Примерное время чтения: 7 минут
158

На средства Цесаревича. Как строили второй владивостокский храм?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. АиФ-Приморье № 41 12/10/2022
Восстановленный храм снова радует Владивосток.
Восстановленный храм снова радует Владивосток. / Дмитрий Анча / Из личного архивa

Сегодня, 12 октября, то есть 29 сентября по старому стилю, исполняется 120 лет освящения второго владивостокского храма – кладбищенской церкви «Покрова пресвятые Богородицы». Разрушенной в 1934 году и восстановленной близко к первоначальному облику в 2004–2007 годах.

Скромный вклад

18 декабря 2016 года рядом с Покровским храмом открыли памятник – бюст последнему русскому императору Николаю II. Как сообщалось, «в память посещения им, ещё цесаревичем, Владивостока в 1891 году»; для чего на постаменте указаны важные мероприятия этого посещения и их даты.

Непонятно, почему памятник с такой «исторической интерпретацией», очутился в Покровском парке, поскольку имеется воссозданная в 2003 году «Арка цесаревича», посвящённая тому самому «Николаевскому визиту» 1891 года. Логичнее было разместить памятник рядом с ней.

Как бы то ни было, но существует действительная, документально подтверждённая связь между Николаем II и Покровским храмом. Если в 2016 году создатели памятника этого не знали, то сейчас самое время о ней напомнить.

Николай II пожертвовал деньги на строительство церкви, что особо упоминалось в 1902 году.

«Телеграмма на имя г. ОберПрокурора Святейшего Синода была послана Его Преосвященством следующего содержания: “Сегодня, 29 сентября, в присутствии представителей администрации и множества молящихся, торжественно освящён мною второй приходской в городе Владивостоке каменный храм во имя Покрова Пресвятыя Богородицы. Сравнительно быстрому окончанию постройки этого храма весьма способствовала Монаршая милость Государя Императора, выразившаяся в пожертвовании на построение его от Царских щедрот 5000 рублей; пожертвование это, значительное само по себе, подвигло на жертвы и местных жителей. Собравшиеся на торжество освящения храма горячо молились Покровительнице рода христианского о здравии и благоденствии своего возлюбленного Государя и Его Августейшего Дома…

(Подписал) Евсевий, Епископ Владивостокский и Камчатский».

Откровенно говоря, вклад Цесаревича в строительство на фоне общей суммы затрат был довольно скромным, но он подал необходимый пример местному обществу, которое собрало нужные средства.

Откровенно говоря, 5000 рублей, при окончательной стоимости строительства в 117800 рублей, – вклад довольно скромный. Но, действительно, важный пример местному обществу, также собравшему за три года 31000 рублей, стройматериалы, «богослужебную утварь» и прочее.

Если дополнить памятник специальной информационной табличкой со словами Евсевия и ответом ему Николая II, то его нахождение рядом с церковью будет восприниматься вполне естественно и исторически обосновано.

Конечно, упоминание «монаршей милости» как важного фактора «сравнительно быстрого окончания постройки храма» – вполне понятное для того времени «верноподданное» преувеличение.

Но сегодня стоит объективно показать настоящих героев этой истории – широко известного архиепископа Евсевия и незаслуженно забытого китайцаподрядчика Хэ Юшена.

Незаслуженно забытые

Строительство Покровского храма – это постоянное преодоление всевозможных малых и больших трудностей и проблем.

Сначала, за неимением сочувствующих богоугодному делу архитекторов, в апреле 1899 года провалился конкурс проектов. Почему члены строительного комитета и комиссии по рассмотрению проектов, отличные специалисты А.А. Гвоздзиовский, И.С. Багинов, К.С. Чернокнижников, И.И. Зеештрандт сами за него не взялись, даже за деньги – непонятно. Посему решено было использовать готовый план уже построенной в городе Благовещенске кладбищенской церкви, каковой, вместе со сметой и всеми расчётами, а также 363 рублями пожертвований, был бесплатно предоставлен благовещенцами в июле.

Затем выяснилось, что среди православных желающих строить церковь не нашлось; среди католиков, протестантов и иудеев, впрочем, тоже. Оно и понятно, если учесть, какими в итоге дополнительными расходами и долгами «обременилось» это начинание. Все-таки тогдашние владивостокские подрядчики-строители были очень умными, прозорливыми и расчётливыми людьми. А пришлая нехристь – китаец Хэ Юшен – наивным простаком, который, наверное, думал, что если он, со своей артелью, «собаку съел» на строительстве точно такой же церкви в Благовещенске, то и во Владивостоке у них всё получится «на раз-два».

В 1900 году, как только оттаяла земля, «хэющеновцы» приступили к работе, а 3-го мая, при большом стечении народа, состоялась торжественная закладка новой церкви, с крестным ходом, литургией… и призывами к присутствовавшим активнее жертвовать на благое дело.

«За постройкой наблюдали приглашённые архитекторы: сначала Багинов, Ющенков, Мешков (бесплатно), а потом Петровский (последний получал 200 руб. в месяц)».

Цессаревич Николай сделал немало и для церкви.
Цессаревич Николай сделал немало и для церкви. Фото: Из личного архивa/ Дмитрий Анча

 

Сначала все было хорошо… Но уже в июле 1900 года выяснилось, что деньги закончились. А ещё, как на грех, в Китае началось так называемое «Боксёрское восстание», спровоцировавшее многотысячный «исход» китайского народа из Владивостока. От Хэ Юшена тоже сбежала часть каменщиков, но он сохранил «костяк бригады» и продолжил работу.

То, что строительство не «накрылось медным тазом», в печати того времени подавалось исключительно как заслуга архиепископа Евсевия, «благодаря его умению обходиться с людьми вообще и в частности с подрядчиком Хэ Юшеном, который из уважения к Преосвященному согласился подождать уплаты следуемых ему за работу денег».

Бесспорно, архиепископ Евсевий (в миру Е.И. Никольский) – личность для Приморья и России выдающаяся. Его усилия в деле строительства Покровской церкви трудно переоценить.

Но, помилуй Бог, как можно было «упустить из виду» несчастных строителей-китайцев, горбатившихся за гроши в обстановке хронического безденежья и получивших окончательный расчёт много позже завершения строительства.

За верность делу

Ведь могли же журналисты «Владивостокских Епархиальных Ведомостей» да и сам Евсевий по справедливости оценить моральные качества и даже благородство Хэ Юшена и его людей, продолживших работать фактически за еду среди всеобщего панического бегства соплеменников, военного положения и «угара» антикитайской мобилизации? Хотя о чём это я? Они ведь даже некрещёные. При всём уважении к Евсевию со стороны Хэ Юшена, с такой «кредитной историей» никакого красноречия не хватит два года удерживать рабочих практически задаром. Они высокопрофессиональные каменщики, специально зазванные во Владивосток на большие заработки. Хэ Юшен – им начальник, пока деньги платит, а без денег они с ним быстро разберутся. И уж если они остались, то только по собственной доброй воле. Что для «китайской истории» Владивостока случай беспрецедентный! Обратных примеров сколько угодно: с оставлением стройки, с повальной «реквизицией» и распродажей инвентаря и материалов, с захватами и пытками своих подрядчиков для «погашения задолженности по зарплате», их убийством, если денег не оказывалось, и с дальнейшим уходом в Китай, «ищисвищи, преосвященнейший».

В конце концов все закончилось хорошо, и в сентябре 1902 года Покровская церковь, пока ещё с временными деревянными крестами и долгом в 83500 рублей, была открыта на радость всему православному люду.

В заключение необходимо повторить уже высказанную раньше мысль, что без энергии, настойчивости, забот Преосвященнейшего Евсевия дело построения означенного храма было бы отложено на неопределённое время и если этот храм выстроен, то только благодаря ему.

Что касается Хэ Юшена, разве в описании торжества его имя, хотя бы мельком, упоминается? Нет. А на нет и благодарности нет… ни ему, ни его рабочим.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах