aif.ru counter
617

Кузнец из Владивостока мечтает о городе мастеров

Николай Кагановский в кузнице.
Николай Кагановский в кузнице. © / Фёдор Устюгов / АиФ

Уже год влюблённые могут сверять время по солнечным часам, установленным на набережной Спортивной гавани краевого центра. Кованый циферблат наклонён под углом 43 градуса - по широте столицы Приморья. Одно сердце на двоих вместе с авторами оригинальной идеи заставил биться Николай Кагановский.

Кованые изделия видно сразу. Фото: АиФ / Елена Николаева

- По-моему, ещё зимой 2012 года прошёл конкурс уличного искусства «VLюбляйся», тогда Сусанна Мазикина и Алексей Базайкин установили в сквере в районе фуникулёра солнечные часы «Навеки вместе», - вспоминает мастер из ателье художественной ковки «Куй с нами!». - Хотя их проект занял третье место, композицией заинтересовался тогдашний руководитель отдела дизайна мэрии Павел Шугуров. Он предложил воплотить идею в металле. Что мы и сделали совместными с авторами усилиями. Выковал железяку за свой счёт, в подарок горожанам. Просто хотелось украсить место, где живём.

Всё, кроме оружия 

- Как пришли к молоту и наковальне?

- Я по первичному образованию - технолог обработки металлов резанием, так что изначально к этому делу имел некоторое отношение. Отец и брат у меня - с металлом на короткой ноге. Можно сказать, с детства приобщён, рано или поздно это должно было случиться. Занимался «ювелиркой», искал альтернативу, нашёл более крупное, масштабное занятие. Уже 13 лет делаю всё, кроме холодного оружия, от гвоздей, зубил и подсвечников до ворот и заборов.

Кованые награды для лауреатов природоохранной журналистики «Живая тайга». Фото: АиФ/ Фёдор Устюгов

- И выковали бронзовый женьшень для победителей конкурса дальневосточной природоохранной журналистики «Живая тайга»...

- Кто его бронзовым обозвал? Он стальной! Делал из старого листа, хорошо проржавевшего. Чтобы найти подходящий материал, пришлось побегать по пунктам приёма металла. Ржавчина даёт свою текстуру (массив цветовых точек, образующих изображение. - прим. ред.): когда лист шершавый, он выглядит намного лучше, интереснее. Нанесённая вручную текстура смотрится не так живо. Помогла Наталья Христенко из гончарной мастерской «Жар-Птица», что в Фокино. Она изготовила ягоды женьшеня из стекла. Подставка для главного приза - из датолитового скарна, единственное месторождение этого минерала в мире находится в Дальнегорске. Так что награда исконно приморских корней.

Вручение награды. Фото: АиФ / Фёдор Устюгов

Сделал недавно памятные знаки для национальной премии в области событийного туризма, во Владивостоке недавно прошёл финал регионального этапа Сибирь - Дальний Восток.

Руки чешутся 

- Слышал, есть у вас мысль устроить город мастеров?

- Не совсем так. Город мастеров во Владивостоке себя несколько дискредитировал, поскольку получилось формальное мероприятие. А я думаю создать ремесленно-культурный центр. Собрать народ, занимающийся разными видами прикладного искусства. Может, даже туристическую достопримечательность, место, куда люди могли бы прийти и что-то сделать своими руками. Власти вроде обещали помочь.

Ездят ведь туристы на Штыковские пруды, Кравцовские водопады. Ко мне постоянно люди приходят, просят дать поковать. Не всегда получается - много работы, но стараюсь не отказывать.

Николай Кагановский около кузнечного горна. Фото: АиФ / Фёдор Устюгов

- Получается, что любой человек может прийти и под вашим чутким руководством помахать молотом себе в удовольствие?

- Да. И студенты у меня бывают, потому что с переездом кузнечной лаборатории ДВФУ на остров Русский ДВПИ-шная стоит без движения, я их беру на практику. И девчата приходят, железяки вертят. А что, хорошее дело!

- Есть во Владивостоке что-то такое, что бы вы хотели перековать?

- Очень многое в центре. Такие «ужастики» 90-х годов стоят, что без слёз смотреть невозможно. В той же филармонии над входом в кассы повешен совершенно безобразный козырёк: набор разнонаправленных деталей, без какого-либо рисунка. Такого в центре, увы, хватает. Наверное, наследие позднесоветского времени, когда считали, что железо стоит бутылку, а производитель полагал, что ни сделай, заказчик «схавает» - дефицит. Лепили что попало и как попало. Хотя ещё с советских времён во Владивостоке работает очень хороший кузнец Юрий Малышев, его сюда с Украины распределили. Да и на Дальзаводе ковали порой весьма неплохие изделия.

Вот такую красоту мы нашли в Волгограде, а у нас - нет. Фото: Из личного архива

- Значит, есть где кузнецу размахнуться в городе нашенском, которому стараются вернуть исторический облик?

- При этом под саммит на Фокина снесли кованые фонари, весьма неплохие, оригинальные, сдали на лом и поставили поганое китайское литьё.

- Может, просто не к тому совету прислушались?

- Тут другое. Есть такая штука - федеральный закон о госзакупках, по которому ничего нормального сделать невозможно. Когда город заказывает ковку, тендер выигрывает тот, кто назначит меньшую цену, пусть это будет простейшая работа, без затей. В итоге город получает вместо ковки некое изделие из гнутой полосы металла. Пока таковы рамки закона, ничего хорошего ждать не приходится.

Солнечные часы на набережной Владивостока. Фото: АиФ / Фёдор Устюгов

До маразма доходит, и мне те же солнечные часы проще было подарить городу, чем участвовать в конкурсе, доказывать, что я лучше воплощу понравившуюся мне идею, бумаги писать...

Файл и молот 

- Новые технологии позволяют делать всё, что душе угодно. Озадачил компьютер, и пожалуйста!

- Получаются абсолютно одинаковые вещи, неживые. А здесь вроде всё похоже, да у каждого создания свой характер. Невозможно выковать две абсолютно идентичные детали, и это их оживляет. На станке, на принтере они и выглядят, как сделанные машиной. Кроме того, что у людей есть тяга к ручной работе, это ещё и престижно. Да и дорогого стоит, штучный ведь товар. В Версале, например, только ворота и несколько метров забора в стороны кованые, остальное - из железных прутьев. Даже французскому монарху на всё про всё денег не хватило. То же самое во дворце Меньшикова в Питере, тоже человека не бедного: у него качественно кованые перила стоят только в первом пролёте, дальше обыкновенные леера.

- Выходит, кузнечное дело в стране не умерло?

- Оно на подъёме, а в центральной России и не прекращалось. Во Владивостоке есть мастера. Немного, правда. Больше халтурщиков, которые по гаражам кошмар производят, который только на лом годится. С профильным образованием - один-два, остальные по книгам, статьям учились, по образцам, с нуля начинали.

Идёт ковка. Фото: АиФ / Анатолий Сердюк

Сам я люблю ковырять старые железяки, смотреть, как оно сделано. Вот фрагмент ограждения краевой филармонии, нашёл у металлистов. Думал, пригодится при реставрации, но в итоге скопировали ограждение образца 1985 года вместо того, чтобы вернуть на место оригинал.

- У вас в кузнице, слышу, то Rolling Stones, то Брамс звучит. Музыка вдохновляет?

- Настроение создаёт.

- За событиями в мире следите?

- Нет, телевизор крайне редко включаю, если только хороший фильм идёт.

- Проблемы?

- Качественный уголь. В Приморье есть пять хороших разрезов, последний из них 
два года назад закрыли, раньше в Японию их продукцию продавали. Недавно по великому блату раздобыл немного доменного кокса, он не очень хорош для ковки, но намного лучше, чем эта хрень, которую сейчас добывают. Ничего, прорвёмся.

- Девиз жизни?

- Куй с нами!

Когда-то основная работа для кузнеца была - подковы и доспехи. Фото: АиФ / Анатолий Сердюк

Досье 

Николай Кагановский. Родился в 1970 году во Владивостоке. Окончил Владивостокский судостроительный техникум. Не доучился по разным причинам в ДВПИ и Дальрыбвтузе. Работал сапожником, киномехаником, токарем, зав. производством на автобазе, директором юридической компании, главным специалистом по маркетингу, организатором выставок.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах