню», как это было с лесами Китая.

Я в этих лесах был. Это потрясающе красивые кедровники, в которых вообще никто не живёт - ни бурундуки, ни мыши. Долго не мог понять причину мёртвой тишины в лесу, пока мне не указали на полное отсутствие шишек. Животным там просто нечего есть, людьми выбирается всё до последнего орешка. Мне бы не хотелось, чтобы из-за пробелов в российском экологическом законодательстве наши таёжные богатства превратились в ничто.

Гнёзда на бетоне

- В конце декабря Амурский филиал фонда назначает свой собственный «экологический» символ будущего года. 2017-й стал Годом особо охраняемых территорий, а кому или чему вы посвятите 2018-й?

- Дальневосточному аисту. 90% от мировой популяции дальневосточных аистов живёт и гнездится в России, в бассейне Амура.

Его учёт проходит на модельных территориях Дальнего Востока, а с февраля следующего года мы начнём проводить сплошной учёт популяции редкой птицы на всём ареале: от Амурской области до Приморского края. К данной работе подключатся и наши коллеги из Китая. Это очень важно, ведь именно на юге Поднебесной находятся места зимовок аиста. Совместная работа на гнёздах в Китае и учёт на всём ареале даст нам полную информацию о состоянии популяции птицы, процессе сохранения её летних и зимних станций и перспективах сохранения этого вида.

- Как сейчас живёт дальневосточный аист? Почему мы должны встать на защиту этой птицы?

- Это индикатор жизни пресноводной системы значительной части Амурского бассейна. После наводнений 2013 года условия жизни птицы стали очень хорошими, произошёл подъём её численности. Сейчас, когда цикл водности Амура начнёт снижаться, последует естественное уменьшение мест обитания аиста, и мы должны понять, что нужно сделать, чтобы этот неминуемый «прогиб» минимизировать или сохранить в виде плато, которое вновь разрастётся во время наводнений.

- У вас уже есть намётки проектов по его сохранению?

- Огромное количество задумок - от видеотрансляций из гнёзд до публикаций дневников и фотоматериалов учётчиков аистов. Из интересных разработок выделю совместный проект Амурского филиала WWF России, Амурского отделения Русского географического общества и компании ФСК ЕЭС по защите гнёзд аиста на линиях электропередачи. Дело в том, что ЛЭП- одни из излюбленных мест гнездования аиста. Железные опоры не горят в лесных пожарах и на них не может забраться хищник-расхититель гнёзд. Только птицы не понимают, что, гнездясь на недоступных для диких зверей и человека столбах, они рискуют погибнуть от действия электрического тока. Поэтому энергетики уже начали устанавливать в опасных местах отпугивающие устройства, а на безопасных участках опоры —специальные гнездовые платформы.

Проект существует довольно давно, мы к нему присоединились в 2012 году и по сей день внедряем эту инициативу по всему ареалу обитания аиста. Планируем перевести работу на системный уровень и довести строительство гнездовых опор с «самодеятельности энергетиков-добровольцев» до внутренних стандартов энергетических компаний страны.

- Долгое время один из главных символов фонда был японский журавль. А что сейчас с этой птицей?

- Ситуация неоднозначная, учёты давно не проводились. Японский журавль обитает там же, где и дальневосточный аист, и по обоим видам работают одни и те же специалисты. Рабочих рук и финансовых ресурсов просто не хватит на полноценную работу с двумя птицами сразу, поэтому в новом году акцент сделают только на аисте. Предвосхищая ваше негодование, открою секрет - 2019 год мы целиком и полностью посвятим японскому и даурскому журавлям.

ДОСЬЕ

Пётр Евгеньевич Осипов родился в Благовещенске Амурской области. В 1996 г. окончил естественно-географический факультет Благовещенского государственного педагогического университета имени М. И. Калинина. В 2002 г. защитил кандидатскую диссертацию. Природоохранную карьеру начал с работы куратора студенческий дружины охраны природы «Барс», в 2004-2010 гг. возглавлял экологическую организацию «АмурСоЭС». С 2013 г. трудится в Амурском филиале WWF России, на данный момент - директор филиала.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество