(обновлено )
Примерное время чтения: 9 минут
996

«Земля здесь обильная». Фермер-австралиец нашёл в Приморье вторую Родину

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. "АиФ-Приморье" №51 20/12/2023
Ферма – это не только поля, но и целый комплекс по переработке продукции.
Ферма – это не только поля, но и целый комплекс по переработке продукции. / Софья Дарованная / АиФ

Фермер из Австралии приехал в Приморье на каникулы, а остался навсегда. Он уверен, что потенциал земли здесь выше, да и работать удобнее. Наша страна стала для него новой Родиной.

Зачем он переехал в Россию из благополучной Австралии, с какими трудностями пришлось столкнуться, развивая бизнес на новой Родине, и почему он не боится традиционных приморских тайфунов, фермер Джерард Биркбек рассказал "АиФ-Приморью.

Приехал за любовью

— Джерард, как вы стали фермером в российском Приморье?

— Моя жена Ольга — русская из Приморского края. Мы однажды приехали сюда на каникулы. И решили остаться.

— Это интересная история. А как вы познакомились с Ольгой?

— Я работал в Саудовской Аравии, а она училась в магистратуре в Брисбене в Австралии. Мы встретились, когда я был в отпуске. В тот момент стало ясно, что мы нашли свои половинки, и я вернулся в Австралию, мы поженились. Сейчас у нас четверо детей — два мальчика, две девочки.

— Почему вы выбрали фермерскую стезю?

— Я работал в сельскохозяйственной отрасли, консультируя по вопросам управления бизнесом ряд крупных сельскохозяйственных предприятий, имевших активы на сумму более 400 миллионов долларов. В бизнесе участвовали предприятия растениеводства, производства говядины, овец и шерсти. В совокупности наша компания представляет собой более пятисот лет сельскохозяйственного опыта. Семья одного из австралийских инвесторов начала бизнес в 1909 году.

Вся мировая экономика сейчас направлена на Азию. Вся экономика моей Австралии очень сильно зависит от Китая, в первую очередь от экспорта сельскохозяйственной продукции. А фермером в Приморье я стал потому, что, во-первых, сельское хозяйство мне знакомо, а во-вторых, из-за близости Приморского края к Китаю.

— Как давно вы занимаетесь фермой в Приморье?

— Мы приехали в Приморский край в 2017 году. С тех пор постепенно, шаг за шагом выстраиваем работу своего предприятия. Процесс ещё не завершён.

— На каких видах товаров будет специализироваться ваша ферма?

— На обширном списке сырьевых товаров, таких как кукуруза и соевые бобы. Это основные сельскохозяйственные культуры в нашем регионе. Потенциал диверсификации в нашей сфере огромен, при этом весь сельскохозяйственный сектор имеет огромный потенциал роста. За этим процессом следит весь мир.

Начинать с нуля

— Легко ли создать ферму по всем правилам мирового сельского хозяйства в Приморье?

— Наш бизнес развивался с нуля. Не было никакой инфраструктуры, не было дорог и даже электроэнергии. На наших землях никогда не выращивали никаких сельскохозяйственных культур.

Когда мы сюда приехали, цена аренды земли у частной компании увеличилась в три раза. Экономически это было абсолютно невыгодно, и поэтому нам пришлось искать свою землю. Мы уже инвестировали один миллиард рублей! И до сих пор не можем развивать бизнес так быстро, как это планировалось. Годовая производительность комплекса очистки и сушки зерна превысит 100 тысяч тонн.

— Вы не теряете оптимизма. Уже знаете, что необходимо для успеха?

— Есть три основные цели, которые дают результаты. Первый этап — массовое производство зерна и его экспорт через элеватор. Тут работа близится к завершению, если удастся решить последние вопросы.

Второй этап — глубокая переработка соевых бобов, экстракция белкового изолята и экстракция масла, расфасованного для потребителей, включая завод по производству комбикормов, это путь к третьему этапу.

И третий этап — производство и реализация красной говядины напрямую потребителям. Каждый этап увеличивает ценность предыдущего этапа и позволяет бизнесу быть полностью вертикально интегрированным. От поля до прилавка — это концепция с полной отслеживаемостью на протяжении всего производственного цикла. Девиз компании — «Качество, которому можно доверять».

— Отличаются ли условия в Приморье от привычной вам Австралии?

— У земли здесь потенциал намного выше, чем в Австралии. Но, чтобы достичь этого потенциала, нужно приложить много усилий. Нужно построить плодородный слой. Очень большие затраты пришлось делать на поверхностный дренаж, подпочвенный дренаж, потому что здесь очень мощный слой глины, а она не пропускает воду.

— Приморье считается зоной рискованного земледелия, это поправимо?

— Дожди и наводнения несколько раз смывали все результаты нашей работы — разработанную землю, проложенные дороги, подъездные пути, и нам приходилось начинать всю работу заново.

Это один из главных рисков. Из-за сильных дождей происходит эрозия, деградирует почва. Это сказывается на количестве урожая.

Летом в Приморье жарко, но случаются тайфуны, которые если не смывают всё вокруг, то размывают дороги. Иногда приходится по два дня вытаскивать технику из грязи.

Сейчас зимой — сильные холода. Это не помеха при работе с отдельными культурами — кукурузу собирают даже в снег, но в это время тоже начинаются проблемы с техникой. Она может не завестись, или начинаются сбои — всё же компьютеризированное.

— Вы сравнивали российскую технику с китайской или производства других стран. Какая ведёт себя лучше?

— У нас оборудование из Германии, США, России, Белоруссии, Великобритании и Китая. Используем немецкие тракторы российской сборки. Могу сказать, что от отечественных производителей требуется оптимизация методов производства и количества технологий. Это сделало бы тракторы более привлекательными с точки зрения возврата фермерских инвестиций. Главный вопрос, который необходимо решить, — это повышение надёжности и качества сборки техники отечественного производства по сравнению с иностранной аналогичной техникой.

За колхоз!

— Вы перечислили очень много трудностей, встающих на вашем пути. Есть ли меры, которые бы помогли организовать полноценную работу?

— Фермерам нужна поддержка. Сегодня фермер может вернуть какой-то процент от собственных вложений в виде государственных субсидий, но далеко не полную стоимость.

К большому нашему сожалению, в Приморье никак не работают страховки. Мы ни разу не получили по ним деньги. Хотелось бы, чтобы страховка урожая регулировалась на федеральном уровне, чтобы в законодательстве были прописаны все детали. Мы спрашивали местных фермеров, какие страховки выбирать. Они говорили, что никакие: пустая трата денег. Для нас это был шок.

В России, безусловно, есть более простые места для ведения сельского хозяйства, с точки зрения бизнес-рисков, и именно поэтому так важно, чтобы все механизмы предотвращения рисков, такие как страхование урожая, которые сельскохозяйственный бизнес покупает ежегодно со значительными затратами, действительно работали в нашем регионе. Если страхование урожая по-прежнему будет оставаться галочкой, то выгоды сельскохозяйственного сектора, которые могли бы быть достигнуты, не будут реализованы.

В работе требуется очень много документации, а каждый документ имеет свой определённый период получения, исполнения и так далее. Система понятная, но она может быть более простой.

Одно из федеральных правительственных агентств, которое помогало нам в самом начале, было ликвидировано, и количество активных помощников резко сократилось. Это не был шаг в правильном направлении, я считаю, что поддержка власти необходима для ускорения развития Дальнего Востока. Такие агентства должны быть восстановлены на постоянной основе с присутствием федерального правительства в регионе.

Необходимо, чтобы вложения фермеров в производство оставались жизнеспособными в долгосрочной перспективе.

— Может ли быть выходом объединение фермерских хозяйств для совместного выживания?

— По моему опыту, кооперативные фермы, или, как в России их называют, колхозы, — это бизнес-модель, которая хорошо работает при наличии правильных людей и правильных коллективных целей. Мы видим в промышленности сегментацию: крупные агрохолдинги становятся больше и сильнее. Они способны быстрее диверсифицироваться благодаря своей «гравитации массы» — возможности финансирования отдельных видов деятельности за счёт других. Это снижает операционные риски.

После года ведения бизнеса в России я считаю, что государству просто необходимо создавать кооперативные фермы, это позволит сельскохозяйственному сектору России стать мировым доминантом. И у нас на 2024 год уже есть планы объединения фермеров.

— Планируемые масштабы работы обязывают вас выходить на мировые рынки?

— Мы уже продаём продукцию компаниям-посредникам, которые отправляют товары непосредственно в Азию. Сейчас мы строим свой большой производственный комплекс. Вот эта стройка, на которой мы находимся, была задумана нами, чтобы мы могли быть прямым звеном, соединяющим других местных производителей и Китай. И оборудование мы выбирали специально адаптированное к нашему климату. Компания-производитель находится в северо-восточной части Китая.

—Каковы планируемые масштабы производства?

— 100 тысяч тон переработанного зерна за три месяца работы. Это 250 тонн в час. Ферма — это не только поля, но и целый комплекс по переработке продукции.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах