aif.ru counter
671

Необычные хобби: микроминиатюрист поместил 12 верблюдов в игольное ушко

АиФ-Приморье №15 10/04/2015
Караван верблюдов в игольном ушке.
Караван верблюдов в игольном ушке. © / Татьяна Григорьева / АиФ

Микроминиатюры можно увидеть во Владивостоке в залах Приморской картинной галереи на Партизанском проспекте, название выставки - «Чудеса под микроскопом». Работы Анатолия Кононенко, а это картины, иконы, скульптура, резьба по кости, столь миниатюрны, что увидеть их можно только при значительном увеличении.

Выручают спецзаводы

Татьяна Григорьева: - Анатолий Иванович, так это вы являетесь первооткрывателем такого направления искусства, как микроминиатюра?

Анатолий Коненко: - Это не совсем так. Я, вероятно, стал первым в Сибири, а в мире были люди и до меня, кто занимался и занимается этим направлением.

Миниатюра художника Кононенко. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

- Где берёте инструменты? Ведь заказать их, наверное, проблематично.

- Долгие годы изготавливать и приспосабливать инструменты мне приходилось самому. Кое-что позаимствовал у медиков - иглы, пинцеты, микроскальпели. Но и их надо было переделывать под более тонкую работу. Сотрудничал с институтом микрохирургии глаза. Не поверите, но опыт изготовления микроинструментов стал поводом для знакомства со Святославом Фёдоровым, знаменитым офтальмологом. Работал с больницей - затачивал и ремонтировал для них инструмент, а сейчас сам изготавливаю микролезвия. Не раз присутствовал на операциях и смотрел, как они применяются. Самое главное - их рабочая поверхность, та, которой работает хирург. Она должна быть идеальной. Если это скальпель, то его кончик - с тем самым микролезвием. Он съёмный и используется в хирургии только раз, а таких надо сотни. Теперь полегче - выручают спецзаводы.

Бабочка справа - для сравнения. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

- А не смущает тот факт, что ваши работы можно увидеть только с помощью микроскопа?

- Нисколько. Кстати, моей первой такой работой стала микроминиатюра Фёдора Достоевского. Я - омич, а, как известно, Фёдор Михайлович четыре года находился здесь в ссылке. Его барельеф я сделал из скорлупы грецкого орех и вставил в половинку вишнёвой косточки. Портрет делал очень долго. Не было опыта, не говоря уже об инструментах.

Книжки-малышки. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

Три дня на работу

- Ходят слухи, что специально к приезду в Омск группы Scorpions вы создали уникальный музыкальный инструмент. Как восприняли ваш подарок музыканты?

- Нет, музыкантам Scorpions я её только показал. Если бы я её подарил, то сегодня миниатюрной бас-гитары длиной 9,9 мм на выставке бы не было.

- На этой гитаре можно играть?

- На всех микромузыкальных инструментах - балалайках, скрипках и гитаре - играть можно, но сомневаюсь, что можно воспроизвести мелодию.

Миниатюрная баллалайка в скорлупе кедрового ореха. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

- А почему вы так и не смогли подарить свою работу Алле Пугачёвой?

- Это особая история. На самом деле для Аллы Борисовны я приготовил уже несколько миниатюр, но подарить их всё не получается. К примеру, когда первый раз она приезжала в Омск, у меня в запасе было три дня. Сам сувенир я изготовить успел, но так случилось, что в день концерта меня не было в городе. А вручить презент очень хотелось самому. И так несколько раз. Поэтому несколько подарков для артистки пока лежат дома.

- Сколько же у вас всего работ?

- Точную цифру не назову, просто не знаю. Сразу не стал вести учёт, а сейчас нереально сосчитать.

Автор и его книга. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

- Говорят, что вы даже президентам их дарили!

- Я действительно делал микроминиатюры для Бориса Ельцина, Дмитрия Медведева, и Владимира Путина. Получил их и Ким Чен Ир во время своего путешествия в бронированном вагоне по России в 2011 году. Во время его остановки в Омске я лично вручил ему две половинки рисового зёрнышка: на одной был портрет его отца Ким Ир Сена, а на другой - стихи поэта Николая Грибачёва. Мне потом передали, что мой подарок корейскому вождю понравился.

Молитва на рисовом зёрнышке. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

Книга изо льда

- Анатолий Иванович, ваше имя занесено в Книгу рекордов Гиннеса. Что это значит для вас?

- Признаюсь, этот факт для меня очень важен. То, что мои способности так оценены, накладывает на меня особые обязательства. И очень хочется творить снова и снова.

А попало моё имя в издание вот по какой причине - я сделал самую маленькую в мире книгу. Это «Хамелеон» Антона Чехова, её размер - 0,9 на 0,9 мм. Многие спрашивают: для чего она нужна? А я отвечаю: моя работа - это показатель уровня полиграфии страны.

Насекомые внизу помогают в сравнении. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

В мире ежегодно проходят книжные ярмарки, но все понимают, что Россия в этом вопросе впереди планеты всей. Никто не может сделать книгу меньшего формата, даже Япония. Те же сотовые телефоны производят, а книжку сделать - увы. Кстати, я всё время придумываю новые конструкции. «Стихи Пушкина» вот исполнил на засушенных лепестках розы, получил от этого огромное удовольствие. Делаю берестяные, деревянные, стеклянные книги и даже книги изо льда.

- Такая же в момент растает!

- Это была сказка «Морозко». Она целый год хранилась в морозилке. Когда приезжали корреспонденты, я её доставал в перчатках, чтобы не растаяла. Листаешь страницы, а они звенят!

Сказки Пушкина. Фото: АиФ/ Татьяна Григорьева

Кстати

Однажды Анатолий Кононенко устроил соревнование по валянию самых маленьких валенок с Валерием Соколовым, руководителем музея валенок в Кинешме. В результате самыми миниатюрными признаны валенки размером 0,9 мм, такие можно надеть на лапки мухи.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах