aif.ru counter
545

Юрий Гончаров: Театр должен быть разнообразным, как сама жизнь

Юрий Гончаров в Приморском краевом драматическом театре молодёжи.
Юрий Гончаров в Приморском краевом драматическом театре молодёжи. © / Татьяна Меель / АиФ

В октябре прошлого года в Приморском краевом драматическом театре молодёжи приступил к обязанностям художественного руководителя известный приморский сценарист, режиссёр, программный директор кинофестиваля «Меридианы Тихого» Юрий Гончаров. Почти полгода он, словно выдерживая театральную паузу, не общался с прессой. И вот, после премьерного спектакля «Остров Рикоту» он гость «АиФ - Приморья».

Вадим Кочугов: - Юрий, почему вы выбрали именно этот спектакль в качестве своей премьеры после назначения худруком?

Юрий Гончаров: - Мне удалось найти пьесу, которая позволит коллективу театра решить множество задач, стоящих перед нами. Очень важно было научиться доверять друг другу, слышать и уважать друг друга. И это несмотря на то, что мы знакомы с большей частью труппы не первый год, со многими даже вместе учились, к тому же на сцене «молодёжки» я успел до этого поставить два спектакля. Но тогда это была одна история, сейчас - другая.

Сцена из спектакля «Остров Рикоту» Фото: АиФ/ Татьяна Меель

У театра появилось новое направление, в котором мы будем двигаться. Поэтому если вы хотите понять, во что  может превратиться театр лет через пять (за год-то всё не исправить), то приходите на «Остров Рикоту». Произведение волшебное, магическое, странное и необычное, в финале которого люди плачут.

- Хорошо, что вы сейчас предупредили зрителя, что спектакль необычный. Мне кажется, что неподготовленному человеку будет сложно понять постановку. Спектакль скорее элитный, чем для широкого круга зрителей…

- Не соглашусь. Можно, конечно, назвать спектакль элитным или даже арт-хаусным, но, на мой взгляд, это всё условно и, наверное, индивидуально. Плачущие во время финала зрители в зале - лучшее тому подтверждение. И ещё - практически половина зрителей хочет прийти посмотреть этот спектакль ещё раз. Значит, нам удалось тронуть какие-то струны их души, значит, то волшебство искусства, которого я добивался своей постановкой, - возникло. Это очень важно для меня и подтверждает мои цели - я хочу сделать очень необычный театр, в котором ставят спектакли, которые больше нигде не увидишь. И я имею в виду не столько репертуар, сколько художественную составляющую происходящего на сцене.

Водоросли в спектакле - не только декорации... Фото: АиФ/ Татьяна Меель

О целях и задачах

- Нашему коллективу предстоит вернуть театр городу и зрителя - в театр. И в далёкой перспективе - вернуть премьерным спектаклям аншлаги, когда у театра стоят зрители спрашивают: «Нет ли лишнего билетика?» Поэтому мы будем давать зрителю что-то необычное с художественной точки зрения. Представим ему разные жанры. Ставя «Остров Рикоту», например, мы попробовали понять и почувствовать, что такое мистическая драма. Не киношная мистика, а именно театральная, которая ограничена средствами и приёмами: у нас есть только актёры, свет, сценография и музыка. Мало того, что мы этой магии добились, так люди хотят вновь её ощутить за эти 1,5 часа. Как мы этого достигли? Методов и технологии я не раскрою. Но, значит, мы почувствовали, что сейчас необходимо зрителю. Теперь спектакль можно смело называть программным. Следующую постановку я, наверное, сделаю только в конце года. Хочу поставить «Сверчок на печи» Чарльза Диккенса. Это рождественская история для всей семьи. И, наверное, в нём тоже будет какая-то магия.

- Это вы говорите о вечерних спектаклях. А что детвора увидит на дневных?

- Для детей все спектакли остаются, в том числе - по школьной программе. Для нас работа с детьми очень важна. И это не громкие слова, мы действительно понимаем ту меру ответственности, которая ложится на театр за подрастающее поколение.

Сцена из спектакля «Остров Рикоту» Фото: АиФ/ Татьяна Меель

- Премьеры для детей будут?

- Сейчас Сергей Руденок репетирует, и в середине апреля ожидаем премьеру спектакля «13-я звезда» по произведениям Эрнеста Сетон-Томпсона. Это произведение из школьной программы и будет, на мой взгляд, интересно. Поскольку сам материал прекрасный, плюс инсценировка Виктора Ольшанского, с этим автором театр уже работал (спектакль «Бродяга Джим» - прим. ред.). 

Для подрастающего поколения мы также будем ставить спектакль, посвящённый 70-летию Победы. Это будет документальная драма, которая охватит весь период Великой Отечественной войны. Там будут письма, воспоминания, реальные люди и исторические персонажи. Мы расскажем о героях этой войны. И сверхзадача, чтобы у молодых людей не возникало вопросов - кто выиграл эту войну, кто в ней победил. Ставить этот спектакль-реквием мы будем тоже только театральными средствами и приёмами - никаких экранов и кинохроники.

Главный герой знакомится с обитателями острова. Сцена из спектакля «Остров Рикоту» Фото: АиФ/ Татьяна Меель

О перспективах

- Я мечтаю создать универсальный театр на высоком художественном уровне. Наш коллектив хотел бы предложить зрителю те формы, которые были бы ему интересны. В том числе и экспериментальные постановки, тот же арт-хаус. Одной такой постановки в репертуаре, мне кажется, будет достаточно. В театре не должно быть перекосов, театр должен быть разным и разнообразным, как сама жизнь.

Когда мне сделали предложение возглавить театр, я понял, какая непростая задача передо мной ставится. Очень сложно зрителя повернуть в сторону театра, когда твой основной конкурент - кино. Вот попробуй сейчас поставить спектакль на три часа! В 21.00 люди просто встанут и уйдут, потому что надо успеть на автобус. Три часа высидеть - это только если на экране «Хоббит», а в руке - попкорн. Поэтому у театра сейчас есть стандарт времени: полтора часа, максимум - час пятьдесят. И эту временную составляющую нельзя не брать в расчёт. Поэтому приходится подумывать что-то такое, чтобы, не снижая художественную ценность, уложиться в заданные рамки. 

Сцена из спектакля «Остров Рикоту» Фото: АиФ/ Татьяна Меель

- Сейчас, когда мы с вами беседуем, за соседней стеной постоянно слышен какой-то шум. Что это?

- В театре идёт ремонт, и мы надеемся в этом сезоне запустить малую сцену на 50 мест, где будем ставить те же, допустим, экспериментальные спектакли. В творческом плане тоже есть много задумок. Сейчас наблюдается некий перекос в освещении жизни подростков: либо авторы рассказывают о наркоманах и трудных подростках, либо о «золотой» молодёжи, прожигающей жизнь. О нормальных ребятах, любящих свою страну и живущих рядом с нами, не снимается ни-че-го! По сути, они не интересны своей собственной стране. Так вот, сейчас театр молодёжи заказал молодому, но очень талантливому местному драматургу пьесу именно на эту тему. И он её уже пишет. Мы хотим предложить эту пьесу зрителю и посмотреть, какова же будет реакция. Действительно ли зритель поймет, что есть еще такая молодёжь, которая сидит и учит английский, изучает историю, экономику и философию, а не шарахается по кабакам и клубам.

О труппе

- Это талантливые люди. Они внутри, наверное, истосковались по серьёзным художественным задачам. Их потенциал использовался только наполовину. Люди уходили учиться и учить других в разных кружках и студиях. И не ради денег, там платят копейки. Люди истосковались по работе театра, они требуют к себе внимания, уважения и доверия. Они это заслужили в первую очередь тем, что здесь остались, несмотря на унизительную зарплату. У нас много артистов, разных по фактуре, по внутреннему ощущению мира, по темпераменту и характерности - с ними можно фактически ставить любой спектакль. Всё,  что угодно! Я рад, что труппа такова. И мы вместе должны найти такие роли, которые устроят меня и дадут возможность им сказать: «Про эту грань своих способностей я и не подумал». Я не собираюсь делить труппу на комиков и трагиков. Зачем? Театр - это зеркало, но это не значит, что я никогда не вспомню, что театр это ещё и увеличительное стекло.

Кукла в руках главного героя в начале спектакля стала пророчеством для финала... Фото: АиФ/ Татьяна Меель

Досье

Юрий Гончаров. Родился во Владивостоке в 1963 г. В 1985 г. окончив театральный факультет Института искусств (сейчас ДВГАИ), уехал работать в Хабаровск. Во Владивостоке его имя зазвучало в конце 80-х, когда он создал театр «Юпкетчер», удивляющий своими смелыми постановками. С 1993 г. - на радио Ви-Би-Си. С 2002 г. - отборщик на международном кинофестивале «Меридианы Тихого». С 2008 г. - программный директор фестиваля. Автор девяти сценариев полнометражных и короткометражных фильмов.

Женат, воспитывает сына.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество