Примерное время чтения: 8 минут
196

Здесь любят художников

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ-Приморье № 49 08/12/2021
Вера Глазкова / Из личного архива

Галерея «Арка» – Мекка для творческих людей всего мира

90-е годы: в России бурно развиваются разные направления современного искусства. Одним из знаковых мест для художников во Владивостоке стала галерея «Арка». Для многих талантливых, неординарных авторов она послужила отличным стартом для дальнейшего роста. Выставки «Арки» становились яркими событиями в культурной жизни региона.

 

Почему создание частной галереи – рискованное предприятие? Как принимала публика художников-бунтарей? Какие выставки вызвали наибольший резонанс? На эти и другие вопросы ответила основатель, учредитель и директор галереи Вера Глазкова.

В начале пути

Елена Жукова: Вера Евгеньевна, «Арка» была создана вами в 1995 году, указ об открытии Владивостока был подписан в 1991-м. Повлияла ли атмосфера свободного города на ваше решение пойти по пути галерейного дела?

Вера Глазкова: До открытия галереи я долго работала научным сотрудником лаборатории биотехнологии Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН. Перестройка и 90-е годы перевернули нашу жизнь. Многие учёные тогда оставляли науку, чтобы решить материальные проблемы. Я любила свою работу, но параллельно живо интересовалась искусством как коллекционер. Много общалась с искусствоведом Мариной Куликовой, она в свою очередь познакомила меня с местными представителями художественного авангарда. В 1994 году я была в Москве в командировке, где в это время стали открываться одни за другими галереи современного искусства.

Когда у нашей семьи открылся собственный бизнес, мы с супругом стали приобретать работы приморских современных художников – первые картины я купила у Александра Пыркова, Андрея Камалова, Сергея Симакова. Это были бунтари своего времени, они ушли от соцреализма, выбрав свой творческий путь. Идея об открытии своей частной галереи так и витала в воздухе, в тот момент уже открылся и стал успешным «Арт-этаж», я часто посещала наш главный художественный музей – Приморскую картинную галерею, много читала о галерейном направлении, училась. Конечно, были сомнения – как просто взять и отойти от лабораторного стола, бросившись в довольно рискованное предприятие? Частная галерея как институция была непонятна чиновникам. Мы были в самом начале пути. С другой стороны, пришло осознание того, что Владивосток уже стал открытым городом и многое поменялось. Важный аспект – в 1992 году открылся Государственный центр современного искусства в Москве, и это тоже повлияло на моё решение.

– Можно сказать, что вы стали меценатом для местных художников?

– Меня нельзя сравнивать с жёнами олигархов, которые открывали роскошные галереи в Москве, имея большой капитал. У нас было всё несколько подругому, гораздо скромнее. Мне пришлось начать с нуля и многому научиться, освоить принципы галерейной деятельности в России и за рубежом. Меня поддержали близкие, друзья, художники – последние думали о творческой реализации, выходе на публику и продажах своих картин.

– Расскажите о моменте рождения галереи?

– 1 апреля 1995 года мы с Мариной Куликовой открыли галерею в залах Дома культуры железнодорожников в мастерской Сергея Симакова, который уехал в командировку и предоставил нам помещение бесплатно. Сделали небольшой ремонт каморки Сергея и подготовили первую выставку. В оформлении всё было довольно скромно. Картины Александра Пыркова, Андрея Камалова, Сергея Симакова, Виктора Фёдорова, Евгения Макеева, Геннадия Омельченко, Владимира Хрустова ждали своего зрителя. На открытие пришло много художников, творческой интеллигенции, всё было неожиданно и ново. К слову, название галерее – «Арка» – придумал и обосновал Андрей Камалов, он же нарисовал эмблему галереи. Арка – как необходимый архитектурный элемент. Осенью 1995 года в мастерской случилась авария, комнаты оказались залиты грязной водой. К счастью, картины не пострадали, я развезла их по знакомым, по офисам, часть взяла домой. Но мы с Мариной не сдались, сделали несколько передвижных проектов на различных площадках, в частности в банках, в Институте биологии моря. К слову, рождение галереи совпало по времени с рождением второго ребёнка – сына!

Не любопытство

– Сегодня уютный зал на Светланской, 5, где расположилась «Арка», стал некой Меккой для местного бомонда.

– Раньше это была коммунальная квартира на двух хозяев, которую нам удалось арендовать. Отапливалась дровяным титаном, дровяной склад – во дворе. Да, это место, где сегодня сильна аура творчества. Тут за 26 лет проведено более 400 выставок. Мы долго думали, как обозначить направление, в котором будем двигаться, галерейный формат. В то время одни искусствоведы называли всё, что относится к искусству второй половины XX века, звучным термином contemporary art, другие – модерном. В итоге «Арка» была зарегистрирована как галерея современного искусства.

Галерея «Арка» – это не стимул для выживания, не просто праздное любопытство и желание всё продать. Её задача – пропаганда современного искусства.

Прошло несколько лет, и мне пришлось расширить формат, предоставив возможность выставляться заслуженным авторам, творцам в стиле реализма. Так сложилась общая концепция «Арки» – популяризация современного искусства – местных, российских и зарубежных художников. – Художники – бунтари, вы – человек терпеливый, спокойный… Легко находили общий язык? – Общение происходило постоянно, посещение мастерских, просмотр работ – без этого галерист не галерист. Да, я человек рассудительный, но, с другой стороны, я по натуре новатор, мне было интересно показать Владивостоку, его жителям и гостям, что умеют наши художники современных направлений. Галерея «Арка» – это не стимул для выживания, не просто праздное любопытство и желание всё продать. Цель – прежде всего раскрыть публике автора, рассказать о неординарной личности. Первая задача галериста – найти и объединить этих художников. Виктор Фёдоров, Александр Пырков, Сергей Симаков, Джон Кудрявцев, Фёдор Морозов, Катя Кандыба, Глеб Телешов и многие другие. Галерея им дала хороший старт и понимание собственной значимости.

– В чём для вас неповторимость художников?

– Нельзя сказать, что есть какое-то резкое отличие приморских современных художников от других. Большинство местных живописцев получили хорошее классическое образование, сильную школу, но не было возможности получить знания по современному искусству, поэтому они немного не успевали за мировыми тенденциями. В какой-то момент я поняла, что галерея больше занимается популяризацией искусства, просветительством. Мы не коммерческая структура изначально.

– Салонная живопись более востребована?

– Да, это направление легче продавать, речь, как правило, идёт о конкретном заказе – пейзаж, побережье, панорама города. И нельзя осуждать за это коллекционеров. Наш же путь по большей части связан с экспериментом, глубоким поиском в разных направлениях. Коммерческий успех не приходит сразу, и в этой цепочке не обойтись без третьего лица – коллекционера. К сожалению, у нас слишком маленький город, и традиция покупки картин в галерее не сложилась. Виной тому и ряд экономических кризисов, которые мы пережили, но выстояли и продолжаем работать, открывать новые имена.

В новое время

– 437 арт-проектов – огромное количество. А какие выставки вызвали наибольший резонанс? Удивление? Даже скандал?

– Сразу вспоминается фотограф Михаил Павин с его фотопроектом «Моя любимая натурщица», он один из ярких и интересных. Супервыставка! Впоследствии из этих фотографий мы сделали перформанс, который прошёл на Корабельной набережной. Большое полотно выставили вдоль подводной лодки! В 2001 году своей выставкой «Новый рай» поразил публику художник Олег Кулик. Сергей Шутов произвёл большой фурор с проектом «Вершки-корешки». Кроме того, выставки местных авторов всегда хорошо принимали – публика восхищалась Сергеем Черкасовым, большой успех был и у наших мэтров реализма. Мы начали знакомить город с современным искусством Франции. В рамках кинофестиваля «Меридианы Тихого» показали уникальную коллекцию Артемия Троицкого, редкие фотографии Юла Бриннера, работы Илоны Гансовской.

А про скандальное… Никогда не забуду инсталляцию Кати Кандыба «Русская Нирвана» с разбросанными семечками на полу. Некоторые зрители ругались и возмущались, однако позже Катину инсталляцию купил Центр современного искусства Москвы.

– В галерее «Арка» за многие годы побывали известные люди. Судя по фотографиям, к вам заходил поэт Дмитрий Быков, рокмузыкант Юрий Шевчук, историк моды Александр Васильев. Они делились с вами впечатлениями?

– Выбор галерейного пути полностью изменил мою жизнь, сделав её частью постоянное общение с широким кругом людей, в том числе и знаменитостями. Знаете, большинство приезжих удивлялись, что такая галерея существует где-то на краю земли. А если посмотреть с другой стороны, с востока на запад? Галерея «Арка» – место скопления позитивной энергии, здесь любят художников. И мне запомнилось, как однажды художник Сергей Симаков сказал: «Если кому чтото не нравится, можно выйти на улицу, там XX век, а здесь XXI. И мы вошли в это новое время».

Досье

Вера Евгеньевна Глазкова

Родилась – г. Курган, СССР. Образование – Томский политехнический институт им.Кирова, факультет химической технологии. Кандидат химических наук. 1976-2000 г.г. – научный сотрудник лаборатории биотехнологии Тихоокеанского института биоорганической химии ДВО РАН Владивосток. С 2000 года и по настоящее время - собственник и директор, НКО учреждение культуры, «галерея «Арка», г. Владивосток. Награждена почетным знаком «Изобретатель СССР», знаком отличия «За заслуги перед Владивостоком» II степени», кавалер Ордена Искусств и литературы Республики Франция (2019 г.).

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах