Примерное время чтения: 8 минут
187

«Хештег» по-русски. Филолог о том, зачем нам реформировать орфографию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Приморье № 46 17/11/2021
Реформа орфографии приведёт в порядок спорные моменты употребления новых слов.
Реформа орфографии приведёт в порядок спорные моменты употребления новых слов. / Александр Колегов / АиФ

Стоит ли нервничать пуристам и ликовать сторонникам современного и прогрессивного в словесности? Откуда, как и почему появляются неологизмы и надолго ли остаются в языке? Чего ждать от очередного Тотального диктанта, и кто напишет текст для всеобщей проверки грамотности?

 

На эти и другие вопросы ответила кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Дальневосточного федерального университета, член Филологического совета Тотального диктанта Наталья Милянчук.

 

Пора договорённостей

Александр Колегов: Наталья Сергеевна, что же это за новая реформа и чего от неё ждать?

Наталья Милянчук: То, о чём идёт речь, не является реформой русского языка, а будет не более чем доработкой норм орфографии. Язык вообще нельзя реформировать. Мы не можем договориться перестать склонять существительные или начать спрягать какой-то глагол не так, как привыкли. Это невозможно. Само словосочетание «реформа русского языка» – нонсенс. Такого не бывает. А вот реформа орфографии возможна.

- В чём суть изменений?

– В том, чтобы коллективно договориться о нормативном варианте написания каких-то слов или групп однотипных слов. В языке от этого ничего не изменится. Если слово «парашют» мы начнём писать через букву «У», а не, как сейчас принято, через букву «Ю», то произношение самого слова не изменится, как и его звуковой состав и лексическое значение – оно как означало приспособление для спуска с высоты на землю, так и будет его означать. Не изменится и грамматика: слово как склонялось – парашют, парашюта, парашюту и так далее, так и будет склоняться.

- Как часто происходят подобные нововведения?

– Последняя реформа русской орфографии была проведена в 1956 году. С тех пор в русском языке появилось много новых слов, и их написание фиксировалось в словарях, справочники по орфографии тоже регулярно обновлялись. Но назрела необходимость внести определённые дополнения и уточнения в свод орфографических правил. И, насколько мне известно, принято решение не реформировать русскую орфографию, а подготовить проект современного свода правил, потому что ныне действующий свод каких-то новых явлений, сложившихся в письменной речевой практике, не учитывает.

- А что такое свод правил?

– Свод – это систематизированное изложение правил, которое служит нормативной основой для остальных описаний. В справочнике Д. Э. Розенталя или в полном академическом справочнике «Правила русской орфографии и пунктуации» под редакцией В. В. Лопатина написаны разные варианты изложения одних и тех же правил. А в 1956 году было изменено само содержание правил: отменены некоторые старые орфографические нормы и введены новые. До этого правильным было слитное написание «повидимому», а после стало – дефисное написание «по-видимому».

В нынешней ситуации предлагается не столько реформирование, сколько уточнение и дополнение норм орфографии. Потому что существующие справочники не охватывают всех проблем в написании, возникших в последние десятилетия. Появилось очень много заимствованных слов, и непонятно, как писать, допустим, «кол(л)-центр» – с одной или с двумя «Л», с дефисом или без? То же самое можно сказать о таких словах, как «масс-медиа» или «массмедиа»; «хэштэг», «хэштег» или «хештег»; «Интернет» или «интернет». Специалисты должны договориться, как их писать, а словари и справочники должны отражать это написание.

Вопросы новояза

- Борцы за чистоту языка отмечают его «замусоривание» заимствованиями. Откуда берутся все эти новые выражения?

– Слова часто приходят к нам из профессиональной среды. Там иностранная терминология активно и широко используется для обсуждения узкоспециальных явлений, и это удобно, потому что термин позволяет коротко и точно выражать суть явления, у которого может и не быть исконного названия. А если явление начинает интересовать широкие массы, термин выходит за рамки профессиональной сферы и становится частью языка повседневного общения. К примеру, из психологии пришёл в нашу речь термин «буллинг», потому что актуальна проблема, которая обозначается этим словом. В русском языке для неё точного наименования не было, слово «травля» – не то же самое, что «буллинг».

- Нельзя ли обойтись без новояза?

– Негодование тех, кто сталкивается с новыми словами, связано с непонятностью этих слов. Непонятное кажется чуждым и ненужным. И возникает желание потребовать убрать их из лексикона.

Если заглянуть в выпуск серии словарей «Новое в русской лексике», допустим, за 1980-е годы, мы обнаружим, что многие из новых на тот момент слов до сегодняшнего дня не дожили или стали «памятниками эпохи». И не все из сегодняшних языковых новаций сохранят актуальность на долгие годы.

- И всё же эта лексика активно продвигается в обществе. Почему?

– Многие люди используют эти слова не потому, что они необходимы им для выражения смысла, а потому, что им кажется, что такая лексика повышает статус говорящего, так сказать, облагораживает его имидж. По этой логике, если использовать англоязычные слова, окружающие примут тебя за интеллектуала. Кстати, социолингвисты отмечают, что злоупотребление заимствованной лексикой характерно для мужчин, претендующих на высокий социальный статус. Видимо, это придаёт их речевому портрету особую респектабельность.

Такие слова употребляют и в качестве сигнала принадлежности к определённой группе. Например, если говорить «образовательный трек» или «развитие софт скиллс», то окружающие подумают, что ты разбираешься в новых образовательных технологиях, и неважно, так ли это. А для демонстрации продвинутости употребляй побольше непонятных англоязычных слов, желательно вообще не адаптируя их. Но будь готов, что это будет раздражать тех, кто не относится и не хочет относиться к столь желанной для тебя категории.

В ХIХ веке наши соотечественники тоже «украшали» свою речь. Чаще – французскими словами, сегодня – английскими.

Но есть много новых заимствований, которые действительно помогают более точно выразить то, что нам необходимо. И у таких слов гораздо больше шансов закрепиться в русском языке.

«Диктаторские» опыты

- Состоявшийся весной Тотальный диктант сопровождался демонстрацией фильма по мотивам произведения, текст которого было предложено написать. Новинку восприняли неоднозначно. Организаторы будут повторять эксперимент?

– Признаюсь, мне самой показалось, что художественная экранизация текста диктанта слишком навязывает участникам интерпретацию его смысла. Восприятие письменного текста позволяет читателю самому рисовать в сознании какие-то образы, характеры, даёт возможность трактовать поступки героев. А в фильме все акценты чётко расставлены, и в итоге получился не совсем тот смысл, который, к примеру, видела я в тексте Д. Глуховского. Но я видела также, что многим участникам диктанта фильм понравился, он создал особую атмосферу, людям было приятно смотреть на любимых актёров, которые хотели внести свой творческий вклад в наше общее дело. И мы благодарны создателям фильма за их бескорыстный труд и мастерство.

- Выбор Дмитрия Глуховского – писателя-фантаста – на роль автора диктанта многих удивил. Вы, как член команды диктанта, не жалеете об этом?

– А почему я должна об этом жалеть? Дмитрий Глуховский – известный писатель, имеющий широкую аудиторию. И почему автором Тотального диктанта не может быть фантаст? В 2010 году создателем первого авторского текста диктанта стал Борис Стругацкий. Я считаю, что авторами Тотального диктанта должны быть разнообразные писатели, и чем больше они отличаются друг от друга, тем лучше. Главное – чтобы текст был достойный и ранее не публиковавшийся. Обоим этим требованиям текст Глуховского отвечал. И вопреки ожиданиям, он написал для диктанта не антиутопию, а нетипичную для него реалистичную психологическую новеллу. И, безусловно, стал ещё одной яркой фигурой в «клубе» авторов Тотального диктанта.

- Кто будет автором следующего Тотального диктанта, уже известно?

– Автор этого года – Марина Степнова. Сейчас я нахожусь под впечатлением от её нового романа «Сад». Что сказать? Чудесно написано – сочно, плотно, абсолютно понятным и в то же время каким-то нездешним языком. Яркие, мощные характеры – глаз не оторвать, и развитие сюжетной линии всё время держит в напряжении. В моём представлении такой и должна быть литература – забирает с первой страницы и не отпускает до самого конца. Разумеется, диктант мы будем писать по новому тексту, который сейчас находится в процессе подготовки, и это, вне всякого сомнения, будет ещё один образец хорошей русской литературы.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах